Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Заплати за роскошь

12.10.2011 | Алякринская Наталья | № 33 (218) от 10 октября 2011 года

32_490.jpg
Налоги на марше. Госдума планирует внести в налоговое законодательство изменения, касающиеся физических лиц. Смысл нововведений — богатые должны делиться с государством щедрее. Кого государство считает богатыми и какие сюрпризы ждут граждан в фискальной сфере — выяснял The New Times

Старт грядущим налоговым преобразованиям дал Владимир Путин в своей речи на недавнем съезде «Единой России». Он высказался за то, чтобы налоговая система в стране стала «максимально справедливой». А для этого, по замыслу премьера, необходимо повысить налоги на «потребление, недвижимость и имущество для людей с большим достатком» — для тех богатых граждан, которых, по убеждению Путина, в России становится все больше.

32_240_GR.jpg
Нажмите, чтобы увеличить

Богатый — делись!

По мнению опрошенных The New Times экспертов, наиболее вероятные направления повышения налогов для богатых в России — это введение налога на роскошь, на недвижимость, а также возврат к прогрессивной шкале подоходного налога.

Александра Суслина, аналитик Экономической экспертной группы, считает, что никаких противопоказаний для введения налога на роскошь сегодня нет: «С одной стороны, его введение заставит более рачительно тратить деньги тех, кто их имеет в избытке. С другой — вынудит их делиться, если уж они такие состоятельные — особенно в кризисную пору, когда доходы существенно ниже, чем расходы». Суслина напоминает, что во Франции по инициативе самих богатых граждан недавно ввели так называемый налог солидарности* * Его по повышенной ставке платят те граждане, чей годовой доход превышает €1 млн. . «Настоящая солидарность с народом — именно в этом», — говорит эксперт.

Впрочем, у России тут есть собственный опыт: в мае 2010 года Госдума отвергла законопроект, инициированный справедливороссами, который предполагал, что владельцы дорогих автомобилей, яхт и загородных домов будут платить 1–5% от стоимости имущества ежегодно. Тогда в список объектов роскоши предлагалось включить жилые дома, квартиры, дачи и иные строения, помещения и сооружения, земельные участки стоимостью от 15 млн рублей, автомобили, самолеты, вертолеты, яхты, катера дороже 2 млн рублей, драгметаллы, драгоценные камни и изделия из них, произведения живописи и скульптуры стоимостью от 300 тыс. рублей. «Нежелание депутатов голосовать за этот налог показывает, что все разговоры о введении налога на роскошь — всего лишь предвыборная риторика, ласкающая слух электората», — утверждает Игорь Николаев, руководитель департамента стратегического анализа ФБК.

Антон Данилов-Данильян, вице-президент «Деловой России», категорически против таких новаций: «Непонятно, что понимать под термином «роскошь». Есть понятия имущества, недвижимости, подакцизных товаров, но «роскоши» в законодательном перечне нет». Эксперт уверен: если такой налог введут, это подстегнет коррупцию — всегда можно будет поторговаться по поводу того, что считать роскошью: «Возникнет вопрос: автомобиль «Форд Фокус» — это роскошь или средство передвижения? Кто определит эту грань? Может быть, элементарная взятка?»

Новая шкала

Для установления социальной справедливости требуется ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, считает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин: «Люди с доходом свыше $20 тыс. в месяц платили бы налог 20%, остальные — 13%. А люди с доходами ниже двух прожиточных минимумов (13 тыс. рублей) вообще не платили бы подоходный налог». По мнению эксперта, нынешняя плоская шкала подоходного налога несправедлива: «Отдавать по 13% для людей с доходом ниже двух прожиточных минимумов и с доходом 500–600 тыс. рублей — это совсем разный социальный эффект».
 

Священный налоговый поход на богатых может свестись к тому, что основной фискальный удар придется на людей со средним достатком    


 
33_240_GR_02.jpg
Нажмите, чтобы увеличить
Если ввести прогрессивную шкалу, богатые люди начнут регистрироваться в других юрисдикциях, предупреждает Антон Данилов-Данильян: «Они все равно здесь платить не будут». Игорь Николаев уверен — плоская шкала останется: «Не верю, что ее тронут. Власти не раз говорили, что эта шкала — их большое достижение. Ее же вводили для того, чтобы экономика выходила из тени, по крайней мере так Путин объяснял. Что же теперь, обратно в тень?»

Пять кадастров

Не проще обстоят дела и с налогом на недвижимость. Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин напоминает: разговоры о необходимости платить этот налог с рыночной цены недвижимости идут с 90-х годов, но все упирается якобы в отсутствие кадастров для учета объектов недвижимости по рыночной стоимости. Напомним, смысл кадастровой оценки — дать рыночную цену этим объектам, которые до сих пор оценивались по нормам БТИ, имеющим мало общего с реальностью. «Да за такой срок можно было успеть сделать уже пять кадастров», — уверен Ясин. Но те богатые, которые как раз и должны платить высокий налог на свою недвижимость с учетом ее рыночной стоимости, судя по всему, блокируют его введение, уверен Ясин.

«Пока мы слышим только разговоры о том, что должна быть проведена единая кадастровая оценка, что не все регионы готовы», — констатирует Игорь Николаев. Прошедшим летом глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина заявила, что единый налог на недвижимость будет введен после завершения кадастровой оценки объектов капстроительства (земля уже оценена). В том, что процесс оценки затянулся, Николаев видит конкретный умысел: «Просто сами высокие чиновники, от которых зависит перспектива введения этого налога, и должны попасть под это налогообложение. Кому же хочется самого себя дополнительным налогом обкладывать?»

«Не удивлюсь, если и через десять лет исполнители так и не создадут работающего механизма взимания этого налога и все еще будут рассказывать о необходимости дополнительных работ», — разделяет это мнение Павел Медведев, член комитета Госдумы по финансовому рынку.

Некоторые другие эксперты, однако, замечают, что богатым не надо ничего блокировать и саботировать. У них всегда останется возможность «договориться» с нужными людьми относительно «реальной рыночной стоимости» своей недвижимости. «Единый налог на недвижимость — условность, — считает Делягин. — Регулярный рынок недвижимости с постоянными сделками существует только в нескольких крупнейших городах страны. В Москве понятие рыночной цены еще действует, а, например, в каком-нибудь поселке городского типа определить рыночную стоимость квартиры уже невозможно». По мнению Делягина, это значит, что определять стоимость квартиры будут оценочные фирмы. И богатый человек всегда сможет договориться с чиновником, чтобы тот оценил его дворец на Рублевке, условно говоря, по стоимости трехкомнатной хрущевки.

Иная ситуация будет у бедного человека. Местным властям нужно во что бы то ни стало увеличить налоговые поступления. И ничто не помешает никак не простимулированному оценщику посчитать стоимость типовой трехкомнатной хрущевки на окраине как трехкомнатной сталинки в центре города. «В таких условиях налог на недвижимость станет способом изгнания малоимущего и даже среднеобеспеченного населения из престижных фешенебельных районов», — предполагает Делягин. Ведь до сих пор встречаются простые люди с огородами на Рублево-Успенском шоссе и небогатые граждане с квартирами в центре крупных городов.

Климат подвел

Эксперты предупреждают: разговоры об увеличении налогов могут вполне вылиться в то, что удар придется не по богатым, а по средним и бедным слоям, как это получилось в случае со страховыми взносами. Речь о снижении взносов в социальные фонды с ныне действующих 34% шла давно, и схемы предлагались разные. В конце августа Минфин на своем сайте выложил окончательный вариант «Основных направлений налоговой политики РФ на 2012–2014 годы», а премьер Путин его утвердил. В соответствии с этим документом ставки взносов в социальные фонды на 2012 год составят 30% с годовых зарплат до 512 тыс. рублей (в 2013 году — до 567 тыс. рублей) плюс 10% с сумм, превышающих этот порог (для льготников — 7%). Несложный расчет показывает, что если зарплата сотрудника больше 60 тыс. рублей в месяц, то для работодателя такое понижение взносов с нынешних 34% до 30% оборачивается повышением.

Этим обеспокоен глава РСПП Александр Шохин: «Мы уже неоднократно говорили о том, что такая регрессия может привести к тому, что на инновационные сектора экономики, где зарплаты выше средней по стране, нагрузка на фонд заработной платы будет даже выше, чем та, которая предполагала универсальные ставки в 34%, действующие в нынешнем году». Поэтому, замечает Шохин, ставки страховых взносов надо еще раз пересчитать, чтобы не получить для бизнеса очередное ужесточение налогового пресса.

В итоге священный налоговый поход на богатых может свестись к тому, что основной фискальный удар придется на людей со средним достатком — обладателей типовых трехкомнатных квартир, подержанных автомобилей, шести соток и зарплат в 60 тыс. рублей. Что же касается работодателей, то они уже показали на примере страховых взносов, что готовы, вместо того чтобы отдавать новые налоги, понизить зарплату или выдавать ее в конвертах. А для госбюджета итог налогового передела, скорее всего, будет мало значимым, считает Евгений Гавриленков, главный экономист компании «Тройка Диалог»: «Наша налоговая система такова, что примерно половина доходов в бюджет поступает от нефти. С учетом этого эффект от грядущих изменений в ней, скорее всего, будет незаметным».

В России вовсе не запредельная по мировым меркам налоговая нагрузка, считает Александра Суслина из Экономической экспертной группы. Поэтому проблема вовсе не в налоговых ставках, говорит аналитик: «Не нужно изобретать новые налоги. Бизнесу надо создать нормальную институциональную среду, чтобы он не стремился уйти в тень». Впрочем, опыт последних лет показывает: улучшение инвестиционного климата — задача для властей куда более сложная, чем принятие нового налога.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.