Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Инвестиции в смерть

14.04.2008 | Таранов Сергей | № 15 от 14 апреля 2008 года

150 тысяч евро за четыре квадратных метра — такова цена могилы на одном из центральных кладбищ Москвы. По эффективности инвестиций бизнес на смерти опережает вложения в жилье класса де-люкс. Еще пять лет назад расценки на элитные захоронения были минимум в пять раз меньше. В особенностях похоронного бума разбирался The New Times

У отнюдь не бедного бизнесмена погибает близкий родственник. Похоронить надо «по-человечески» — то есть на кладбище с известным названием и в пределах МКАД. Человек мобилизует деловые связи и отправляется на поиски. За два дня объезжает Ваганьковское, Троекуровское, Донское, Даниловское, Востряковское, Калитниковское кладбища… Оказалось, что законно упокоить ближнего нигде нельзя: все 69 столичных погостов считаются «закрытыми». Однако и нигде бизнесмену не отказали. Разница — лишь в цене вопроса.

Могильный прайс-лист

В одном случае «войти в положение» согласились за €150 тысяч , в другом — за $140 тысяч, в третьем — за 80 тысяч, в четвертом — «всего» за 65 тысяч у.е. При этом установка надгробия, изготовление памятника оплачиваются отдельно и стоят от $50 тысяч до $250 тысяч (в последнем случае привлекается известный скульптор).

На вопрос, почему ритуальные услуги так дороги, служители кладбищ отвечают просто: спрос велик. Одних официальных миллиардеров в Москве больше сотни, миллионеров — многие тысячи. И ладно только бы частные лица соревновались в том, кто больше заплатит. В последнее десятилетие уровень цен держится и растет благодаря корпоративным деньгам (какая организация не раскошелится на любимого начальника?) и ресурсам «братвы». Похороны бандитов и авторитетов оплачивает, как правило, «общак». Оттого лучшие места на кладбищах заняты мемориалами «героям» криминальных битв. Бандиту даже среднего калибра требуется отнюдь не стандартный участок 3х2,6 метра, а хотя бы размером с однокомнатную квартиру. Говорят, что цена таких могил зашкаливает за полмиллиона долларов. И она еще выше, если усопший завещал похоронить себя на этническом (например, армянском) кладбище или на конфессиональном (скажем, мусульманском), которых в 12-миллионном мегаполисе считаные единицы. Уже в 1995 году специальные услуги (например, пронос гроба на руках к месту захоронения на мусульманском кладбище) стоили $2–5 тысяч. Сейчас цены еще выше.

Есть ли шанс сбавить цену и войти в элитное царство мертвых за меньшие деньги? Теоретически — есть. Если искать предложения частных лиц и брать на себя определенные риски.

Все на продажу

За последний месяц поисковик «Яндекс» удовлетворил 21 000 запросов по куплепродаже мест на кладбищах. В числе лидеров — портал «Новосел.ру» с веселеньким слоганом «Для тех, кто строит, продает, покупает и живет!»

В разделе «участки на кладбищах» некая Нина Владимировна «продоет магилу (орфография оригинала. — The New Times) на Центральной аллее Донского кладбища», какой-то Сергей предлагает аж три варианта захоронений на самых именитых погостах, от Новодевичьего до Калитниковского, а Елена Николаевна — могилу в десятке метров от колумбария Ваганьковского кладбища… Но самое удивительное: цены «частников» оказались в разы меньше, чем неформальные предложения кладбищенских администраций. За участок на Ваганькове (почти рядом с Высоцким) просят всего-то €20 тысяч. И ложиться туда можно хоть завтра. Варианты же с «отсрочкой заселения», например, с 2012 года, еще дешевле1 .

В разговорах с корреспондентом The New Times владельцы и «риелторы» кладбищенской недвижимости всякий раз подчеркивают «законность сделки», наличие «правильно оформленных документов». Дескать, чего бояться, если могила — такой же товар, как и дачный домик, гараж или приватизированная квартира?! Однако элементарное уточнение показывает, что продавцы лукавят. «Никакой приватизации московских могил, кладбищ или участков на них не было и нет, — пояснили The New Times в отделе по работе с населением Государственного унитарного предприятия «Ритуал»2 . — Продажа участков (мест захоронений) на городских кладбищах незаконна».

Непреклонность общего правила усугубляется особым отношением властей к именитым кладбищам. На официальных сайтах гробовщиков есть вполне официальные предупреждения, например, такое: «Будьте внимательны! Продажа мест и участков на Ваганьковском кладбище по определению невозможна! Это самое обычное мошенничество. Все участки Ваганьковского кладбища и списки внесены в общий кадастр и состоят на муниципальном учете».

Возможно, это и так. Ведь никаких свободных, резервных и прочих «блатных» площадей на московских погостах не осталось. Говорят, чтобы похоронить известного артиста Александра Абдулова на Ваганьковском, пришлось вырубить дерево и перенести столб. Но помимо знаменитостей, по данным департамента потребительского рынка Москвы, ежегодно на давно «закрытых» кладбищах столицы хоронят в среднем 1500–1600 человек. Как они там оказываются?

Бреши в оградах

Анализ законодательства о погребениях показывает, что в оградах «закрытых» кладбищ есть сияющие бреши.

Из постановления московского правительства: «Разрешение на захоронение гроба в землю на Новодевичьем и Ваганьковском кладбищах, а также урн с прахом в колумбарии на Новодевичьем (кроме родственных захоронений) должен лично утверждать мэр Москвы. Вопрос о захоронениях на прочих кладбищах решает департамент потребительского рынка. Приоритетное право предоставляется ветеранам, военнослужащим и участникам боевых действий, гражданам, удостоенным государственных наград и имеющим заслуги перед Россией и Москвой, а также членам их семей».

Юрист одной из похоронных фирм Александр говорит, что под вышеперечисленные категории попадают сотни тысяч, если не миллионы, людей. Посмертную судьбу большинства решают чиновники мэрии по своему усмотрению. Не говоря уже, что у департамента нет возможности быстро проверить законность наград и званий покойников и уж тем более определять степень «заслуг» перед Родиной.

Левые погосты

Второй поток претендентов на элитные погосты идет по инициативе снизу. «Левые» захоронения администрация кладбища нередко оформляет как «родственные». При этом в одних случаях могилы превращаются в братские «коммуналки», где соседствуют совершенно незнакомые при жизни люди, в других бесхозные могилы вначале перекапывают, а останки переправляют на подмосковное Перепечинское кладбище — единственный погост, где хоронят неопознанных и невостребованных покойников. Находятся и особо предприимчивые частные лица, имеющие статус «ответственных за могилу». Одни соглашаются на «подселение» чужого покойника к своим близким (а значит, и на фальсификацию документов), другие готовы выкопать кости предков и перенести их куда подальше, лишь бы выгодно продать могилу. Случись в Москве приватизация захоронений — и город захлестнет эпидемия гробокопательства.

Паспорт для покойника

В феврале 2008 года московское правительство поддержало идею начальника департамента потребительского рынка и услуг Владимира Малышкова о создании центральной диспетчерской ритуального обслуживания и введении на всех кладбищах электронного паспорта захоронения. Это значит, что у каждого покойника и могилы будет свой идентификационный номер — вроде паспорта, как у живого человека.

Однако дефицита мест на столичных погостах никакие номера не решают.

Все — в область!

Москва — едва ли не единственная из мировых столиц, в генеральном плане которой нет строительства новых кладбищ. Знакомый иностранный журналист замечает: «Наверное, Москва — город бессмертных?» Нет, все гораздо проще. Земля нужна под коммерческое жилье. А покоиться после смерти придется в соседнем субъекте Федерации — Московской области. Сейчас в Одинцовском районе у деревни Ястребки строится новое Свято-Успенское кладбище на 250 тыс. захоронений, тогда как в год в Москве умирают 100–120 тыс. человек. Нетрудно представить, что и его легальных возможностей хватит на считаные годы. Правда, в отличие от именитых погостов в черте города зарезервировать участок — хоть под себя, хоть под всю семью — в областной усыпальнице уже можно. Дальновидные граждане полагают, что цена могилы от 10 до 80 тысяч рублей лет через пять–десять покажется смехотворной3 . И будут правы.

Примером цивилизованного решения проблемы может стать опыт лондонского кладбища в Манорпарке. Три года назад там предложили использовать старые могилы повторно. Но в отличие от московских погостов, «старым» захоронениям там не 13,5, а по 150 лет. При этом речь идет только о глубоких, более 3 метров могилах, чтобы при новом «заселении» не тревожить старые останки, что само по себе считается греховным. Цена «исторических» могил для новых арендаторов (в пример Москве!) не суммы со многими нулями, а 3 тысячи фунтов (около 6 тысяч долларов) за аренду участка на 50 лет.

_____________
1 По российским правилам, хоронить родственников в одну могилу можно через 13,5 лет после предыдущего захоронения. Поэтому некоторые маклеры продают «товар» с отсрочкой.
2 Получить официальное заключение по любому типу «кладбищенских» сделок можно в юридической службе либо у инспектора по работе с населением ГУП «Ритуал» по телефону 157–43–83 или лично по адресу: ул. Песчаная, д.3, стр. 9 (проезд до ст. метро «Сокол», последний вагон из центра), с 9.00 до 18.00.
3 Цена участка на новом кладбище зависит от близости к основным проездам, часовне и от уровня благоустройства (на самых дорогих предусмотрены гранитные постаменты и кованые ограды).


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.