Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Триумф гастарбайтеров

08.09.2008 | Грацианский Сергей | № 36 от 8 сентября 2008 года

Третий мир захватил Венецианский кинофестиваль
Эмигранты и безумцы. В Венеции завершился международный кинофестиваль. Общая картина такова: современное кино переполнено сумасшедшими, лучшие фильмы снимают эмигранты, а последний фестиваль — один из самых слабых за свою 65-летнюю историю

Звезд, посетивших остров Лидо за 11 дней фестиваля, можно было сосчитать на пальцах двух рук, а хорошие картины в конкурсной программе стали появляться лишь ближе к концу. «Такого плохого фестиваля не было уже много лет», — ворчали журналисты, лежа на пляже. Благо, с погодой им повезло...

Триумф гастарбайтеров

Судя по фильмам, отобранным в главный конкурс Мостры, в европейском кино дела идут хуже некуда: из семи картин лишь итальянская лента «Папа Джованны» Пупи Авати была действительно достойна внимания. В Японии новых имен не появляется, зато по-gрежнему сильны уже признанные мастера: Такеши Китано, Хаяо Миядзаки и Мамору Осии. Приятных открытий нам стоит ждать из Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока. Кроме того, самые талантливые режиссеры уже перебрались из стран третьего мира в США и там с успехом снимают фильмы про бывших соотечественников. Ярчайший тому пример — уроженец Эфиопии Хайле Герима. Живет в Америке, а свой последний фильм «Теза» посвятил африканскому врачу. Главный герой в 1980-е учился в Берлине и мечтал устроить на родине социалистическую революцию, потом отправился в Аддис-Абебу сражаться с болезнями, но не нашел общего языка с пришедшим к власти пролетариатом. Сбежал в Германию, но был выброшен из окна подростками-расистами. Инвалидом вернулся в родную деревню, но столкнулся с чуть ли не языческим мировоззрением соплеменников. В 140-минутной «Тезе» политическая актуальность сюжета сочетается с режиссерским мастерством. Фильм о жизни современных индейцев «Наблюдающие за птицами» — пример из того же ряда: он снят еще одним эмигрантом, теперь уже из Аргентины, Марко Бечисом.

Дикие сердцем
Возможно, самое сильное впечатление на зрителей произвела голливудская звезда Энн Хэтауэй. В драме Джонатана Демме «Рэйчел выходит замуж» она сыграла наркоманку, которую отпускают из клиники на свадьбу старшей сестры. Она одинаково болезненно воспринимает как внимание к своей персоне, так и попытки родни делать вид, что с ней все нормально. А так как с девушкой связана давняя семейная трагедия, то волей-неволей праздник превращается в болезненное для всех выяснение отношений. Микки Рурк доказал, что он еще в хорошей форме: сыграл борца, который, пережив сердечный приступ, вынужден начать новую жизнь (фильм «Рестлер» Даррена Аронофски показывали в последний день фестиваля).
Еще один фаворит Мостры — итальянский актер Сильвио Орландо. В «Папе Джованны» он сыграл нежного отца страшненькой девушки, который упорно внушал дочке, что она — объект мужского вожделения. Когда она из ревности убила одноклассницу и была признана невменяемой, папа оказался единственным, кто не бросил несчастную в психбольнице. 65-я Мостра вообще была богата на сумасшедших или находящихся на грани нервного срыва героев. Вот и в фильме «Вегас: реальная история» рассказывается об отце семейства, который никак не мог выиграть в казино, но вдруг узнал, что на его крошеч ном участке зарыт клад. Последующие полтора часа герой ожесточенно роет землю. Захватывающее, между прочим, зрелище.

Записки врача
В контекст одержимости вписывается и герой нашего «Бумажного солдата» — фильма Алексея Германа-младшего. Врач, готовящий к полету первых космонавтов, содрогается от недобрых предчувствий, но во имя светлого будущего готов принести в жертву и себя, и любящих его женщин, и мальчишек-летчиков. Вряд ли Герман-младший ставил перед собой задачу развенчать образ шестидесятников-интеллигентов-идеалистов, но именно это у него и получилось. Светлое будущее не наступает, люди гибнут просто так. Единственный по-настоящему живой человек в картине — героиня Чулпан Хаматовой — остается ни с чем: без мужа, без детей, без надежд.
Герману, конечно, не повезло. Картину на фестивале рассматривали исключительно в контексте российско-грузинского конфликта. Вместо того чтобы рассказывать о своей работе, режиссеру приходилось отбиваться от вопросов о Грузии. Хотя отборщики Мостры, сами того не подозревая, заранее ответили на все вопросы. В Венеции Россию представляли два фильма: в первом, «Бумажном солдате», главную роль играет грузин Мераб Нинидзе (его монолог читайте на стр. 6), режиссера второго фильма — «Дикое поле» — зовут Михаил Ка латозишвили. Что тут еще можно добавить?
«Дикое поле» было представлено в программе «Горизонты». И надо сказать, очень достойно смотрелось на общем фоне фестиваля. Это пронзительная драма, лишенная политического подтекста. Если, конечно, не считать таковым горький упрек одного из героев: «Господи, если ты оставил Россию, то почему не убил нас всех сразу? А если не оставил, то почему ты молчишь?


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.