Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Новый think-tank для Медведева

24.03.2008 | Барабанов Илья | № 12 от 24 марта 2008 года

Кладбище надежд или фабрика грез?

Избранный президент Дмитрий Медведев идет по пути старшего товарища и создает исследовательский центр — Институт современного развития (ИСР), который должен стать фабрикой грядущих реформ. Правда, пока неясно, создает ли этот мозговой трест команда Медведева или же команда старая, ведомая Владиславом Сурковым

И по сути, и по своему составу только что открывшийся Институт современного развития (Дмитрий Медведев возглавил его попечительский совет) очень напоминает знаменитый Центр стратегических разработок (ЦСР) Германа Грефа, созданный в 1999 году в «Александрхаусе» на Б. Якиманке и разрабатывавший программу реформ для Владимира Путина. Среди фигурантов первого публичного заседания ИСР — руководитель экспертного управления президента Аркадий Дворкович и министр экономического развития Эльвира Набиуллина: оба были и в Центре Грефа. На Б. Якиманке (хотя и с разным влиянием и допуском к «телу») в свое время были заметны и Владимир Мау, ныне ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ, и директор Института экономики РАН Руслан Гринберг, и профессор экономфака МГУ Александр Аузан, и научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин — все они дали согласие трудиться в Центре Медведева. Евгений Гонтмахер, тоже принявший предложение избранного президента, осенью 1999 года работал в аппарате правительства — возглавлял департамент социального развития. Назначенный руководить Институтом Игорь Юргенс является действующим вице-президентом «профсоюза олигархов» — РСПП: очевидно, что владельцы «заводов, газет, пароходов» будут счастливы поделиться с новым центром не только интеллектуальным ресурсом. Из тех, кто ранее не был замечен в команде «либералов», в ИСР согласились участвовать министр связи Леонид Рейман и вице-спикер Госдумы Олег Морозов.

Меню стратегий

ЦСР Грефа в начале нового века был центром надежд: сюда несли идеи, здесь спорили и писали программные документы не самые худшие представители российского интеллектуального сообщества. Однако главный труд ЦСР — «Стратегия социально-экономического развития страны до 2010 года» по большому счету стал кладбищем тех надежд и идей, мало что оказалось реализовано. На этом кладбище — надгробия над реформой судебной системы, пенсионной реформой, ЖКХ, реформой армии, административной реформой. По сути, там «лежат» все структурные реформы, которые должны были составить альфу и омегу алкаемой в начале века интеллектуалами «авторитарной модернизации». Модернизации не получилось. Зато с авторитаризмом — полный порядок, грустно говорят собеседники The New Times.

Для Медведева экономисты пишут уже другие доклады. Первый — «К программе социально-экономического развития России (2008–2016)» — уже презентовали. Авторы прописали плохой сценарий, грозящий, по их мнению, экономической катастрофой, и указали, что надо сделать, чтобы к 2020 году Россия окончательно стала «великой державой», а россияне почувствовали, что счастье не просто рядом: оно уже пришло — вот оно. (Подробнее об этом — на стр. 20.) Избранный президент ученых внимательно выслушал. Кремлевские СМИ сообщили о встрече под уже привычным соусом: «Дмитрий Медведев — либерал».

Поговорить в очередной раз о «медведевской оттепели» дало повод как раз создание ИСР, в конце концов, не часто сотрудничать с Кремлем приглашают тех, кто еще вчера писал программы для оппонентов власти, — того же Евгения Гонтмахера, который был доверенным лицом экс-премьера Михаила Касьянова в не случившейся для последнего президентской кампании. Впрочем, по данным собеседника The New Times, созданием института и подбором экспертов занимался не сам Медведев и даже не его команда. Пока ИСР — структура, контролируемая командой Владимира Путина. Хотя в президентской администрации не исключают, что в будущем институт может обрести некоторую независимость. Случится это в том случае, если ИСР докажет свою эффективность и займет первое место среди уже давно функционирующих аналогичных структур, обслуживающих Кремль. А конкуренты у него есть, если и не по интеллектуальному потенциалу, то по административному — вне всяких сомнений. Это прежде всего «Клуб-2020», создаваемый по инициативе «Единой России» и, главное, заместителя главы кремлевской администрации Владислава Суркова. Работать «Клуб-2020» должен начать после инаугурации, на первое заседание клуба ждут Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Правда, за столом с президентами будут не интеллектуалы, а скорее практики пиара, ныне парламентарии — издатель и держатель многих прокремлевских интернет-ресурсов Константин Рыков и бывший пресс-секретарь движения «Наши» Роберт Шлегель.

В отличие от «Клуба-2020», который собирается черпать идеи в «Единой России», в основу Института современного развития легли три структуры: РИО-Центр, экономическая группа «Сигма» и Совет по национальным проектам. РИО-Центр пару лет назад был создан при активном участии отнюдь не славящегося излишним либерализмом Института экономики РАН и Курчатовского института, которым руководит близкий друг Владимира Путина Михаил Ковальчук.

В поисках смысла

Директор Центра политической конъюнктуры России Михаил Виноградов полагает, что ИСР создается в помощь Медведеву, которому необходимо поддерживать имидж человека новой формации. Об этом же говорит и один из членов попечительского совета ИСР Евгений Ясин: «Власть хочет создать мозговой центр, который работал бы на Медведева». Один из создателей группы «Сигма», экономист Александр Аузан объясняет смысл создания института несколько иначе. По словам Аузана, эксперты еще два года назад начали работать над возможными сценариями развития страны. При этом, утверждает Аузан, он и его коллеги апеллировали в первую очередь не к власти, а к обществу. Эксперты исходили из того, что в 2008 году Кремль непременно столкнется с целым рядом проблем в ходе передачи власти от Путина к преемнику, и надо было заранее просчитывать возможные риски. «Окно возможностей приоткроется, и к этому надо быть готовым», сказал тогда Игорь Юргенс, — вспоминает Аузан. — Цель института — создание структуры, которая будет продвигать во власть идеи правильного развития страны». Для эффективности работы, по мнению Аузана, необходима обратная связь между Кремлем и экспертами. А ИСР с Медведевым во главе попечительского совета как раз обеспечивает эту связь. «Речь не идет о сотрудничестве с властью, — особенно подчеркнул Аузан. — Речь идет о диалоге, который мы уже много лет ведем с обществом и властью». Впрочем, другие собеседники The New Times утверждают, что главная задача ИСР — обеспечение нового президента экспертной информацией в условиях, когда основные каналы знания о реальном положении дел в стране находятся под контролем силовиков. «Если Медведев хочет стать не куклой, а реальным президентом, ему просто необходимы свои источники информации. В противном случае он станет заложником тех же силовиков: захотят поделиться с ним информацией — дадут, не захотят — он будет выглядеть мальчиком, которому позволили подержаться за трон».

Есть и другая опасность: что, как бы ни именовался мозговой трест Медведева, им захочет порулить идеолог «суверенной демократии» Владислав Сурков. Тем более что ходят упорные слухи, будто Путин настаивает, чтобы главой администрации преемника стал именно Сурков. Медведев, утверждают, пытается отбиваться, но силы слишком неравны.

Пан или пропал

Насколько окажется эффективным диалог интеллектуалов с властью, о чем говорит профессор Аузан, сказать сложно. История Центра Грефа дает большие основания для пессимизма. Хотя и Аузан, и Ясин считают, что до определенного момента Центр Грефа был вполне эффективен. «Центр Грефа результативно работал примерно до конца 2003 года, — считает Аузан. — Удалось, например, снизить административные барьеры. Но в конце 2003 года произошел перелом». Перелом — это парламентские выборы, на которых с треском провалились демократические партии, и старт «дела ЮКОСа». Однако Аузан, не исключая похожие риски, тем не менее считает, что надо пытаться предлагать Кремлю альтернативы. Во всяком случае, пока не найдут альтернативы интеллектуалам ИСР. Как там у Грибоедова: «Служить бы рад, прислуживаться тошно»? Избегут ли последнего интеллектуалы при Медведеве — возможно, самый главный вопрос.

Евгений Гонтмахер: «Это общественная работа, нас никто не покупает. Понравилось, что в правлении нет ни одного кремлевского политолога. Если же увижу, что ИСР повторяет судьбу Центра Грефа, что КПД от этой работы — ноль, если нашими фамилиями будут просто прикрываться, — уйду. Но пока есть маленькая форточка возможностей, ее надо использовать».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.