Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Чаевые для чиновника

27.09.2011 | Романова Ольга | № 31 (216) от 26 сентября 2011 года

Мы с мужем, Алексеем Козловым, только что отпущенным на свободу решением Верховного суда, оба профессиональные финансисты. Я в прошлом, он, я надеюсь, и в будущем тоже. В связи с чем вопрос «почем?» не оставляет нас уже довольно продолжительное время. Вот во сколько налогоплательщикам обходится вредоносная деятельность главы Мосгорсуда Ольги Егоровой, сломавшей лично, а также под общим руководством тысячи жизней? Каков прямой ущерб и каков косвенный? Как оценить моральный ущерб, а также ущерб имиджу страны, представлению граждан и мирового сообщества о нашем правосудии? А то разлагающее воздействие, которое она лично оказывает на судейский корпус? Думаю, речь может идти о сумме, на порядок превышающей рыночную стоимость, например, ЮКОСа в его лучшие годы.

Не меньший вред наносят стране и ее гражданам существующая система ФСИН и ее руководство. Гибель пятимесячной девочки в Можайском СИЗО, издевательства и поборы — ну сколько же можно? Вот во что обходится содержание конкретного Александра Петровича Кромина, руководителя пресс-бюро ФСИН, который на мой простой и естественный вопрос, когда и каким образом будет освобожден из мест лишения свободы мой муж, отвечал, что со мной он вообще не хочет разговаривать, а моего мужа пусть освобождают его защитники? Да вот мне глубоко наплевать, хочет он или не хочет со мной разговаривать — со мной он разговаривать обязан, ибо ему за это платят зарплату, в том числе из моего кармана. К тому же я еще и защитник, чей статус признан Верховным судом. То есть я в курсе, что написано в законах, кто должен был немедленно освобождать моего мужа из тюрьмы и каким образом. А Александр Петрович не знает. Следовательно, он обязан вернуть свою зарплату нам, налогоплательщикам, и принести свои глубочайшие извинения за нанесение нам ущерба своей непрофессиональной деятельностью — если мы согласимся их принять.
 

Мы платим налоги, чтобы бабушки в доме престарелых были сытыми и ухоженными, а вовсе не для того, чтобы сытыми и ухоженными чувствовали себя бюрократы    


 

Кстати, об извинениях. Открываю Уголовно-исполнительный кодекс РФ, ст. 173, где в том числе написано об извинениях, которые мой муж должен получить в письменном виде от работников ФСИН. Где они? Понятно, что извинения на булку не намажешь, но все же хотелось бы, чтобы работники системы Минюста уважали закон, как минимум — знали бы его. А они даже когда знают — плюют на него. Дорогой Минюст, а также тоже недешевый ФСИН — верните налогоплательщикам свою зарплату и премии, ибо мы не хотим, чтобы вы плевали на закон.

Мне непонятно, почему родственники неправосудно осужденных граждан в свой законный выходной собираются вместе и едут с продуктами, одеждой, лекарствами и памперсами в дом престарелых, в который войти страшно, сажают там деревья и разговаривают с несчастными бабушками — но почему мы этим занимаемся, почему не вы? Почему не Егорова, не Голикова, не министр юстиции Коновалов? Почему не премьер или начальник его гаража? Мы-то налогоплательщики, а вы — бюджетополучатели. Мы платим налоги, чтобы бабушки в Тульской области чувствовали себя хотя бы сытыми и ухоженными, а вовсе не для того, чтобы сытыми и ухоженными чувствовали себя вы. Да ради бога — бывайте здоровы, живите богато, но только после бабушек. А не вместо.

Вы привыкли объяснять гражданам, на чьи деньги вы живете, что они, граждане, — г… Граждане думают иначе. А еще они об этом говорят. Теперь попробуйте возразить, желательно мотивированно. Почему это мы г…? Давайте, смелее — ведь скоро выборы. На которых ответственные налогоплательщики выбирают себе управляющих своими деньгами. Не более того. А управляющие нашими деньгами должны доказывать нам, что они управляют честно, открыто и, боже упаси, не ради себя, а исключительно ради нас. За это мы позволяем им получать свой небольшой процент, называется management fee. А если вы отлично справляетесь со своей работой, мы можем переизбрать вас на второй срок и даже согласимся выплатить success fee. То есть повышенные чаевые.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.