Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Горячие эстонские деньги

11.10.2011 | № 33 (218) от 10 октября 2011 года

Плюсов больше, чем минусов
12_490.jpg
Жители Таллина не сразу приспособились к новым деньгам, пришедшим на смену кроне

Горячие эстонские деньги. Эстония вошла в еврозону последней — с начала 2011 года, в разгар финансового кризиса в Европе. Как изменилась жизнь эстонцев с появлением новой валюты — на месте выяснял The New Times

Молодой юрист Денис Киммо хорошо помнит, что еще вечером 31 декабря 2010 года за бензин он расплачивался в кронах и литр стоил 18,40 эстонской кроны, а 1 января на той же заправке он платил €1,176 за литр. «Если до нового года за тренажерный зал с моего банковского счета ежемесячно автоматом снимали 500 крон, то с января — €31,96. Строго в соответствии с обменным курсом, и ни центом больше», — добавляет он. По словам Дениса, в его жизнь евро вошло без особых проблем, и большинство операций он осуществляет банковской карточкой или через интернет-банк, так что наличных евро почти не видит.

Осень с инфляцией

Нынешняя осень, первая в компании с евро, запомнится эстонцам надолго — она принесла с собой ощутимый рост цен. В начале октября цена на бензин Аи-95 на заправках Statoil достигла €1,3 (по старым ценам, в эстонских дензнаках — 20 крон 32 цента). Литр Аи-98 на автоматических станциях стоит €1,324, солярки — €1,279. Продавцы топлива ссылаются на мировой рынок и говорят, что замена кроны на евро тут вообще не при чем.

Эстонскую крону меняли на евро по заранее известному всем курсу — 15,6466 кроны за €1. «Особых финансовых проблем у рядового жителя Эстонии замена кроны на евро не вызвала, — считает продавец одного из таллинских магазинов Карен Тамм. — В первые две недели 2011 года люди чаще расплачивались кронами, а затем плавно перешли на евро. Банки бесплатно меняли кроны на евро, а для приема монет были установлены специальные аппараты, в которые и сейчас можно сбросить накопившуюся за годы мелочь».

Ее коллега Диана Китс напоминает: в течение шести месяцев до и после введения в обращение европейской валюты все цены на товары и услуги в Эстонии должны были быть указаны как в евро, так и в эстонских кронах, поэтому даже недобросовестным торговцам было трудно незаметно повысить цены. Рост цен начался уже после 1 июля, когда требование указывать цены параллельно в двух валютах было отменено. Действительно, инфляция в Эстонии в августе в годовом исчислении скакнула до 5,5%, став самой высокой в еврозоне. Поскольку к концу 2010 года она была нулевой, эстонцам привыкать к скачущим ценам на товары непросто.

Накануне нового года каждая семья в Эстонии получила еврокалькулятор — для быстрого пересчета крон на евро, а также инструкции, как им пользоваться. Правда, потраченные на этот проект миллионы не очень-то оправдали себя: были жалобы, что некоторые калькуляторы неверно считают, большая же часть населения так ими ни разу и не воспользовалась (подробно о подготовке Эстонии к введению евро The New Times писал в № 42 от 13 декабря 2010 года).
12_490_02.jpg
Глава Центробанка Эстонии Андрес Липсток уверен в том, что переход на евро пошел его родине на пользу

Чужеродные центы

В новогоднюю ночь с 31 декабря 2010 года на 1 января 2011 года все банкоматы Эстонии вместо крон стали выдавать евро, платить же можно было как в кронах, так и в евро. Эстонское телевидение ровно в полночь показало министра иностранных дел Урмаса Паэта и его европейских гостей, получивших свежие хрустящие эстонские еврокупюры из банкомата. Но не всем переход на новую валюту дался так легко.

«Многим, особенно пожилым людям, разобраться в евроцентах непросто, сразу даже не сообразить, много это или мало, — говорит пенсионерка Малле Пуусепп. — 10 крон — это были для нас деньги, и на них можно было купить продуктов на целый обед, столько же стоил проезд в общественном транспорте. А 64 евроцента — это просто монетки, мелочь, даже билет на трамвай или автобус теперь стоит минимум 80 центов, а если покупать у водителя, то и все €1,60. Моя соседка получает базовую пенсию €114,65, и когда она берет в руки евромонетки, то никак не может понять, как их разделить так, чтобы хватило до следующей пенсии».

Другой таллинский пенсионер Владимир сетует: «Вот я курильщик и даже не знаю, как прожить на свою пенсию: пачка сигарет сейчас стоит €2,80–3,00, год назад я за такие деньги пять пачек купить мог». А бухгалтер Тийю Хярм говорит, что купюры, превратившиеся в горсть монет, сильно ущемляют достоинство тех, кто получает минимальную зарплату €278,02 в месяц, из которых почти треть, а то и больше надо отдать за питание. «Минималка» в Эстонии не повышалась с 2008 года, так что по большому счету что в кронах, что в евро она не выдерживает никакого сравнения со стандартами Европы: на эти деньги в Таллине просто не прожить, разве что в сельской местности со своим огородом.

Недовольны новыми ценами и посетители местных баров и ресторанов: Эстония, ориентированная в основном на западного туриста, подтянула вместе с евро и цены, уже не отличающиеся от тех, что в соседней Финляндии. Поэтому и финских туристов становится в Эстонии все меньше. Правда, их успешно стали заменять россияне, а с открытием дешевых авиалиний EasyJet и Ryanair — также немцы и британцы.

Неизбежное зло

Тем временем эстонские власти считают, что страна выиграла от введения евро, и в подтверждение этого обещают в следующем году поднять пенсии на 4,4%, для чего в бюджете на 2012 год выделяют €72 млн. Недавно премьер Андрус Ансип заявил, что эстонцы очень довольны введением евро как дополнительной гарантией стабильности экономики. Эстония торгует в основном со странами ЕС, и евро облегчает этот процесс. Кроме того, сняты все сомнения в стабильности валюты, членство в еврозоне способствует привлечению инвестиций, в большей безопасности чувствуют себя заемщики, взявшие кредиты в евро, утверждает Ансип.

Хозяйка бухгалтерской фирмы Елена Демьянова как раз из таких: она рада приходу европейской валюты. Кредиты, оформленные ею два года назад на строительство дома, в евро подешевели почти вдвое, так как выросла инфляция. Правда, ужесточилась политика кредитования, и взять новые кредиты уже намного труднее: банки предлагают при этом повысить процентную ставку и на предыдущую сумму, а перерыва для выплаты процентов не дают.

Эксперт по вопросам экономики Меэлис Атонен считает, что рост цен — неизбежное зло, которое сопровождает процесс перехода на новую валюту. «Суть в том, что из нынешнего долгового кризиса в Европе нет никакого другого выхода, кроме роста инфляции, которую политики и руководители центробанков на первом этапе надеются как-то обуздать, — объяснил он The New Times. — Главное, чтобы инфляция не росла постоянно, не становилась проблемой на годы вперед».

С ним согласен и макроэкономист, академик эстонской Академии наук Михаил Бронштейн. У евро, по его словам, есть и положительная, и отрицательная сторона. Быть в зоне евро для Эстонии, конечно, престижно. Проще стало в новой валюте вести бизнес. Легче с ней в кармане передвигаться по континенту. Но проблемы Греции и других стран южной Европы могут затянуть маленькую Эстонию в пропасть общих европроблем и инфляционный кризис, с которым будет очень трудно справиться.

Тем не менее общественное мнение в Эстонии далеко от того, чтобы требовать выхода из зоны евро. Большинство неплохо себя чувствует в общем европейском доме с общей для всех валютой в кармане. Впрочем, и о старых деньгах здесь не забывают. В память о кроне вдоль шоссе Таллин — Тарту недавно установили большие стенды с изображением находившихся в обращении купюр достоинством 1, 2, 5, 10, 25, 50, 100 и 500 эстонских крон. Правда, качество этого своеобразного памятника оставляет желать лучшего, так что придорожные кроны, видимо, скоро тоже канут в Лету, как и настоящие.



12_150.jpg
Эстония вступила в еврозону 1 января 2011 года.

Это 17-я страна Евросоюза и первое постсоветское государство, которое полностью перешло на евро. Правительство страны заявляло о готовности перейти на евро еще в 2007 году, однако показатели инфляции в стране в то время значительно превышали маастрихтские критерии. В марте 2009 года правительство Эстонии твердо решило перейти на евро с 1 января 2011 года. Во время кризиса страна провела серьезное сокращение бюджета и структурные реформы, что дало ей возможность уменьшить дефицит бюджета в 2009 году до 3,7 млрд эстонских крон (€237 млн), или 1,7% от ВВП.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.