Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Принц против нищего

07.04.2008 | Докучаев Дмитрий | № 14 от 07 апреля 2008 года

Принц против нищего

Разрыв в доходах богатых и бедных по-прежнему велик. The New Times анализировал причины неравенства и искал пути решения проблемы

Дмитрий Докучаев, «BusinessWeek Россия» — для The New Times

С 1 апреля в стране выросли пенсии: их страховая часть была повышена на 7,5%. Эти деньги не решают проблемы бедности в стране. Лучше всего об этом свидетельствуют цифры, приведенные в докладе Минсоцздравразвития. По официальным данным, так называемый децильный коэффициент (или коэффициент Джини), который характеризует разницу в доходах между 10% самых богатых жителей страны и 10% самых бедных, сейчас составляет 16,8:1. Для сравнения: в Европе этот параметр, характеризующий степень социального расслоения в обществе, на сегодня составляет 6:1 или 8:1, в США — 10:1.

Столичное «достижение»

Недавно первый заместитель мэра Москвы Юрий Росляк порадовал жителей столицы заявлением о том, что разница в доходах между богатыми и бедными москвичами за последний год сократилась более чем на 20%. Между тем, даже если процесс идет так, как его видят чиновники, это означает, что разрыв в доходах в городе упал с 50,7 до 41 раза. Такие различия характерны скорее для столиц слаборазвитых государств.

Главным показателем того, что столица богатеет, пожалуй, являются данные последнего рейтинга журнала Forbes, согласно которому в Москве проживают 74 долларовых миллиардера. А поскольку это больше, чем в признанных деловых центрах — Нью-Йорке (71) и Лондоне (всего 36), Москва по праву может быть увенчана лаврами «мировой столицы миллиардеров». Тем более что, по некоторым данным, в столице проживают еще около 100 тысяч долларовых миллионеров.

С этими цифрами резко контрастируют другие. Прожиточный минимум в городе составляет 5855 руб. При этом, по данным Независимого института социальной политики, 15% москвичей не могут похвастаться, что располагают даже этой суммой. При таких контрастах, утверждает руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер, не стоит удивляться самому факту сокращения разрыва: «При разнице доходов 50 к 1 даже небольшие вливания в пользу бюджетников и пенсионеров уменьшают разрыв».

В пользу богатых

«Доходы концентрируются в высокодоходных группах. Расслоение населения достигло чрезвычайно высокого уровня и продолжает увеличиваться, и в ближайшие годы этот тренд не изменится. Получается, что выигрыш от экономического роста получают обеспеченные слои населения», — утверждает эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Игорь Поляков.

Об этом же свидетельствует и исследование Института социально-экономических проблем народонаселения РАН. Его авторы приходят к выводу, что меры правительства в области социальной политики — увеличение минимальной зарплаты, пенсий, зарплат бюджетникам — оказались выгоднее самой богатой части населения. Ученые утверждают, что за последние годы доходы увеличиваются во всех группах населения, но прирост доходов богатых составляет 66%, а самых бедных — в разы меньше. При этом эксперты отмечают все большую значимость для наиболее обеспеченных слоев населения незарплатных доходов, например, дивидендов, выплата которых облагается меньшим налогом, чем фонд заработной платы.

Жизнь за чертой

Именно высокая инфляция является той главной бедой, которая не позволяет поднять голову представителям низших децилей. «Да, бедные за последнее время стали жить немножко лучше, — признает Евгений Гонтмахер. — Но лишь немножко. Для тех, у кого на питание идет больше половины доходов, а остальное — на оплату жилья и транспорта, инфляция растет в два раза быстрее той, что называет Росстат». Потребительскую инфляцию в стране за прошлый год Гонтмахер оценил в 25%.

Всего же людей, живущих за чертой бедности, сегодня в России, по данным того же Росстата, насчитывается 22 млн человек, или 15% населения. Однако Евгений Гонтмахер сильно сомневается в обоснованности этой цифры. Он утверждает, что сама методика расчета бедных в России по прожиточному минимуму, введенная в 1992 году, сейчас устарела. Ведь ВВП страны в прошлом году достиг докризисного уровня, а это значит, что надо переходить на другую методику счета черты бедности — ту, которая применялась при Горбачеве. При этом число бедных вырастет раза в два, и это будет уже 30% населения. Проблема еще и в том, что к числу бедных у нас относятся работающие люди, этим Россия отличается от развитых стран. У нас же ниже черты бедности находится не только подавляющее большинство из 37 млн пенсионеров, но и 15 млн бюджетников, 2 млн военнослужащих плюс работники сельского хозяйства, легкой, текстильной, кожевенной, обувной промышленности, где зарплаты очень скромные.

Подачки не спасут

Как же преодолеть ту пропасть между богатыми и бедными, что образовалась в нашей стране? Авторы вышеназванного исследования РАН одной из ключевых мер считают отказ от плоского подоходного налога и единого социального налога с регрессивной шкалой. Директор Института социальноэкономических проблем народонаселения РАН Алексей Шевяков уверен, что проблему социального расслоения «не решить без уравнивания темпов роста доходов богатых и бедных с помощью изменения ставки, например, подоходного налога и усиления адресных социальных выплат». А вот Евгений Гонтмахер придерживается другой точки зрения, хотя он и согласен с тем, что «для тех, кто зарабатывает $1 млн, и для тех, кто получает 1 тыс рублей, 13% налога имеют разное социальное значение». Тем не менее Гонтмахер считает, что пока трогать плоскую шкалу нельзя, потому что «частое изменение налоговых ставок уводит часть доходов в тень».

Однако все эти решения требуют совершенно иной социальной политики. Между тем проблема борьбы с бедностью удивительным образом практически исчезла из планов власти. Действующий и избранный президенты говорят в последнее время все больше о высоком: инновационном развитии, тотальной информатизации общества, мировом лидерстве по нанотехнологиям… И пока не похоже, чтобы власти отказывались от своей системы разовых «подачек», которые, как свидетельствует статистика, только увеличивают пропасть между богатыми и бедными.

Как менялся децильный коэффициент в России
1991 г. 4,5:1
1992 г. 8,0:1
1994 г. 15,1:1
2000 г. 13,9:1
2002 г. 14,0:1
2004 г. 14,8:1
2005 г. 14,9:1
2006 г. 15,3:1
2007 г. 16,8:1
«Доходы, характерные для высших децилей, например, от собственности — владение недвижимостью, дивиденды, компенсация по вкладам, составившая в 2007 году 35–40 млрд руб., доходы по процентам и ценным бумагам, предпринимательские и фермерские доходы — растут гораздо большими темпами, чем зарплата. От этого выигрывают те, в чьих доходах преобладают такие виды заработков, а именно, обеспеченные и высокообеспеченные группы», — отмечает Игорь Поляков из ЦМАКП. Свои выводы он проиллюстрировал статистическими данными за 2006 год. Тогда фонд заработной платы вырос на 16,3%, а темпы роста дивидендов физлиц составили 28%, рост цен на недвижимость — 69%. При этом в низкодоходных группах преобладают доходы в виде пенсий и госпособий, а их рост невелик. Так, в 2007 году увеличение пенсий только на 3,8% опередило инфляцию, в 2006 году — на 5,1%.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.