Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Горячее

#Политика

Битва за Обаму

06.07.2009 | Альбац Евгения | №26 от 06.07.09

Вокруг визита в Россию 44-го президента США развернулись  нешуточные бои. Причем как в Вашингтоне, так и в Москве
Вперед в будущее или back to US — USSR? Никогда за всю 18-летнюю историю российско-американских отношений подготовка встречи трех лидеров двух государств — президента США Барака Обамы с президентом России Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным в Москве не сопровождалась такими ожес­­то­­­чен­ными спорами, такой борьбой за повестку визита, таким противостоянием внутри элит, как нынешняя. Причем и в Вашингтоне, и в Москве

Официально цель саммита — подписание нового Договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-2): срок действия предыдущего истекает 5 декабря 2009 года. Однако за два дня до начала визита стороны все еще не могли договориться по принципиальным вопросам. Оптимисты — прежде всего те, кто отвечает за разработку соглашения в обеих столицах (отвечать на вопросы The New Times они соглашались лишь на условиях строгой анонимности), полагают, что к декабрю новый договор таки появится, а в Москве президенты подпишут некую бумагу о намерениях. Пессимисты, и в их числе главный редактор влиятельного американского журнала Foreign Affairs Джеймс Хоуг, считают, что максимум, что удастся, — продлить действие нынешнего договора на 3–5 лет, а там как бог (кризис, перемены в высших эшелонах власти) пошлет. Москва заключение нового договора хочет увязать с замораживанием американской системы противоракетной обороны в Европе — идефикс предыдущей американской администрации. И Обама, по мнению Марка Креймера, специалиста по истории холодной войны из Гарвардского университета, на такой шаг вполне может пойти, хотя это и будет ему стоить определенных политических потерь — прежде всего в отношениях с Польшей, которая является горячей сторонницей проекта. Но пока стороны не могут даже прийти к соглашению по цифрам — сколько и у кого должно остаться боеголовок, ракетоносителей и как все это считать, учитывая, что системы вооружения двух стран сильно отличаются друг от друга. Впрочем, понятно, что не в железках и зарядах дело, а в полном отсутствии доверия: американцев — к российским лидерам, российских — к американским. Каждая сторона полагает, что визави обязательно надует, а потому пытается каждую договоренность обставить таким количеством защитительных механизмов, что достижение результата становится практически невозможным. В этом смысле отношения США и России сегодня вернулись к временам Никсона—Брежнева, то есть холодной войны. С чем и можно поздравить как неоконов в Америке, так и ястребов в Москве.

Свет мой, зеркальце, скажи
«Когда русские приезжают в Вашингтон и встречаются со мной, они неизменно задают один и тот же вопрос: «Россия, по вашему мнению, — великая держава?» Я отвечаю: если вы задаетесь таким вопросом, то, вероятно, вы и сами знаете на него ответ. Китайцы, например, такого вопроса не задают», — заметил в интервью Збигнев Бжезинский,* * Интервью известному американскому тележурналисту Чарльзу Розу, 29 июня 2009 года. помощник президента по национальной безопасности в администрации Картера (1977–1981 гг.). Московские политические лоббисты, зачастившие в Нью-Йорк и Вашингтон в преддверии саммита, вызывают усмешку не только у саркастичного антисоветчика Бжезинского (которого, кстати, по словам того же Джеймса Хоуга, считают одним из ключевых советников Барака Обамы по вопросам, связанным с Россией).

Эти ребята действительно все более напоминают стареющих красавцев, бесконечно смотрящихся в зеркало и интересующихся: могут ли они еще соблазнить девушку или же все — поезд ушел? Поезд уходит. Ястребы по обеим сторонам океана теряют возможность влиять на американскую политику в отношении Москвы, на то, с кем следует американским президентам и прочим официальным лицам иметь дело в России, а с кем — ни-ни, о чем следует говорить, а о чем (права человека, цензура в СМИ, дело Ходорковского) — в лучшем случае на ухо.
Однако последний бой они закатили нешуточный — на многие сотни тысяч долларов. Известные своим антиамериканизмом политпропагандисты Андраник Мигранян, Алексей Пушков и проч. организовывали конференции на берегах Гудзона и Потомака, их партнеры — бывшие чиновники администрации Джорджа Буша или приближенные к ней, такие как Томас Грэм (советник Буша по России в 2004–2007 гг., ныне — старший партнер фирмы Kissinger Associates) и Дмитрий Саймс (президент Вашингтонского центра имени Ричарда Никсона), вместе с московским политтехнологом Глебом Павловским участвовали под эгидой ФЭПа и РИА Новости в таких же шоу в Москве. Цель? Ну, понятно: ничего личного — только бизнес.

Под ковром
Военные действия велись по двум направлениям. Первое — встречи Барака Обамы в Москве. Второе — роль в саммите младшего члена дуумвирата, президента Медведева.

Пожалуй, единственное, что не вызвало больших разногласий в Вашингтоне и что быстро американцы согласовали с Москвой, так это перед кем президент США должен произнести свою программную речь. Так же, как в Каире, для этой цели выбрали академическую аудиторию. Выбирали между Российской экономической школой (РЭШ) и Высшей школой экономики. «МГУ даже не рассматривался», — сообщил на условиях анонимности в интервью The New Times вашингтонский инсайдер. Чем не показался старейший и когда-то самый известный университет страны? Мм-м… своей излишней идеологизированностью, ставшей особенно заметной, когда патронировать МГУ взялась «Единая Россия». В списке альтернатив был еще и Казанский госуниверситет, но он отпал в самом начале, когда стало ясно, что на поездку в регионы у Обамы не будет времени.

Почему Обама остановился на РЭШ? Во-первых, потому что в международных индексах цитируемости экономисты этой школы — Екатерина Журавская, Сергей Гуриев, Константин Сонин — далеко обходят своих российских коллег, во-вторых, потому что «это новый университет, независимый от государства, соответствующий мировым стандартам, чьи выпускники работают во многих колледжах мира, в том числе и в США», — говорит ректор РЭШ Сергей Гуриев. Третья причина — репутация: в неформальном рейтинге коррупциогенности эта школа считается само­й чистой в России. Наконец, не последнюю роль сыграло и то, что РЭШ окончил Аркадий Дворкович, помощник президента по экономике: как представитель Ассоциации выпускников РЭШ, он выступит перед президентом США в Гостином Дворе, где лучшим студентам вручит дипломы сам Барак
Обама.

Рамки для президента
Правда, даже при принятии этого пункта программы саммита не обошлось без подковерных игр: сначала предполагалось, как сообщил источник в администрации президента РФ, что вместе с Обамой в Гостиный Двор приедет и президент Дмитрий Медведев. Потом в Кремле, а точнее на Краснопресненской набережной, вероятно, решили, что Медведева будет слишком много: президент России вместе с президентом США и так встретятся с участниками американо-российского гражданского форума, который будет заседать в гостинице «Метрополь» («Мы категорически были против такого рос­кошного места для заседаний представителей НКО, — сообщила The New Times глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, — но это как-то связано с вопросами охраны и безопасности»), а потом заедут и в «Ритц-Карлтон», где ожидается беседа с 400 представителями крупного бизнеса России и США — организацией бизнес-форума в Москве занимался РСПП.

Короче, решили, что к студентам вместе с Обамой приедут один-два российских вице-премьера. И то славно.

Любопытно, что сократилось с 6 до 3 часов и время личных переговоров между президентами — не о чем дольше говорить? «Кому-то очень не хочется, чтобы Медведев слишком уж был вовлечен в выстраивание отношений с новым американским президентом», — предположил источник, знакомый с подковерными интригами в Москве. «Конечно, ваш тандем представляет для Белого дома проблему, — говорит осведомленный инсайдер в Вашингтоне. — С одной стороны, они (Обама и его люди) хотят иметь дело в России с теми, кто принимает решения. А это — Путин. С другой — они хотят проявить максимальную осторожность, чтобы никоим образом не подорвать авторитет Медведева. Не знаю, как им удастся достичь такого равновесия, но люди Обамы сделают все, дабы не показать, что Медведев — марионетка». Судя по программе визита, американцы действительно весьма озабочены соблюдением политеса: Барак Обама встретится с Путиным лишь утром 7 июля и всего на час. Впрочем, по мнению другого собеседника, Стива Сестановича из Совета по внешней политике, который во времена президента Клинтона курировал отношения с Россией в Госдепартаменте США, для новой американской администрации важно, что Медведев говорит на более понятном для Вашингтона языке, нежели его предшественник: «Президент Медведев сказал, что Россия не может рассчитывать на уважение других, если в стране не будет установлено верховенство закона, и что в том, что в России закона нет, нельзя винить никого, кроме самих себя, — эта позиция близка новой администрации США». Другими словами, при всем прагматизме нового американского президента вопрос ценностей для Обамы не пустой звук. Закон, а не жизнь по мафиозным понятиям, свободы, а не их имитация, демократия, а не идиотические конструкции с прилагательными вроде «суверенная» — ровно здесь проходит водораздел между приверженцами real politic и теми, кого в США принято называть «сторонниками ценностей». Во внешней политике — в том числе.

Сопротивление материала
Кто бы мог подумать, что неоконсерваторы из бывшей администрации президента Буша — той самой администрации, что поддерживала «оранжевую революцию» на Украине и «революцию роз» в Грузии (потому как это соответствует национальным интересам США в этой части шарика), объединятся с самыми ярыми российскими антиамериканистами? Однако — сошлись. Сошлись на том, что, если отбросить словесную шелуху, Россия пока не доросла до демократии, а свободы и права человека — это что-то вроде изысканного десерта: для тех, кто и за то и за другое способен заплатить. То есть если летаешь бизнес-классом и живешь в апартаментах класса люкс — можешь и свободой наслаждаться, а если берешь эконом — и «Единая Россия» сгодится. Отсюда естественным образом следовало, что целью саммита должны стать переговоры о том, что нужно для защиты бизнес-класса, все остальное — в сторону. «Как же низко пали российско-американские отношения, если главной целью саммита стал договор по стратегическим вооружениям, — говорит Марк Креймер из Гарвардского университета. — У Великобритании и Франции тоже есть ядерные арсеналы, но мы же с ними не обсуждаем подобные договоры. По сути, мы вернулись к парадигме отношений, существовавших во времена СССР». Он вспоминает, что в свое время президента Форда тоже уговаривали не принимать в Белом доме Александра Солженицына, дабы не сердить советских лидеров. Форд на уговоры сторонников real politic поддался, Солженицына не принял, о сидящих по тюрьмам и лагерям диссидентах, как и его предшественник Никсон, говорить не стал. Потом, утверждает Креймер, о том сожалел.

В Вашингтоне-2009 главные споры разгорелись вокруг того, должен ли президент встречаться с политической оппозицией или нет, тем более что Москва была категорически против. Потом порешили — с правозащитниками встретиться все же надо. По инициативе Людмилы Алексеевой, главы Московской Хельсинкской группы, и при финансовой поддержке фонда «Евразия» подготовили программу уже упомянутого Гражданского форума: по пять человек от России и США будут вести дискуссии на пяти секциях: здравоохранение, муниципальное управление, права человека, молодежь и образование, свобода СМИ.

Несогласные
А дальше неизбежно встал и другой вопрос: делать вид, что в России несогласных нет, или все же признать, что кое-где встречаются?

По информации The New Times, еще за три недели до саммита прагматики в Вашингтоне убеждали американского президента: если встречаться, то только с теми, кого принимает Кремль. Однако для тех на Потомаке, кто знаком с российскими реалиями, такой подход представлялся циничным и недостойным президента, который пришел в Белый дом под лозунгом «Нам нужны перемены!» В числе таких политиков источники прежде всего называют профессора Майкла Макфола — помощника Барака Обамы по России. Говорят, на одной из встреч Макфол, который создал в Стэнфордском университете Центр демократии, развития и верховенства закона, сказал: «В Стэнфорде за мной сохранили кабинет: рано или поздно я туда вернусь, и я не хочу краснеть перед коллегами за то, что я делал, работая в администрации».

Так в графике Барака Обамы появился пункт: встреча с политической оппозицией. В список, помимо Геннадия Зюганова (КПРФ), Сергея Миронова,* * На момент подписания номера глава Совета Федерации Сергей Миронов не подтвердил своего участия во встрече. Елены Мизулиной («Спра­ведливая Россия»), Сер­­­гея Митрохина («Яблоко»), Леонида Гозмана («Правое дело»), включены лидеры демократического объединения «Солидарность» Борис Немцов и Гарри Каспаров, а также Владимир Рыжков и адвокат Михаила Ходорковского Елена Лукь­янова (КПРФ).

Судя по истерической реакции политлоббистов в Вашингтоне и Москве (в окружении премьера Путина, прежде всего), которая проявилась на страницах журнала неоконсерваторов National Interest (его издателем является Дмитрий Саймс), а также в серии интервью российским изданиям и в выступлениях на московских конференциях сотрудников Генри Киссинджера (именно он в бытность свою госсекретарем в администрации Ричарда Никсона стал идеологом концепции real politic), альянс неоконсерваторов и антиамериканистов такого поворота не ожидал. Не ожидал и Кремль. Очевидно, саммит преподнесет нам и другие сюрпризы. Но об этом — уже в следующем номере.



Разминка
Барак Обама (2 июля 2009 года, Вашингтон):
«Я думаю, Путин одной ногой стоит на старом пути ведения диалога между странами, а второй — на новом».
Владимир Путин (3 июля 2009 года, Краснодарский край):
«Что касается стоять одной ногой в прошлом, а другой впереди, у нас в народе есть такое не очень литературное слово: мы враскорячку не умеем стоять. Мы твердо стоим на ногах и всегда смотрим в будущее. Это особенность России».

ФОТО REUTERS,
 НА ГЛАВНОЙ СТРАНИЦЕ фото REUTERS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.