Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Шиллер пишет оперу

24.03.2008 | Николаев Дмитрий | № 12 от 24 марта 2008 года

Про финансовый кризис

В Москву по приглашению Российской экономической школы прибыл один из мировых экономических гуру Роберт Шиллер . Его лекция, посвященная «новому финансовому порядку» в условиях эскалации мирового кризиса, оказалась более чем актуальной: спустя несколько дней под председательством Дмитрия Медведева в новом Институте современного развития при участии видных экономистов обсуждали тот же сюжет. Выводы схожие: управление финансовой системой нуждается в радикальном обновлении

В своем выступлении профессор Шиллер противопоставил друг другу пары негативных и позитивных обстоятельств, определяющих сегодня состояние мировой экономики. С одной стороны, мировые финансовые рынки критически недоразвиты, поэтому глобальная экономика переживает самый крупный финансовый кризис за несколько десятилетий, возможно, крупнейший со времен Великой депрессии. С другой стороны, совершенствование относительно нового метода — использования поведенческих моделей, а также скачок в развитии информационных технологий позволяют эффективно влиять на развитие и расширение рынков.

Психология кризиса

С точки зрения профессора Шиллера, ипотечный кризис 2007 года, разразившийся изначально в США, а потом распространившийся и на другие страны (в Великобритании впервые с 1866 года произошло массовое изъятие вкладов, из-за чего рухнул банк Northern Rock), был вызван в первую очередь психологическими причинами. Если тридцать лет назад умами экономистов владела гипотеза эффективного рынка, согласно которой рыночные цены достаточно точно отражают реальную стоимость активов, то в последние два десятилетия становилось очевидно, что в основе этой теории лежит избыток доверия к человеческой рациональности. Был выведен ряд факторов, определяющих нерациональное экономическое поведение. В их числе — вера в то, что сохранятся существующие благоприятные условия, массовые всплески интереса к отдельным секторам рынка, всеобщая «заразительная» вовлеченность людей в происходящее на рынке, когда все реагируют на происходящее, как на увлекательное шоу. Каждый по-своему, но никто не остается безучастным: «В США в последние месяцы только и разговоров, что о недвижимости».

Рынки недвижимости в современном, охваченном глобализацией мире устроены весьма схожим образом, они переживают похожие проблемы. Резкий рост цен на жилье с последующим обвалом уже переживал Лондон, переживали Норвегия и Голландия. Очевидно, такая же судьба ждет и Москву, хотя здесь схожих тенденций пока не наблюдается. Анализ экономической ситуации в США показывает: ни себестоимость строительства, ни процентные ставки по ипотечным кредитам не могли вызвать резкого роста цен на дома.

Очевидно, дело в психологии. Желание спекулировать на недвижимости и уверенность в том, что цены на нее будут стабильно расти, — это веяние времени. Еще полвека назад цены на жилье были стабильными, а недвижимость не была объектом для спекуляций (в отличие от земельных участков). Пузырь, постепенно раздувавшийся на фондовом рынке, стимулировал рост пузыря и на рынке недвижимости. Свою роль сыграли и быстро развивающиеся страны: Бразилия, Россия, Индия и Китай. Среди американцев распространилось мнение о том, что мир стремительно богатеет и что необходимо как можно скорее приобрести какую-нибудь собственность.

Стабильность и цены


Роберт Шиллер — профессор Йельского университета, главный экономист компании MacroMarkets, автор бестселлеров «Иррациональное изобилие» и «Новый финансовый порядок»

Такого рода процессы чреваты нестабильностью. В какой-то момент цены на недвижимость вырастают до такого уровня, что никто уже не может позволить себе что-либо приобрести, — и происходит обрушение.

Из этого можно сделать два вывода. Вопервых, необходимо создание новой ипотечной системы, которая бы учитывала риски, затрагивающие простых домовладельцев. Речь идет о разработке новых ипотечных контрактов, предполагающих сокращение выплат в случае общей рецессии и в случае падения цен на недвижимость в данном городе (тогда будет невозможной ситуация, когда долг за дом превышает его актуальную стоимость).

Во-вторых, не существует полноценного рынка недвижимости, который позволял бы минимизировать риски и превращать процесс ценообразования в более рациональный. Управляемая профессором Шиллером компания MacroMarkets совместно с Chicago Mercantile Exchange попыталась создать подобную площадку — фьючерсный рынок домов на одну семью. Был создан индекс цен на дома, который действует для десяти американских городов. Сейчас это единственный такого рода рынок в мире, и люди участвуют в нем, хотя и не слишком активно: при его открытии в мае 2006 года общий объем открытых позиций составлял $100 млн, но с тех пор он постоянно снижается.

Психологический фактор в экономическом поведении, как считает Шиллер, становится здесь более очевидным. Все говорят о недвижимости, но после того как был создан специальный финансовый инструмент, привязанный к ценам на недвижимость в США, интерес к нему оказался не слишком большим. При этом динамика на рынке недвижимости есть, и она очевидно негативна: в Чикаго показатели снизились за время работы на 8%, в Майами — на 35%. При этом цены на биржевом рынке, несмотря на очевидный пессимизм игроков, ведут себя более стабильно, чем цены на реальные дома: рынок функционирует рационально, что позволяет страховать риски от вложения в недвижимость.

С точки зрения профессора Шиллера, необходимо создание аналогичных финансовых инструментов для других товаров. Его компания инициировала выпуск спаренных ценных бумаг, одна из которых привязана к рыночной стоимости нефти, а другая работает «от противного», и в случае резкого роста или падения цен средства перемещаются из одной бумаги в другую. Это минимизирует риски инвесторов.

Похожие меры, как считает Шиллер, должны быть предприняты и в других областях, связанных с важными для общества рисками, которые пока не амортизируются посредством соответствующих рынков. К примеру, необходимо создание рынка ценных бумаг, учитывающих среднюю продолжительность жизни (это позволит оптимизировать инвестиции пенсионных фондов). Профессор Шиллер является также активным сторонником выпуска правительствами ценных бумаг, привязанных к ВВП их стран: в случае снижения темпов роста обслуживание этих бумаг становится менее обременительным, а инвесторы оказываются защищенными от дефолта.

Нынешний кризис, который многие сравнивают с Великой депрессией, вскрыл серьезные недостатки в функционировании мировых финансов. Многие критики утверждают, что немалую роль в развитии кризиса сыграло излишнее увлечение инвестиционных банков и компаний сложными производными финансовыми инструментами. Роберт Шиллер считает иначе и готов предлагать все новые и новые инструменты, которые позволят страховать риски.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.