Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Потеря памяти

12.07.2009 | Петров Никита , Морарь Наталья | №27 от 13.07.09

Решение ОБСЕ уравнять жертв сталинизма и нацизма вызвало гневную реакцию в Москве

Два пути проститься с прошлым. Решение ОБСЕ уравнять жертвы сталинизма и нацизма вызвало резкую реакцию в Москве. Европейские и российские парламентарии слишком по-разному трактуют историю. Где проходит водораздел — выяснял The New Times

23 августа, в день 70-летия подписания пакта Молотова—Риббентропа, Европа впервые отметит «день памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней». Такое решение было принято 3 июля, когда Парламентская ассамблея ОБСЕ в Вильнюсе по почину делегатов от Литвы и Словении утвердила резолюцию «Воссоединение разделенной Европы: поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке». «В XX веке европейские страны испытали на себе два мощных тоталитарных режима — нацистский и сталинский, которые несли с собой геноцид, нарушения прав и свобод человека, военные преступления и преступления против человечества», констатировала ассамблея и призвала все европейские государства «четко и безоговорочно осудить тоталитаризм», «открыть свои исторические и политические архивы» и поощрять деятельность неправительственных организаций, «проводящих исследовательскую и просветительскую работу о преступлениях тоталитарных режимов». Автор проекта, принятого ассамблеей за основу, — депутат от Словении Роберто Баттелли, заручившийся подписями более 20 делегатов из пяти стран. С похожим предложением выступали также литовские делегаты, но Парламентская ассамблея приняла к рассмотрению вариант Баттелли, внесенный первым. Литовцам пришлось вносить свои пожелания в виде поправок, а депутат литовского сейма Вилия Алекнайте-Абрамикене, известная инициативами по запрету использования советской символики, стала даже соавтором итогового текста.
Российская делегация во главе с зампредом Комитета Госдумы по международным делам Александром Козловским предприняла немало попыток, чтобы хоть как-то смягчить формулировки, однако сделать этого так и не удалось. «Российская делегация внесла 5–6 поправок, но лишь одна была принята к рассмотрению. Остальные не соответствовали необходимым условиям — наличие подписей как минимум двух стран, — рассказал в интервью The New Times директор по коммуникациям Парламентской ассамблеи ОБСЕ Клас Бергман. — Позже россияне отозвали и эту поправку». Единственным успехом российской стороны можно считать сов­местное заявление коммунистов — членов Парламентской ассамблеи ОБСЕ. «Это грубая попытка переписать историю и отрицать огромный вклад Советского Союза в победу над нацизмом», — говорится в заявлении, которое подписали коммунисты из Греции, Франции, Кипра, Сан-Марино и Богемии и Моравии. Они же поддержали Россию во время пленарного голосования, при котором всего 8 голосов было подано «против» при абсолютном большинстве — 213 голосов — «за».


На оригинальном плакате 1927 года было написано: «Наш ответ Чемберлену»

Появление резолюции именно сейчас российская делегация считает политически мотивированным. В сентябре премьер-министр Владимир Путин намерен посетить в Польше мероприятия, приуроченные к началу Второй мировой войны, и демарш ассамблеи — своеобразный укол, уверены российские парламентарии. Однако Роберто Баттелли уверяет, что единственная причина принятия ее именно в этом году — символизм дат: 20-летие со дня падения Берлинской стены, 70-летие подписания пакта Молотова—Риббентропа. В международном секретариате Парламентской ассамблеи журналу The New Times эту информацию подтвердили. «Все, что нам известно о возможных причинах принятия резолюции именно сейчас, это приближающаяся дата падения Берлинской стены», — отметил Клас Бергман.

Наш ответ Керзону

Глава российской делегации на сессии ассамб­леи Александр Козловский отреагировал немедленно: «Отождествление нацизма и победившего его сталинского строя является извращением истории». Российский МИД чуть позже сделал уже официальное заявление: Россия считает резолюцию недопустимой. Мотивировать неудовольствие российских властей поручено было тандему Совета Федерации и Государственной думы РФ. В принятом ими 7 июля заявлении с негодованием отметается «едва прикрытая попытка поставить на одну доску» нацистскую Германию и СССР. Аргументация парламентариев проста: Советский Союз — один из главных участников антигитлеровской коалиции и учредителей ООН, да и вообще такое сопоставление является «прямым оскорблением памяти миллионов наших соотечественников, отдавших в годы Второй мировой войны свои жизни за освобождение Европы...» Ответ депутатов и сенаторов ясно показывает, что российская власть по-прежнему мыслит категориями идеологического противостояния, ей всюду видится «идеологическая диверсия».

Коренное несходство

В резолюции ОБСЕ нет и намека на «оскорб­ление памяти» или попытку «очернить победителей и реабилитировать преступников и их пособников». Наоборот, в резолюции прямо высказано осуждение попыток восхваления нацистского или сталинского прошлого.
Но, очевидно, из исторической памяти отечественных законодателей многое выпало. В частности, тот факт, что после освобождения от нацистов не все стали жить «в мирной и свободной Европе», как они утверждают. В странах Центральной и Восточной Европы, куда вошла Красная армия, были установлены тоталитарные режимы, начались политические репрессии, показательные судебные процессы и расстрелы.* * См., например, «Советский фактор в Восточной Европе. 1944–1953 гг. Сборник документов в 2-х томах. Москва: РОССПЭ­Н, 1999–2002. А многое эта память представляет превратно. Характерна отсылка к Мюнхенскому сговору, который, по мнению российских парламентариев, развязал руки Гитлеру и предопределил направление его агрессии на восток. Это единственный в арсенале наших госпатриотов аргумент для оправдания пакта между СССР и нацистской Германией. Аргумент неубедительный (см. справку на полях). Мюнхенское соглашение, вне всякого сомнения, — свидетельство позорной слабости Европы. Но и о сходстве в поведении лидеров западных демократий и советских вождей говорить не приходится. В одном случае Великобритания и Франция спасовали перед агрессором, в другом — СССР, заключив секретный протокол 23 августа 1939 г., стал союзником нацистской Германии и принял участие в дележе и захвате сопредельных стран. Именно это соглашение СССР и Германии положило начало Второй мировой войне, и оба режима несут за это равную ответственность. В ноябре 1940 года Молотов прибыл в Берлин с предложениями по дальнейшему разделу сфер влияния. Наркоминдел должен был убедить Германию устранить «всякие трудности» и препятствия для присоединения Финляндии к СССР и отнесения Болгарии к сфере интересов СССР, с вводом туда советских войск. Но тут пути Гитлера и Сталина разошлись. И советские предложения о совместном дележе Европы оказались основательно вытравлены из памяти потомков.

К вящей славе Отечества

Избирательное отношение к фактам прошлого — не новость. После краткого перерыва в 1987–1999 годах этот «прагматический подход» сегодня вновь набирает силу. Со всех идеологических амвонов раздается: «Нам нужна славная история!» А если та история, что имеется, не отвечает целям прославления Отечества, то — подправим, затушуем, дадим «правильное» объяснение. И тогда даже са­мые «черные страницы» наших летописей не будут мешать делу патриотического воспитания подрас­тающего поколения. Эту вполне утилитарную цель уже совершенно откровенно и конкретно поставили перед учителями авторы методической монографии «Школьный учебник истории и государственная политика» (В.Э. Багдасарян и др., М.: «Научный эксперт», 2009), выпущенной Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, состоящего под научным руководством нашего главного железнодорожника Владимира Якунина (он, впрочем, заодно возглавляет и Центр национальной славы России). Преподносить историю советского периода в школе надлежит, держа курс на «государственно-патриотические ценностные ориентиры» (стр. 357). Ориентиры тут же и объяснены: «Глобальное соперничество государств в современном мире... начинается со школьной скамьи», а «преднамеренная негативизация за рубежом российского исторического прошлого является одним из приемов борьбы против России» (стр. 360).
Появление такой «методички» — явление высокознаменательное ввиду особой влиятельности господина Якунина. Теперь совершенно очевидно — воспитательная роль истории отныне будет сведена к формированию новых «государственников».

«Клеветники» и «охранители»

Не учтена только малость. Советская история принципиально не подходит для того, чтобы на ее материале воспитывать высоконравственных «государственников». В ней правыми оказывались всегда те, кто выступал против власти. Александра Солженицына, открывшего миру правду о ГУЛАГе, и многих других клеймили как «наймитов» Запада, лишенных каких-либо патриотических чувств. А теперь всем очевидно, что правы были они, а не сталинско-брежневские «государственники».
Нелегко научить любить Родину, уничтожившую миллионы своих граждан за неправильное социальное происхождение или предосудительные взгляды, выселявшую целые народы, заподозрив их в поголовной нелояльности. И наши новейшие «методисты» избрали самый незамысловатый способ. Дескать, все страны совершали территориальные захваты, везде кого-то репрессировали и т.п. В общем, мы не хуже других. Главное — не хуже! Иначе, не ровен час, объявят преступным государством. Но что же делать с фактами? Множество документов свидетельствует: масштабы советского государственного террора сравнимы лишь с практикой нацизма. Германия свои преступления признала — и стала новой страной. Россия продолжает цепляться за «великое советское прошлое», которое веригами висит на ее ногах и тянет назад.


Если взглянуть на текст соглаше­ния, подписанного Германией, Великобританией, Францией и Италией 29 сентября 1938 года в Мюнхене, можно узнать, что здесь было принято решение о передаче Германии лишь Судетской области, и это должно было стать международной гарантией новой границы Чехословакии и ее защиты от «неспровоцированной агрессии». Франция и Великобритания пытались «умиротворить» агрессора, в чем вскоре раскаялись, но не давали согласия на дальнейшие действия Германии по уничтожению чехословацкой государственности.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.