Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Точка зрения

Большое затишье и шумовые эффекты

20.09.2011 | Голосов Григорий, профессор сравнительной политологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, директор проектов Центра «Геликс» | № 30 (215) от 19 сентября 2011 года


16-1.jpg
Цель информационных всплесков — поддерживать у населения ощущение реальности выборов

Избирательная кампания, основное содержание которой в течение лета составляли маневры вокруг Народного фронта и его «праймериз», в конце августа — начале сентября взяла паузу. С точки зрения властей, это вполне разумная тактика. Давно уже известно, что чем активнее высвечиваются политические темы в публичном пространстве, тем более блекло выглядят лидеры страны и «Единая Россия» в подборках опросных данных, появляющихся на сайте фонда «Общественное мнение».

Блеклый старт

Региональные избирательные кампании последних лет обычно строились на принципе «побольше молчи — за умного сойдешь». До населения доходили лишь заунывные призывы проявить гражданскую зрелость и проголосовать. Объяснять в деталях, кому именно следует отдать голос, не надо: «выбор» должен быть очевидным для избирателя, а если нет, то дело уже наполовину проиграно. Конечно, на специфические условия думской кампании этот опыт надо проецировать с осторожностью. Можно ожидать, что на предстоящем съезде «Единой России» подкинут тему-другую для разговоров.

Скажем, единственным заслуживающим внимания событием Ярославского форума стало выступление Дмитрия Рогозина о роли Северного Кавказа в современной российской политике. Видимо, этой теме отводится известная роль в избирательной кампании. Принимая во внимание электоральную зависимость «Единой России» от глав северокавказских республик, трудно прогнозировать, что дело дойдет до обсуждения каких-то кардинальных реформ национально-государственного устройства (которые, кажется, имел в виду Рогозин). Риторику придется сбалансировать таким образом, чтобы она, отвечая националистическим настроениям в большом электорате, в то же время не насторожила северокавказских лидеров.

Беды фронта

У осеннего затишья в правительственном лагере может быть и ситуационное объяснение. Не исключено, что власти до конца не определились по вопросу о том, какую роль сыграет Народный фронт в дальнейшей кампании. Следует признать, что выгоды, полученные «Единой Россией» от использования этого риторического приема, не так уж велики, а на повестке дня уже стоит вопрос, как сделать, чтобы привлеченный этим приемом избиратель все же проголосовал за «Единую Россию», не заблудившись между двумя ярлыками одной и той же партии.

К тому же, как утверждают некоторые наблюдатели, идея Народного фронта не пользуется единодушной поддержкой среди организаторов кампании. К числу ее противников относят, например, Владислава Суркова. Если это так, то вопрос об интенсивности использования Народного фронта — это еще и вопрос о том, кто в качестве главного стратега будет распоряжаться выделенными на кампанию колоссальными ресурсами и войдет в следующий электоральный цикл архитектором победы на думских выборах.

Однако полное отсутствие активности на старте кампании — не в интересах властей, которые должны поддерживать у населения ощущение реальности выборов. Отсюда — несколько информационных всплесков в начале сентября. Пожалуй, наиболее заметным из них было объявление о намерении шоумена Ивана Охлобыстина участвовать в президентских выборах.


Националистическую риторику придется сбалансировать так, чтобы она, отвечая настроениям в большом электорате, в то же время не насторожила северокавказских лидеров


Клоунада-2011

Разумеется, участвовать в выборах Охлобыстин не будет. Круг участников известен: помимо официального кандидата это Зюганов, Жириновский и, скорее всего, Явлинский. Возможно, к мероприятию подстегнут еще одного-двух кандидатов. Но клоунада не будет допущена даже на уровне, приемлемом в 2008 году, когда на арену все-таки выпустили Андрея Богданова. На этот раз — именно потому, что официальным кандидатом, скорее всего, будет Владимир Путин — все должно быть всерьез.

Задача Охлобыстина — поддержать некоторый уровень общественного внимания к происходящему, и с этой задачей он уже справился. Можно обратить внимание на то, что в выступлениях Охлобыстина обыгрывается этническая тема, и это предваряет ее дальнейшее использование в кампании «Единой России». Но это вторичный момент. То, о чем говорит Охлобыстин, не важно. Важно то, что в качестве «доктора Быкова» он узнаваем в молодежном сегменте электората, о привлечении которого к выборам власти проявляют довольно последовательную заботу.

Рамки для миллиардера

Вероятно, одним из самых ярких происшествий этой бедной на события кампании стала неожиданная развязка лидерства Михаила Прохорова в партии «Правое дело». Простая истина: независимых игроков в российской партийной системе нет и быть не может. При решении принципиальных вопросов — вроде формирования предвыборных списков — мнение Кремля имеет силу приказа. Это касается даже миллиардеров. Не уверен, что Владислав Сурков хотел именно такого финала — скорее всего, речь шла просто о том, чтобы поставить Прохорова на место. Но вряд ли начальники Суркова, президент и премьер, будут гневаться на своего эффективного, пусть временами излишне ретивого, менеджера. У прохоровского «Правого дела» был шанс пройти в Думу, а появление в думских стенах политика, который начинает брыкаться еще в ходе кампании, — это риск из числа тех, которые Сурков, собственно, и призван предотвращать.

Разумеется, после ухода Прохорова шансов у «Правого дела» не осталось. Теперь этой партии подберут какого-нибудь лидера из фигур третьего ряда и выпустят на выборы честно зарабатывать свои 2,5%. Партийный актив, тщательно профильтрованный еще в процессе ликвидации «Союза правых сил», готов к тому, чтобы поддержать любое решение по «Правому делу», которое примет Кремль. Этому активу найдется применение на региональных выборах. Не только для профессиональных интриганов вроде Андрея Богданова, но и для вполне себе публичных политиков вроде Бориса Надеждина будущее в зарегистрированной партии оказалось важнее, чем лояльность Прохорову. А правому избирателю — если такой есть — поступил сигнал присмотреться к «Единой России» и Путину. Алексей Кудрин не случайно вдруг разоткровенничался, что после президентских выборов не прочь стать премьером.

Другие игроки

Из числа событий, которые не привлекли большого общественного внимания, следует отметить предвыборные съезды трех партий — «Патриотов России», «Яблока» и ЛДПР. Самой важной из них является, конечно, партия Владимира Жириновского, которая в течение последнего электорального цикла делила третье-четвертое места в российской партийной системе со «Справедливой Россией». Средняя доля голосов, полученная ЛДПР на региональных выборах декабря 2007-го — марта 2011 года (участвовала в 62 из 63 кампаний), составила 9,9%. Накануне нынешних выборов Жириновский чувствует себя настолько уверенно, что не счел нужным предложить своим сторонникам ни новых лозунгов, ни сколько-нибудь заметных фигур в списке.

Мало кто знает, но «Патриоты России» — это, по формальным показателям, пятая партия в России. Поучаствовали в 22 региональных выборах. Средний результат не впечатляет — 3,5%, но в пяти регионах взяли по 7% голосов и больше.

Думаю, однако, что на предстоящих выборах «Патриоты» сыграют привычную роль спойлеров по отношению к КПРФ и «Справедливой России». Тем, кто принимает соответствующие решения, «Патриоты» в Думе не нужны. Если судить по региональным выборам, «Яблоко» еще слабее: участвовало лишь в шести из них со средним результатом 2,6%, не набрало 7% ни разу. Но шанс на лучшее будущее есть: Явлинский был бы хорош на президентских выборах, а ради этого власть может позволить им получить 5%. Смогут ли — отдельный вопрос.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.