Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Потерянный рай

30.09.2011 | Александр Шаталов | № 31 (216) от 26 сентября 2011 года

Открытия IV Московской международной биеннале
58_490.jpg
Потерянный рай. Allegoria Sacra («Священная аллегория») — название нового проекта знаменитой художественной группы AES+F, премьера которого состоялась в Мультимедиа Арт Музее в рамках IV Московской международной биеннале современного искусства. The New Times рассматривал новую работу художников

Группа AES+F — Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский, Владимир Фридкес* * Артгруппа существует с 1987 г.  — всегда интересовалась массовым сознанием и влиянием художественного произведения (от скульптуры до видеоинсталляции) на обыкновенную, не подготовленную к художествам аудиторию. Их работы социальны, вызывают резонанс в обществе и оживленную полемику.

Allegoria Sacra — 6-канальная видеоинсталляция, состоящая из серии картин, которые транслируются на экраны. Это не видео, а фотоработы, снятые в специальном формате, что придает визуальному ряду эффект отстраненности и ирреальности. Название позаимствовано у одной из самых неожиданных картин Джованни Беллини, хранящейся в галерее Уффици во Флоренции. Считается, что Беллини изобразил на ней чистилище на берегу реки Стикс или Леты. На картине собраны различные персонажи из христианской и античной мифологии: Святой Себастьян, кентавр, маленькие дети, играющие у дерева, сарацин-мусульманин, две прекрасные дамы, мужчина с мечом в руке, похожий на апостола Павла, нагой старик, напоминающий Иова… Allegoria Sacra группы AES+F — обобщенное высказывание о современном мире (ад — рай — чистилище). Как и у Беллини, в работе современных художников соединяется несовместимое. В пространстве международного аэропорта встречаются толпа мусульманских мигрантов и скинхед, разобщенные «западные» пассажиры и сплоченная группа азиатов, усыновленные счастливые дети обеспеченных гомосексуальных пар и бедные исламские дети со своими семьями… Реальная жизненная ситуация в данном случае становится метафорой. В «Аллегории» появляются и кентавр, и суперлайнер-дракон, приземляющийся в заснеженной пустыне, каннибалы танцуют в джунглях с дамами, старик Иов с помощью ангелов-стюардесс превращается в младенца-мутанта… То ли компьютерная игра, то ли «Звездные войны». Эстетика фэнтези и комиксов вступает в перекличку с философскими размышлениями Беллини.

58_240.jpg
Потребители роскоши

Allegoria Sacra — завершающая часть трилогии. Первые две, «Последнее восстание» и «Пир Трималхиона», были показаны на Венецианской биеннале в 2007 и 2009 годах. В «Последнем восстании» полуодетые подростки фальшиво сражаются между собой, принимая эффектные позы, как модели глянцевого фотографа (собственно, таким всегда и был Фридкес). За их спинами — искусственные горы и фальшивое небо. Грузовики, аэробусы и поезда бороздят пустынные пространства, покинутые людьми.

В «Пире Трималхиона» иронично показано идеальное пространство, к которому стремятся люди, мечты о счастье и роскоши и боязнь их потерять. Трималхион — персонаж «Сатирикона» Петрония, бывший раб, ставший нуворишем и дающий в своем дворце многодневные пиры. Получился фактически эксклюзивный отель, в котором люди «белой» касты обслуживаются людьми «черной» касты. Но иногда роли меняются. «Черная» каста — слуги Трималхиона, молодые и сексуальные азиаты, африканцы, латиноамериканцы — не только обслуживающий персонал, но и участники тайных оргий. Им приходится реализовывать любые фантазии «господ» — от гастрономических до эротических и мазохистских. «Роскошь — это язык современных потребителей рая, которые боятся его потерять», — поясняет художница Татьяна Арзамасова.
58_490_02.jpg
Чистилище 3D

Allegoria Sacra, в которой заняты частично те же самые герои, что и в предыдущей работе (в том числе известные светские персонажи и модели), призвана поставить точку в этой истории, хотя это и не получается. Тезис о старых и новых расах высказан, пожалуй, слишком декларативно, хотя современный политический контекст становится всякий раз комментарием к этой работе. Чистилище у AES+F какое-то мультяшное — то ли комикс, то ли «Аватар» Дж. Кэмерона. Декоративность проекта, отсылающего нас к эстетике глянцевых журналов, превращает жизнь отнюдь не в трагедию и даже не в фарс, а в видеоинсталляцию 3D, лишенную реальных страстей и эмоций, на которые введена цензура.
58_GR.jpg






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.