Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

А на нейтральной полосе цветы необычайной красоты...

10.03.2008 | Барабанов Илья , Морарь Наталья | № 10 от 10 марта 2008 года

История четы Морарь — Барабанов в зеркале российского законодательства

Зоны прилета в международные аэропорты могли бы стать местом для «Сталкера» Андрея Тарковского. Это вроде бы Россия — и не совсем. Здесь вроде бы действует Конституция, но не всегда и не для всех. В особенностях пребывания на «нейтральной территории» разобрался The New Times

С нейтральной, стерильной, транзитной зоной знаком каждый, кто хоть раз совершал международные перелеты. Так принято называть помещение до паспортного контроля, когда фактически вы уже находитесь на территории государства, но де-юре еще не пересекли границу — линию паспортного контроля. Большинство об этой зоне и слышать не слышали или в ней не бывали. Н о есть и такие, для которых транзитная зона становится временным домом. «Здесь кончается привычная жизнь и начинается совершенно другая. В промежутке заведомо не действуют обычные правила безопасности. С двух сторон держат под прицелом. Понравишься — пройдешь, вызовешь подозрения — стрельнут, — писал анонимный пользователь на одном из интернет-форумов в 2000 году. — Когда я первый раз летел, в нейтральной зоне аэропорта Шереметьево жили беженцы из Сомали. Д авно жили. Прилетели откудато без виз, а куда их девать — никто не знал, и не особенно беспокоился, по-видимому». В 2003 году в том же Шереметьево даже думали строить специальную гостиницу для таких жителей. Тогда транзитные залы аэропорта обживали арабы, индийцы, пакистанцы. Жил несколько месяцев даже гражданин Сьерра-Леоне.

Конституция для избранных

Оказаться в транзитной зоне вы можете, например, если вас подозревают в совершении какого-нибудь правонарушения. Н о в этом случае вас задержат, отправят в камеру временного содержания. Все правила по кормлению, обеспечению ночлегом и прогулками на свежем воздухе, которые действуют в отношении обычных заключенных, будут распространяться и на вас. В случае с беженцами все сложнее. У них нет статуса задержанных, поскольку они ничего не нарушали. Та же история и с гражданами, которым по какимто причинам отказали во въезде на территорию страны. Вы не преступник. Просто кем-то принято решение о нежелательности вашего нахождения в стране. Что делать?

Бывшая судья Конституционного суда Тамара Морщакова объясняет: «На этой территории Конституция все равно действует. В ней есть два оборота: «граждане РФ имеют право» и «каждый имеет право». Если написано «каждый», значит, это касается и россиян, и иностранцев, и лиц без гражданства. Каждый имеет право на жизнь, на медицинскую помощь, на юридическую защиту и т.д.» То есть если вас отказываются кормить — это преступление, если отказываются допускать к вам врача или адвоката — преступление. Но суть «юридического вакуума» нейтральной зоны в том и состоит: вроде бы преступление, а вроде бы и нет. «Есть зоны специального правового регулирования. Например, зоны содержания заключенных. К ним же и относятся эти зоны аэропортов, — говорит адвокат Вадим Прохоров. — Но Конституция там все равно действует. Это — территория РФ с определенным специальным правовым регулированием. Но это не гуляй-поле, где не действуют законы». С юристами, правда, согласны далеко не все. Погранслужба ФСБ — прежде всего.

Бардак в головах

Причина, по которой вам могут отказать в адвокате, враче или в чем угодно еще, пока вы находитесь в этой «зоне отчуждения» международного аэропорта, — в том, что внутриведомственные инструкции и приказы для пограничников важнее, чем Конституция и законы. В статье 22 закона «О Государственной границе» сказано: «На основе нормативного правового акта федерального транспортного органа исполнительной власти начальник аэропорта, аэродрома (...) издает с учетом местных условий согласованный с соответствующими должностными лицами органов и Пограничных войск ФСБ, таможенного и других органов, осуществляющих контроль на государственной границе, приказ (инструкцию), устанавливающий режим в данном пункте пропуска через Государственную границу».

Что значит «с учетом местных условий»? The New Times обзвонил службы погранконтроля крупнейших международных аэропортов с просьбой разъяснить юридический статус территории между самолетом и стойкой паспортного контроля. «Зона между самолетом и паспортным контролем не является территорией Российской Федерации, это зона дополнительных режимных ограничений, — заявил отказавшийся представиться сотрудник юридического отдела погранслужбы аэропорта Домодедово. — Здесь в отношении граждан не действует Конституция РФ». В аэропорту Шереметьево считают иначе: «Это — территория России, Конституция и все российские законы здесь действуют», — сказал дежурный погранотряда. «Ой, а мы не знаем», — сообщили в погранслужбе аэропорта Пулково Санкт-Петербурга. «Вы такие сложные вопросы задаете, что нам надо самим разобраться. Пришлите запрос», — посоветовали в Центре общественных связей Погранслужбы ФСБ. При этом во всех трех аэропортах сошлись в одном: если вам станет плохо, то врача вам позовут, а вот адвоката не пропустят. Особенность «местных условий», вероятно. На них же стоит списать и то, что в зависимости от прихоти пограничников вас могут кормить или не кормить во время вашего пребывания в транзитной зоне, могут предоставлять спальное место, а могут не предоставлять.

Права, законодательно закрепленные за задержанными, не распространяются на тех, кто фактически задержан, но юридически — нет. «Статус задержанного определяется множеством отраслевых актов, но в любом случае, если человек застрял в этой зоне аэропорта, он ограничен в своих передвижениях, так что если не де-юре, то де-факто он является задержанным, — уверен адвокат Прохоров. — Пункт 1 статьи 48 Конституции («Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи») никто не отменял, а все внутриведомственные инструкции по этому поводу можно повесить в сортире на гвоздик». Ни в одном законе четкого определения этой территории аэропорта вы не найдете. Закон «О Государственной границе» дает лишь определение самой границы: «...линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории Российской Федерации» (подробнее о технологии закрытия государственной границы The New Times писал в № 4 от 28 января 2008 года). Так что главная проблема человека, застрявшего в транзитной зоне, — юридическая безграмотность пограничников, действующих на основании собственных внутриведомственных инструкций. Что незаконно. Но — позволено.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.