Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Человечество во мгле

23.09.2011 | Новодворская Валерия | № 30 (215) от 19 сентября 2011 года


Великий пророк, мощный философ, глубокий и оригинальный социолог, которого все считали и до сих пор считают фантастом, родился в Англии 145 лет назад, 21 сентября 1866 года. Герберт Уэллс, кажется, предвидел все: большевиков, марсиан, морлоков, причем, надо сказать, эти три явления у него почти совпадают.

Родители писателя служили в одном поместье, она — горничной, он — садовником. Поднакопили деньжат и открыли лавку, где торговали фарфором. Но Уэллсу все-таки удалось окончить колледж при Лондонском университете и получить степень магистра, а незадолго до смерти он стал даже доктором в области биологии. Он состоял в «Фабианском обществе» осторожных и мудрых интеллектуалов вместе с Бертраном Расселом и Бернардом Шоу. Общество предостерегало против неумеренного социального реформаторства и попыток немедленно учредить ангсоц (английский социализм по Оруэллу). Заодно фабианцы находили опасными технический прогресс, евгенику и вообще хирургическое вмешательство в природу.

Писать Уэллс начал без ученичества и без набросков. Сразу пошли его мощные и мрачные романы, по одному в год. Уже в 1895 году он написал антиутопию «Машина времени». Нет, Уэллс не был оптимистом, а Маркса считал скучнейшим филистером. В «Машине времени» цивилизация гибнет, а на ее руинах появляются две расы, окончательный и уродливый плод социального расслоения: элои, прекрасные и беззащитные паразиты, и морлоки, злодеи-рабочие, которые сначала кормят, а потом пожирают своих хозяев. Это, конечно, гипербола, но куда ведет путь разделения на трущобы, фавелы, бидонвилли, гетто и, с другой стороны, — Рублевки, Куршевели, Лазурный Берег и Челси? И разве в Париже конца XVIII века при якобинском терроре «бешеных» с Жаком Ру — Марат, Шометт, Эбер и «вязальщицы гильотины» не напоминали морлоков, а истребляемые дворяне — элоев? В Петрограде в 1920 году Уэллсу довелось еще раз увидеть результат своего пророчества. Разве не были комиссары и чекисты морлоками? Ликвидация богатых и образованных, сожжение рахманиновского рояля и блоковской библиотеки — это ведь чистый Уэллс. А как этого избежать? В своем романе «Когда спящий проснется» (1899) он сделал победителями английских плутократов, чутьем художника понимая, что пролы (пролетарии из Оруэлла) не могут, не должны выигрывать. А заканчивается «Машина времени» совсем плохо: ужасные крабы величиной со скалу, мертвый океан.


Декорации «Войны миров» Уэллс въяве увидел в России 1920 года. Революция  —  черная воронка, в которой может сгинуть не только Россия


По Уэллсу прогресс и игра с тайнами Бытия опасны, наука опасна. Гибнет изобретатель из «Человека-невидимки» (1897), а в «Первых людях на Луне» продвинутые лунарии превращаются в огромные головы на тонких ножках и решают истребить пришлых землян за их неразумную жизнь. И не надо превращать зверей в людей, как в «Острове доктора Моро» (1896). В результате озвереют люди, а звери вернутся в свои норы и леса. Человек не должен вмешиваться в замысел Создателя.

Декорации же «Войны миров» Уэллс въяве увидел в России 1920 года и нашел Ленина очень опасным мечтателем, а революцию — черной воронкой, в которой может сгинуть не только Россия, но и все человечество. Почти так оно и вышло. Уэллс умер в 1946-м, а уже в 1960-е в черной дыре социализма оказалось как раз полмира. Сначала «Россия во мгле», а потом в утопическую мглу потянулись даже рациональные европейцы. В 1934 году талантливый комедиант Сталин сумел понравиться Уэллсу, но процессы 37-го и 38-го быстро отрезвили писателя.

Фабианец Герберт Уэллс прописал человечеству горькое лекарство: жить обыкновенной, пошлой, безопасной буржуазной жизнью, единственно возможной на земле.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.