Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Расклад в верхах

10.03.2008 | Ухов Владимир | № 10 от 10 марта 2008 года

Кто кого подсидит на этот раз

Президентский дискурс и административный ресурс. Предвыборное и послевыборное движение высшей бюрократии кажется броуновским. Однако при внешней бессистемности оно остается под контролем Владимира Путина

За предвыборную и послевыборную недели чопорная и внешне дисциплинированная федеральная номенклатура превратилась в разношерстный, ожесточенно грызущийся вассалитет. Обожествляемая вертикаль власти, стоило Путину сделать шаг за порог своих апартаментов, рассыпалась, как виртуальная инсталляция. Пользуясь междуцарствием как уникальным «коридором возможностей», властные кланы спешно захватывают министерские этажи, чистят их от чужих креатур. Наводят информационные калибры, торпедируют инициативы конкурентов.

Сурков делает первый ход

Вроде не нужно быть семи пядей во лбу,чтобы понять политический дискурс президентской кампании. Избыточное использование административного ресурса носило явно демонстративный характер. Преемник должен был зарубить на своем рафинированном юридическом носу, что никаких не то что 70%, а и скромных 40% он бы ни за что не собрал, когда бы на него не работала вся пропагандистская машина Кремля в центре и на местах. Она добилась четырнадцатикратного превосходства Медведева в эфире федеральных телеканалов над ближайшим конкурентом — лидером КПРФ Геннадием Зюгановым. Она «рулила» и самими конкурентами, которые вынужденно отказались от полемики с преемником. Она обеспечила, назовем это так, рекордную явку к урнам помраченного инфляцией населения. Теперь путем регулярных соцопросов она четко поясняет будущему президенту, кто, по мнению народа, будет в стране главным: он или Путин. И наконец, запредельное, попирающее с десяток федеральных законов использование адмресурса сверху донизу задокументировано. И в случае чего может быть использовано как орудие против зарвавшегося преемника. Понял ли все это сам Медведев? В Кремле утверждают, что не сразу.

Подобно бесстрашному Буратино, сорвавшему со стены в каморке Папы Карло грубо нарисованный очаг, раскрыть глаза преемнику еще с месяц назад попытался не кто иной, как замглавы администрации Владислав Сурков. Конкретно речь шла о снятии с эфира фильма «Неизвестный Жириновский», широко разрекламированная премьера которого должна была состояться на телеканале НТВ 16 февраля. Близкие к Суркову политтехнологи называют фильм «диверсией силовиков» и «чистой подставой». Он повествовал о многомиллионном состоянии лидера ЛДПР, о его дивном гардеробе, его походах в гей-клубы и о том, как он в свое время убеждал президента США Джорджа Буша не бомбить Ирак, а «лучше вместе е… по Тбилиси». Столь насыщенный блокбастер о конкуренте, убеждал преемника Сурков, определенно не украсит его, Дмитрия Анатольевича, собственную предвыборную кампанию. Особенно в глазах западной общественности. Главный пиарщик Кремля клонил к тому, что с ним-то, Сурковым, во главе администрации будущий президент уж точно не попадет впросак.

Фильм сняли с эфира. Замглавы администрации даже позволили осуществить маленькую революцию в Центризбиркоме. С его подачи 26 февраля ЦИК большинством голосов сформировал рабочую группу из постоянных членов ЦИК, которая получила исключительный доступ к протоколам региональных избиркомов, материалам анализа особых мнений их членов и иным приложенным к протоколам документам. Группу возглавили зампред Центризбиркома лояльный к Суркову Станислав Вавилов и два близких соратника Владислава Юрьевича — члены ЦИК Геннадий Райков и Леонид Ивлев. Иными словами, только люди Суркова в ночь подсчета голосов увидели то, что никому другому лучше было не видеть.

Путин сомневается

В Центризбиркоме случившееся поняли как жестокое поражение главы ЦИК Владимира Чурова и поддерживающего его «на плаву» руководителя администрации Сергея Собянина. Однако, в отличие от дерзновенного Буратино, поста художественного руководителя здешнего кукольного театра Сурков на этом пока не выиграл.

Как назло, параллельно развернулась интрига вокруг поста руководителя телеканала «Россия». Владислав Юрьевич и здесь не смог остаться в стороне. Антона Златопольского, а заодно и его начальника — гендиректора ВГТРК Олега Добродеева, едва не сделали ответчиками за глумление над памятью покойного премьера Сербии Зорана Джинджича, названного «западной марионеткой». Соответствующий телеэпизод в новостях от 21 февраля стал причиной российско-сербского дипломатического скандала. Расхлебывать который пришлось самому Медведеву в ходе визита в Белград 25 февраля.

Тут подковерные ристалища «сурковских», «собянинских» и «сечинских» уже переполнили чашу терпения Путина. Сербия — ключевой участник проекта «Южный поток». Не хватало еще из-за интриг кремлевских топ-чиновников испортить отношения с Борисом Тадичем.

По слухам, 29 февраля глава государства имел длительную беседу с председателем совета директоров РАО ЕЭС Александром Волошиным. Бывший глава кремлевского штаба якобы среди прочего предложил Путину сделать руководителем администрации компромиссную фигуру — помощника президента Игоря Шувалова. Этот приближенный к Медведеву чиновник считается креатурой Волошина. Говорят, Путин слушал своего паладина вполне благосклонно, однако ничего не обещал.

Общаясь с журналистами в ночь презентации итогов президентских выборов, Сергей Собянин с присущей ему римской определенностью суждений подчеркнул, что он может возглавить администрацию, а может и не возглавить. В итоге, не исключают в Кремле, Владимир Владимирович может порекомендовать преемнику не менять Сергея Семеновича на столь важном посту. Но может и не порекомендовать...

Кудрин идет ва-банк

Пока для Путина перестраивают апартаменты на пятом этаже Белого дома (там должно найтись место для спортзала с сауной, джус-баром и иных предприятий бьютииндустрии, а также для кабинета начальника Службы безопасности президента Виктора Золотова), второй по значению национальный кукольный театр переживает наиболее искрометные дни своей жизни. Реорганизация правительства — редкостный шанс для соперничающих кланов усилить свои позиции.

Только администрация купировала попытку Минфина принять участие в «распиле» Минэкономразвития, как руководство финансового ведомства публично отказалось немедленно начать проработку анонсированного Путиным и Медведевым снижения НДС либо замены его налогом с продаж (об экономическом смысле интриги — на стр. 33). В подоплеке этого предложения, убеждены в Минфине, — желание ряда влиятельных лоббистских групп запустить руку в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Ничем иным, кроме средств двух этих фондов, заменить прогнозируемые 800-миллиардные потери федерального бюджета от снижения НДС невозможно. Одновременно (под предлогом опасности создания льготных налоговых режимов для избранных компаний) Минэкономразвития сорвало разработку предложений Медведева по дифференциации экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Утешительным призом для преемника стало назначение близких ему чиновников Андрея Клепача и Станислава Воскресенского на посты заместителей министра экономического развития и торговли.

Вице-премьер и глава Минфина Алексей Кудрин позволил себе и другую, немыслимую в обычные времена дерзость. Пользуясь ослаблением премьера Виктора Зубкова, он добился увольнения из Федеральной налоговой службы начальника правового управления Антона Устинова: он принадлежал к клану Игоря Сечина и считается архитектором «дела ЮКОСа» и одним из организаторов налогового «террора» против ряда промышленных отраслей.

Артемьев и «Рособоронвсё»

Тем временем в Белом доме, говорят слухмейкеры, поднял голову еще один оппонент Медведева — руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. 6 февраля он в очередной раз подверг жесткой критике давно опекаемого Медведевым цементного монополиста — холдинг «Евроцемент » Филарета Гальчева и Михаила Скорохода. 16 февраля Артемьев выступил против предложения Медведева «вместо существующей сегодня бюрократической структуры [в дорожной отрасли] создать акционерное общество, принадлежащее государству». На последнем заседании коллегии ФАС храбрый Игорь Юрьевич даже упомянул владельцев банка «Россия» Юрия Ковальчука и Николая Шамалова как главных лоббистов создания «Росавтодора». Наконец, 26 февраля представители «Газпрома» и СУЭК подписали соглашение, фиксирующее основные условия объединения электроэнергетических и угольных активов обеих компаний. Сделка лоббировалась Медведевым, который лично участвовал в переговорах с хозяевами СУЭК Андреем Мельниченко и Сергеем Поповым. Однако уже 27 февраля Артемьев заявил, что ФАС обяжет «Газпром» и СУЭК продать ряд угольных, энергетических и газовых активов в регионах, дабы обеспечить «сбалансированность по конкуренции».

Симптоматично, что Путин не то что не покарал осмелевших министров, но даже не пожурил. Ведь тем самым преемнику особенно предметно дается понять, что Белый дом останется исключительной вотчиной Владимира Владимировича. Только с ним будут решаться ключевые вопросы. По этой же причине уходящий президент демонстративно не стал ни одергивать главу «Транснефти» Николая Токарева (вопреки прямому указанию Медведева тот заявил о переносе сроков строительства нефтепровода ВСТО на конец будущего года), ни вмешиваться в ссору гендиректора «Ростехнологий» Сергея Чемезова с первым вице-премьером Сергеем Ивановым. Последний отказался поддержать план своего бывшего союзника по формированию имущественного взноса РФ из госпакетов акций 250 предприятий. Иванов предложил сначала сформировать четыре холдинга со 100-процентным госучастием из оборонных предприятий, а затем передать часть их акций «Ростехнологиям ». Пусть Чемезов, снискавший себе аппаратное прозвище «Рособоронвсё», торопится, боясь, что Медведев расстроит его планы. Это, кстати, Чемезову полезно.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.