Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

«Гордеев» узел

24.03.2008 | Докучаев Дмитрий | № 12 от 24 марта 2008 года

«Гордеев» узел. По итогам марта цены вырастут примерно так же, как и в феврале. Главным источником инфляции остается рост цен на продовольствие, что весьма болезненно отражается на содержимом кошелька каждой семьи. Глава Минсельхоза Алексей Гордеев предлагает неадекватные ответы на вызовы продовольственной инфляции

Дмитрий Докучаев «BusinessWeek Россия» — для The New Times

В феврале цены на продовольствие росли опережающими темпами — 1,7%. А в лидерах роста были молоко, хлеб и овощи — обязательный набор продуктов практически каждой семьи.

И это при том, что цены на социально значимые продукты — хлеб, масло, молоко, яйца и кефир — в России заморожены по состоянию на конец января 2008 года. Мораторий закончится 1 мая, и как дальше будут меняться ценники на прилавках — одному богу известно. Правда, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев в будущее смотрит с оптимизмом: «Я не вижу предпосылок для резкого подорожания после 1 мая этого года шести видов социально значимых продуктов питания, цены на которые заморожены до этой даты». Интересно, что имеет в виду министр? Может быть то, что «замороженные» цены, судя по данным Росстата, все равно растут. Стало быть, будут расти и дальше…

Между тем правительственным чиновникам предписано до «разморозки» подготовить пакет предложений, который позволил бы эффективно сдерживать рост цен на продовольствие. Первым свои предложения обнародовал все тот же Алексей Гордеев. Минсельхоз предлагает законодательно ограничить торговую наценку на социально значимые продукты питания до 10–12%. «Сейчас торговая наценка доходит до 30–40%, а труд крестьян оценивается наценкой в 20–25% — это несправедливо», — заявил министр.

Минсельхоз против МЭРТ

Понятно, что подобная мера — ограничение торговой наценки, если она будет введена, в первую очередь скажется на работе крупных торговых сетей. По крайней мере, их проще контролировать на предмет соответствия торговой наценки, нежели сотни тысяч мелких торговых точек, продающих продукты питания. Однако эксперты отмечают, что для крупных сетей не составит большого труда обойти ограничения. Во–первых, как это и происходит сейчас, компенсировать потери от продажи одних продуктов можно, повысив цены на другие (колбасы, сыры, фрукты, овощи). Во-вторых, торговые предприятия для увеличения маржи могут искусственно увеличить цепочки посредников, направляя все «накрутки» в один карман. В-третьих, они могут попросту отказаться от продажи невыгодных продуктов — благо, общий ассортимент в сетевых магазинах очень широк.

Тем не менее Гордеев считает, что власть должна иметь рычаги воздействия на ситуацию с ценами. По словам министра, правительство обсудит его предложения до конца марта. Однако уже сейчас ясно, что единства в министерских рядах по поводу предлагаемых мер не наблюдается. Глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина уже высказалась негативно об ограничении торговых наценок: «Как мера постоянная, она не самая оптимальная и может привести к негативным последствиям — дефициту этих товаров и росту оптовых цен на них». По ее мнению, «такая мера может применяться только на временной основе, когда есть внешние шоки».

Миллион монополий Что конкретно со своей стороны предлагает Минэкономразвития, пока не вполне понятно. Судя по некоторым утечкам из недр министерства, речь идет о продлении до середины лета — начала осени запретительных пошлин на экспорт зерна из России, введенных в конце прошлого года в качестве меры борьбы с резким ростом цен на хлеб, а также об использовании зерновых интервенций для сбивания соответствующих цен.

Проблема в том, что ни административные меры Минсельхоза, ни рыночные шаги Минэкономразвития не приводят к обузданию цен на продукты питания. В самом деле, и «заморозка», и зерновые интервенции, и запретительные пошлины уже применялись, а цены на продукты как росли, так и растут. Конечно, сторонники этих мер могут сказать, что без них, мол, ценовая вакханалия на прилавках была более сильной. Но потребителям, коими в данном случае выступает практически все население страны, от этого не легче.

Понятно, что в рыночной экономике «приказывать» ценам не расти нельзя — они все равно не послушаются. Но и чисто рыночные рычаги воздействия на цены в наших условиях не работают: очень уж своеобразный рынок построен на российских просторах. Отечественное рыночное пространство образуют тысячи маленьких «монополий», коими являются каждый отдельно взятый базар, каждый магазин, каждая оптовая база. Цены здесь определяет вовсе не конкурентная борьба, как то предписывает теория монетаризма, а тот конкретный человек или группа людей, которые «держат» эту точку. Каждая бабулька знает, что на современном российском рынке (как в широком, так и в узком значении этого слова) бесполезно просить продавца сбросить полтинник за пучок петрушки — не велено! Теория монетаризма оказалась слабовата против нашей криминально-коррупционной практики. И не стоит надеяться, что маломощная Федеральная антимонопольная служба, при всей активности ее шефа Игоря Артемьева, сможет быстро изменить характер нашего «рынка».

И пока этот миллион локальных монополий, заинтересованных в росте цен, не разрушен, какие бы меры ни придумывало правительство, можно заранее сказать: они обречены на неудачу. А значит, продукты будут дорожать и дальше.

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК:
Замораживание цен — это еще и элементарное несоблюдение действующего законодательства.
К примеру, чтобы придать легитимность процессу, который иначе как организацией картельных сговоров не назовешь, правительство России в ноябре 2007 года выпустило постановление № 769 «О соглашениях между исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации и хозяйствующими субъектами о снижении и поддержании цен на отдельные виды социально значимых продовольственных товаров первой необходимости».
На местах действительно начали проявлять недюжинное рвение. Например, в Калининградской области власти сразу подписали соглашение на период с 15 октября 2007 года до 1 июля 2008 года. Это вертикаль власти в действии: ошибочное решение наверху многократно множится и усиливается в регионах.
Принимая упомянутое выше постановление, правительство ссылалось на ст. 16 Федерального закона «О защите конкуренции», согласно которой запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами власти субъектов Российской Федерации и хозяйствующими субъектами, если такие соглашения могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен (тарифов). Но, оказывается, если такие соглашения предусмотрены федеральными законами или нормативными актами президента РФ, нормативными правовыми актами правительства РФ, то принятие их вполне даже возможно.
Получается, что соглашения о заморозке запрещены, но если, к примеру, правительство решает, что они необходимы, то это допустимо: «Если нельзя, но очень хочется, то можно».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.