Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Перетягивание каНАТО

07.04.2008 | № 14 от 07 апреля 2008 года

Что скрывает внешнеполитическая риторика

На самом массовом в истории Северо-Атлантического альянса саммите в Бухаресте сенсаций не произошло. Ни Украина, ни Грузия не получили «дорожную карту» для вступления в НАТО. Германия, Франция и ряд других стран отказались такой ценой инициировать новый конфликт с Москвой, которая резко выступает против расширения границ альянса. Правда, нынешний генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что «у него нет никаких сомнений, что рано или поздно и Украина, и Грузия станут членами НАТО». Между тем аналитики, в том числе и во внешнеполитическом ведомстве, в кулуарах говорят, что России выгодно вступление, как минимум Грузии, в НАТО. «Да и Украина там будет», — утверждают они

Алексей Венедиктов «Эхо Москвы» — для The New Times

Выступление Владимира Путина в Бухаресте не было похоже на «мюнхенскую речь»

Где больше всего сепаратистских настроений? На Кавказе, на юге. Откуда исходят главные военные угрозы, в том числе угрозы нанесения ракетных ударов? Северная Корея и Иран. Почему Россия поддерживает операции НАТО в Афганистане? Более того, почему Путин и Буш договорились и будут договариваться и дальше о расширении участия России, пусть и опосредованно, в скорейшем разрешении ситуации в Афганистане? Потому что российский истеблишмент отлично понимает, что возвращение «Талибана» к власти в Афганистане — это угроза прежде всего для России: через Таджикистан, вверх по Волге, туда, где и так весьма популярны идеи радикального ислама. Почему, наконец, Владимир Путин призывает другие страны присоединиться к Договору о ракетах малой и средней дальности (РМСД)? Потому что не может не понимать, что Россия кровно заинтересована в создании новой системы коллективной безопасности для прикрытия своего южного подбрюшья. Поодиночке ни одна страна, даже такие мощные военные державы, как США и Россия, защититься от ракет, которые рано или поздно полетят из Ирана и Северной Кореи, не может. Ведь очевидно, что ОДКБ — Организация логовора коллективной безопасности стран СНГ, в которой нет ни Украины, ни Грузии, — организация слабосильная, не идущая ни в какое сравнение с НАТО. Можно до бесконечности продолжать говорить о том, что США плетут страшные заговоры против России. Но нельзя не видеть (а российские власти, в том числе имеющие отношение к внешней политике страны, отнюдь не слепы, что бы они ни говорили с экранов государственного телевидения), что сегодня мир делится не на Запад — Восток: мир разделился по линии Север — Юг.

Грузинский бастион

Именно поэтому вступление Грузии в НАТО — это, по сути, превращение Закавказья в укрепрайон или в санитарный пояс, если так больше нравится, — против исламского фундаментализма. Мы не можем предоставить Грузии такой возможности, какую ей предоставит НАТО. Мы не можем поставить там радары, которые обращены на юг. Кстати, СССР эти угрозы осознавал, недаром самый мощный радар стоял в Азербайджане, в Габале, и смотрел именно на юг. Или кто-то всерьез полагает, что натовские танки из Грузии пойдут на Россию?

Украина для ВПК

Что касается Украины, то на сегодняшний день главная головная боль России не в том, что какие-то там танки продвинутся на 300 километров куда-то. А дело в том, что у нас со времен СССР есть совместный огромный военно-промышленный комплекс. И если Украина вступит в НАТО, то она вынуждена будет подгонять свое вооружение под стандарты НАТО, и российский ВПК потеряет очень большие деньги. Не случайно главным противником НАТО на самой Украине выступает Партия регионов бывшего премьера Виктора Януковича — партия, отстаивающая интересы крупной индустрии страны. Надо защищать свои экономические интересы, в том числе и своего ВПК? Наверное, надо. Но при этом стоит видеть и чуть-чуть дальше: а «дальше» состоит в понимании того, что разделение на Север и Юг уже случилось, что давление Юга — давление экономическое, демографическое, военное — это реальность ближайшего десятилетия. И в Кремле это очень хорошо понимают.

Риторика для бедных

В начале 90-х мы кричали, что не допустим вступления стран бывшего Варшавского договора в НАТО и чуть ли не уничтожим пол-Европы. Допустили. Потом кричали, что не допустим, чтобы бывшие советские республики Прибалтики присоединились к Североатлантическому альянсу. Допустили. И братья-славяне, и не братья, и не славяне благополучно встали под знамена НАТО. И что? Небеса разверзлись, и Россия оказалась под пятой альянса? Теперь кричим, что если только Грузия и Украина вступят в НАТО, то… То — что? А то, что по главным вопросам, касающимся безопасности страны, Россия договаривается именно с США и НАТО. По Северной Корее — договорились. По Афганистану — тоже. По Ирану — принята резолюция Совета Безопасности ООН, и Россия ее поддержала. Косово проглотили — никакие войска не двинулись туда защищать братьев-сербов. По ПРО Путин и Буш договорятся в Сочи, если о чем и не договорятся, то по мелочам. Основные вопросы решены. Что касается политической риторики — «не допустим», «требуем», «не позволим», то она исключительно для внутреннего потребления. Чтобы российский народ не забыл: враг у ворот.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.