Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Трагедия Тибета

24.03.2008 | Никольский Валерий | № 12 от 24 марта 2008 года

Конфликт глазами правозащитника, репортера и синолога

Восстание в Тибете, начавшееся 10 марта, продолжается. Китай подтягивает к мятежному региону войска. Журналистов в Лхасу и прилегающие районы не пускают. Официальный Китай наконец признал, что в Тибете было применено огнестрельное оружие: погибли 13 человек. По данным правозащитников, убитых — больше сотни. The New Times представляет три точки зрения на ситуацию в Тибете: глазами правозащитника, журналиста и ученого-китаиста

Тибет глазами правозащитника...

Пекин проводит в Тибете операцию, нацеленную на подавление всякой политической активности. В Лхасе де-факто действует комендантский час. Передвижение в темное время возможно только по спецпропускам. Идут поквартирные обыски — в первую очередь забрали всех неблагонадежных из числа известных активистов и бывших политзаключенных (если не заставали, забирали семью). Из Лхасы и Тибетского автономного района (ТАР), который является лишь частью исторической территории Тибета, принудительно удалены иностранные туристы и журналисты. В других местах проезд в тибетские поселения и монастыри перекрыт блокпостами вооруженной милиции Китая. По улицам показательно водят «пленных» — 40 тибетцев в унизительно согбенной позе провезли по улицам столицы ТАР 17 марта. Уличные громкоговорители непрерывно транслируют призывы властей к жителям города «отличать друзей от врагов» и «поддерживать порядок».

Столица выглядит относительно спокойной, но только потому, что на улицах стоят отряды вооруженной милиции, проверяющие всех, кто выходит и входит внутрь квартала. Но в тибетских поселениях, особенно в соседних провинциях Ганьсу, Сычуань и Цинхай, между которыми поделена прежняя территория Тибета, скромные выступления нескольких монахов быстро переходят в многотысячные шествия к зданиям правительственных учреждений. Не в силах прекратить это, уездная милиция просит подкрепления у вышестоящих властей. Солдаты стреляют в воздух или швыряют гранаты со слезоточивым газом, тибетские скотоводы все чаще отвечают градом камней. К вечеру стороны разносят убитых и раненых, чтобы на следующий день вновь сойтись в центре.

В минувший вторник кризис дошел до самых верхов: обычно умеренный премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао выступил с обвинениями в адрес эмиграции, приписав организацию всех выступлений «клике далай-ламы».

Управление буддами Бурные выступления тибетцев внутри Китая привлекли общественное внимание во всем мире в первую очередь благодаря сценам беспорядков в Лхасе 14 марта. Однако волнения в столице Тибета начались отнюдь не с поджога машин милиции и разгрома китайских магазинов. Их старт относится к манифестациям монахов 10 марта, когда отмечалась 49-я годовщина Тибетского народного восстания 1959 года.1 Вторая причина протеста — стремление атеистического руководства Китая установить контроль над перерождениями тибетских лам.

Управление буддами

Бурные выступления тибетцев внутри Китая привлекли общественное внимание во всем мире в первую очередь благодаря сценам беспорядков в Лхасе 14 марта. Однако волнения в столице Тибета начались отнюдь не с поджога машин милиции и разгрома китайских магазинов. Их старт относится к манифестациям монахов 10 марта, когда отмечалась 49-я годовщина Тибетского народного восстания 1959 года.1 Вторая причина протеста — стремление атеистического руководства Китая установить контроль над перерождениями тибетских лам.

18 июля 2007 года была принята и с 1 сентября вступила в силу Директива № 5 государственного управления по делам религии КНР под предельно бюрократическим названием: «Меры по управлению реинкарнациями живых будд в тибетском буддизме». Она запрещает тибетским ламам возвращаться из мира мертвых без разрешения пекинских чиновников. Буддисты верят, что ушедший в иной мир учитель может вернуться в новом рождении, чтобы продолжить передачу знаний и текстов. По знакам, оставленным учителем, специальная комиссия из влиятельных лам находит среди тибетских детей того, кто признается перерожденным наставником рядовых верующих. В соответствии с этой древней традицией далай-лама XIV, как было до сих пор, отнюдь не очередной религиозный деятель, а 14-е явление одного и того же духовного лидера.

Пекин уже пробовал воспользоваться ситуацией, связанной с поиском основных персонажей тибетского буддизма. В 1994-м правительство КНР вмешалось в процесс 17-й реинкарнации Кармапы, духовного главы школы тибетского буддизма Карма Кагью — с очевидной целью расколоть приверженцев этой школы на «своих» и «зарубежных». В 1995 году исчез вместе с семьей мальчик, признанный далай-ламой перерождением панчен-ламы Х; пекинские власти отказываются сообщать что-либо о его местонахождении, утверждая, что он ведет «обычную жизнь». Через полгода 11-м перерождением панчен-ламы признали другого тибетского мальчика, который живет теперь в Пекине, заученно повторяя, что «китайский народ, включая все его этнические группы, может жить счастливо только под руководством КПК».

Теперь в Пекине решили взять под контроль реинкарнацию далай-ламы. «Когда реинкарнируемый живой будда наследует предшественнику, представитель выдающей разрешение организации зачитывает текст разрешения, а соответствующая буддийская ассоциация выдает сертификат живого будды. Единый образец удостоверения живого будды утверждается Всекитайской буддийской ассоциацией и подается для записи в Государственное управление по делам религий», гласит статья 10 Директивы № 5. Если кто-то отважится в нарушение данной директивы «самовольно производить реинкарнацию живых будд», гласит статья 11, то отдел по делам религии «должен налагать на частные лица и организации административные наказания; при составе уголовного преступления должно вестись законное преследование для наложения уголовной ответственности».

Религиозные комиссары

Для продвижения этой директивы в тибетских монастырях и среди тибетских госслужащих усилили патриотическую работу под лозунгом Государственного управления по делам религий: «Выбор реинкарнаций должен способствовать сохранению единства нации и солидарности этнических групп, а на процесс выбора не должны влиять группа или персона за пределами страны». Правительство ТАР усилило давление на кадры учителей и госслужащих, требует от монахов подписывать бумаги с критикой далай-ламы. Однако именно благодаря этой идеологической кампании на местах до тибетских крестьян и молодежи дошло скрытое значение документа: далай-ламе и панчен-ламе не разрешают вернуться, а вместо подлинных учителей хотят подсунуть поддельных.

Когда далай-лама заявил, что примет решение о назначении преемника еще при жизни и вне Тибета, тибетские религиозные комиссары (так называют местных представителей патриотического Единого фронта, важного идеологического органа, отвечающего за доведение до рядовых верующих постановлений компартии Китая) ответили обвинениями в нарушении буддийской традиции. На прошедшем осенью 2007 года XVII съезде компартии впервые публично заговорили о необходимости вести партийную работу в сфере религии, сформировать отряды «богословов-патриотов», готовить «религиозных добровольцев» для сопровождения иностранных гостей грядущей Олимпиады.

Далай-лама объявлен религиозным раскольником. В новых условиях правящая в Китае партия стала выражаться новым языком, заговорила о построении «гармоничного общества». «Гармония» подразумевает единство и сплоченность вокруг одной идеологии, поэтому, говоря о текстах, стертых в интернетфорумах цензурой, китайские блоггеры пишут: «сгармонизировали». «Раскольничество» в этой системе — не синоним сепаратизма, это скорее диссидентство в его изначальном смысле. Призывая далай-ламу отказаться от «раскольнической деятельности», пекинское руководство попросту лицемерит, не заявляя прямо о стремлении «сгармонизировать» религиозную традицию тибетского буддизма.

…журналиста

Елена Масюк

Первое, что мы услышали на въезде в столицу Тибета Лхасу — громкий призыв на молитву. Тибетский переводчик пояснил, что это мулла зовет уйгур, казахов, киргизов и таджиков в мечеть. В Лхасе три храма для правоверных, причем в самом центре города.

Большинство мусульман приехало в Тибет из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. Переселение мусульман, так же как и ханьцев, то есть китайцев — это одна из главных стратегических программ Пекина. Переселенцам в Тибет государство оказывает материальную помощь деньгами и налоговыми льготами на бизнес. Уже сейчас, по данным международных правозащитных организаций, в Тибете 60% жителей — переселенцы. Собственно, в последние годы здесь реализуются решения секретного совещания руководителей КНР от 12 мая 1993 года под кодовым названием «512»: интенсивное заселение Тибета китайцами приведет к окончательному решению тибетской проблемы, поскольку демографически сделает невозможным восстановление численного превосходства тибетцев.

Кадры решают все

Сегодня 90% государственных служащих в Тибете — это исключительно граждане китайской национальности. «Под руководством компартии Тибет разительно изменился: налицо политическое развитие, социальный прогресс, национальное сплочение, прочность границ, массы мирно живут и радостно трудятся», — говорит нынешний председатель правительства Тибетского автономного района КНР Дзянпа Пунког. И это при том, что 70% коренных тибетцев безграмотны.

Зайдя в несколько тибетских домов, мы увидели обычный ежедневный рацион тибетца, причем набор продуктов во всех домах был один и тот же — это несколько горстей ячменной муки и чай. Вместе с тем в центре Лхасы есть богатые дома с высокими заборами, спутниковыми тарелками и высаженными хвойными деревьями. Там живут исключительно богатые китайцы.

Все монастыри Тибета сейчас контролируются комитетами демократического коммунистического правления. Члены этого комитета, китайцы, живут в монастырях и проводят в жизнь религиозную политику китайского правительства. Китайцы уже давно официально установили критерий отбора тибетцев в монастыри. Одно из правил приема гласит: «Кандидату должно быть, по крайней мере, 18 лет, он должен любить страну и коммунистическую партию, иметь разрешение родителей и получить одобрение Комитета демократического управления монастырями; получить согласие областных или районных властей и Бюро общественной безопасности. Кандидат и его родители должны быть политически благонадежными». В марте 1998 года заместитель секретаря компартии Тибетского автономного района Рагди заявил: «3500 монахов и монахинь более чем из семисот религиозных организаций были подвергнуты исправлению посредством патриотического воспитания».

Пыточная лаборатория

Патриотическое воспитание в условиях нынешнего Тибета — это нередко пытки, разнообразные и жестокие. Направление электрических зарядов в 700 вольт в область груди, рта, гениталий и ануса — это самые распространенные варианты истязаний в сегодняшних тибетских тюрьмах. Кроме того, арестованных подвешивают к потолку, окунают в сточные воды, травят собаками. Прошедшие через тибетские застенки рассказывают о 33 вариантах различных пыток. «Международная амнистия», выступающая в защиту основных прав человека, назвала Тибет «пыточной лабораторией пенитенциарной системы КНР».

Одна из самых страшных тюрем находится по дороге из аэропорта в город Лхасу. Это тюрьма Драпчи. Вопрос водителю: можно ли остановиться около ворот тюрьмы — вызвал у сопровождавших тибетцев ужас. Конечно, нет, сказали они. Иностранцам нельзя говорить о Драпчи.

Эта тюрьма была открыта в сентябре 1965 года. Прошлой осенью из тюремных застенков Драпчи на полгода раньше по причине резкого ухудшения здоровья из-за пыток и бесчеловечного лечения на свободу вышел известный тибетский политзаключенный Нгаванг Пулчунг. Он был осужден еще в 1989 году на 19 лет за распространение копии Декларации прав человека ООН среди своих друзей. Власти Тибета посчитали это контрреволюционной пропагандой.

Сегодня тюремный срок можно получить даже за хранящийся в доме портрет далайламы XIV или исторический тибетский флаг. По данным Тибетского центра по правам человека и демократии, еще до нынешних уличных протестов в Лхасе в тибетских тюрьмах находились 140 политических заключенных.

Сейчас на территории центрального Тибета действуют 12 тюрем на площади 5 тысяч квадратных километров. Однако нет точных данных о количестве исправительных учреждений на северо-востоке Тибета. Дело в том, что после своего прихода в Тибет в 1951 году китайцы разделили территорию исторического Тибета на 6 регионов. Часть тибетской земли была передана пяти соседним китайским провинциям.

Центральная часть исторического Тибета со столицей в городе Лхаса была объявлена Тибетским автономным районом Китая. Например, северо-восточный район Тибетского нагорья Амдо теперь относится к провинции Цинхай, тибетцы называют его не иначе как «китайской Сибирью» или «китайским ГУЛАГом» — за огромную территорию с суровым климатом и за нескончаемое множество тюрем для политзаключенных тибетцев. Амдо — это еще и родина нынешнего далай-ламы.

Правильным курсом

В 1988–1992 годах секретарем парткома Тибетского автономного района и первым секретарем военного округа ТАР был нынешний генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао. Для тибетцев это имя связано с жестоким подавлением волнений в 88-м. Тогда китайские власти в Лхасе дали указание монашеской общине провести один из главных молитвенных праздников — Монлам. Однако монахи сочли невозможным устраивать торжество, когда тысячи их соплеменников находятся в тюрьмах. Тут уже китайское правительство приказало монахам отмечать праздник — под присмотром многотысячной китайской армии. Праздник вылился в жесткое противостояние: сотни монахов были убиты. «Примерно в полдень полиция штурмовала монастырь Джокханг и убила, по крайней мере, двенадцать монахов. Одного из них они жестоко избили, а затем вырвали оба глаза и сбросили с крыши. Святейший из храмов Тибета стал похож на мясную лавку», — вспоминал далай-лама XIV.

Ху Цзиньтао ввел на Тибете военное положение, объявил комендантский час. Армия взяла под контроль все монастыри и храмы. Были запрещены любые религиозные мероприятия. Точно так же, как сейчас, запретили въезд журналистам. Впрочем, и в спокойное время представители иностранных СМИ могут въехать в Тибет только в сопровождении китайского официального лица и следовать за ним по строго согласованному маршруту.

Кстати, опыт Ху Цзиньтао по подавлению народных волнений был успешно использован во время событий на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году. Тогда Ху одним из первых провинциальных партийных лидеров направил в Пекин телеграмму с одобрением действий правительства. После этого карьера Ху Цзиньтао резко пошла в гору.

…китаиста

Бронислав Виногродский, главный редактор журнала «Китай.ру»

В Тибете все непросто и неоднозначно. Нет однородного тибетского этноса с общим укладом, как было когда-то. Есть город и деревня, есть разные провинции, есть историческое смешение и сближение с ханьским населением в провинциях Цинхай, Сычуань и Юньнань. Нет китайской оккупации. В том смысле, как нельзя говорить о российской оккупации Якутии или Тувы. Есть признанная всем миром целостная страна без спорных границ, имеющая свои понятия о национальной автономии. Далеко не все в Тибете — совершенные буддисты, сидящие в нирване и предающиеся созерцанию. Среди тибетцев, как и везде, встречаются не всегда мирные люди. Бывает, что и грабят, и на туристов нападают далеко не по мотивам борьбы за национальную свободу. Да и «оккупанты» отнюдь не все оголтелые коммунисты. Китай давно строит социализм с китайской спецификой, допускающей разные вольности и отходы от коммунистической доктрины.

С точки зрения Китая

Китай — государство со своей национальной политикой, в которой у малых народов (малые народы — это те, которые по численности меньше, чем ханьцы) часто имеют больше привилегий и возможностей, чем ханьцы. У них есть преимущества и льготы в получении образования, в осуществлении политики контроля рождаемости и т.п. И любые попытки изменить государственное устройство совершенно неприемлемы для Китая.

Тем более что 2008 год — важная переломная веха. И не только потому, что будет Олимпиада. Дело в том, что сейчас по китайскому традиционному календарю начинается новый 12-летний цикл, 3-й и центральный в структуре 5 таких циклов. Он, считают китайцы, с одной стороны, определяет траекторию дальнейшего развития, с другой — в этом цикле нарастает напряженность, а потому требуются очень точные реакции на происходящее. Страна входит в дугу поворотного момента, чтобы вырулить во вторую половину 60-летнего цикла правильно. Эта система координат, в которой мыслят китайцы, и эти соображения присутствуют и в сфере принятия решений.

Коммунизм и даосизм

Позиция Китая однозначна: территориальная целостность. Эта позиция едина и в отношении Гонконга, Макао, Тайбея, и в отношении Тибета. Любой сепаратизм представляет угрозу для развития Китая. Но правда и то, что в стране существуют серьезные проблемы, связанные прежде всего с тем, что его руководство не знает, как увязать коммунистическую идеологию с идеологией даосизма, китайской медицины, книги перемен и Конфуция, на которой построена вся система ценностей, существовавшая на протяжении тысяч лет. Как гармонично увязать это с буржуазной системой ценностей, западными протестантскими идеалами, которые также постепенно распространяются в определенных слоях китайского общества? Потому и был взят курс на «гармоничное общество», где подразумевается осуществление идеалов конфуцианской доктрины в обертке коммунистических лозунгов и деклараций. Последние звучат все тише, но не могут прекратиться полностью ни при каких обстоятельствах, ибо держателем и носителем власти в Китае является компартия. На этом фоне все труднее объяснять и сглаживать межнациональные противоречия, которые исторически существуют в таких районах, как Тибет и Синьцзян. Отсутствует точная и убедительная идеологическая позиция в национальных вопросах.

Между тем китайцы не первое тысячелетие взаимодействуют в рамках одного государства с разными народами: в его состав входит 56 национальностей. Существуют традиции и навыки сохранения устойчивости государства в ситуации возможных межнациональных напряжений. Это и политика танского (VII век н.э) императора Ли Шиминя в отношении пограничных народов и вассальных территорий, и политика императора Цянь Луна во времена династии Цин в XVIII веке. Тибетцы с этой точки зрения более категоричны и нетерпимы, хотя их можно понять, принимая во внимание, что они находятся в зависимой позиции и считают себя завоеванными и угнетенными.

Против традиции

Нельзя отрицать, что Китай старается делать для Тибета много полезного — с его точки зрения. Строится бесплатное жилье для крестьян и кочевников. Все начальное и среднее образование для тибетцев бесплатное. Это же касается и медицинского обслуживания. Прокладываются автомобильные дороги. Железная дорога в Тибет — это и вовсе грандиозный проект: дорога кое-где проходит на высоте более 5000 метров над уровнем моря. Ее функционирование решает много экономических проблем развития Тибета, но и порождает новые: в Тибет приходит цивилизация, которая не способствует сохранению традиционного кочевого образа жизни.

На территории действует множество монастырей, здесь много паломников, никто не мешает и не запрещает отправлять религиозные культы. Автор был на огромном религиозном празднике Ходаин, и там царил порядок, который поддерживался в условиях огромного стечения народа на очень высоком уровне.

Но в Тибете изначально существовали и существуют свои представления о пути в небо светлого будущего, и пока китайско-коммунистическая идеология в рамках одного государства не слишком-то знает, как правильно общаться с тибетско-буддийской идеологией. Вот в этом — главная проблема. Она порождает зоны умалчивания. Нет возможности обсуждать идеологические постулаты, нельзя откровенно говорить о межнациональных проблемах. Противоречиями пользуются разные круги, стараясь создать впечатление, что напряжения гораздо больше, чем есть на самом деле.

Китай решает проблемы, двигаясь по пути построения «гармоничного общества». Эта доктрина формулируется как снятие напряжения между богатыми и бедными, между городом и деревней, между востоком и западом Китая. Нет сомнений, что Китай справится и с нынешней ситуацией в Тибете в той мере, в какой вообще можно справляться с подобными ситуациями.

Представитель Его Святейшества далай-ламы в России, СНГ и Монголии г-н Таши — The New Times:
Позиция Его Святейшества далай-ламы состоит в том, что тибетцы должны получить независимость ненасильственным способом. И он ищет решение, которое было бы приемлемым для обеих сторон. Он предложил то, что называется политикой «срединного пути». Китай постоянно повторяет, что Его Святейшество далай-лама является сепаратистом. Но Его Святейшество упорно повторяет: я не стремлюсь к независимости, нам необходима подлинная автономия. Согласно предлагаемой политике «срединного пути» мы отказались от борьбы за независимость, но мы не забываем о том, что Тибет был независимым государством. Политика «срединного пути» является гарантией территориальной целостности Китая и стабильности в стране. Нам необходимо, чтобы Тибет был полным, чтобы он включал в себя не только Тибетский автономный район, но и традиционные провинции Нкам и Амдо. Абсолютно все тибетцы, где бы они ни проживали, обладают правом сохранения своего культурного наследия: религии, языка. Мы очень беспокоимся о нашем наследии, о его сохранении, потому что сегодня культурное и религиозное наследие Тибета под угрозой, оно может полностью исчезнуть. Мы уже сейчас меньшинство в собственной стране. Если мы не сможем сохранить национальную самобытность, даже если нам будет предоставлена независимость, в ней не будет никакого смысла, потому что мы утратим культуру и религию.
Обвинения со стороны китайских властей в том, что сторонники далай-ламы запланировали и организовали беспорядки, — абсолютно беспочвенны. Его Святейшество не причастен к организации этой волны народных протестов. В минувший вторник Его Святейшество выступил с заявлением, сказав: если вы считаете, что препятствие — это я, что я организатор этих бунтов, я могу отказаться от своих полномочий, отойти в сторону.

_____________
1 Именно после этого протеста против коммунистического режима, жестоко подавленного войсками, далай-лама и другие тибетские активисты вынуждены были покинуть страну.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.