Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Приключения итальянца

15.09.2011 | Алякринская Наталья | № 29 (214) от 12 сентября 2011 года

30_490.jpg
Рейдеры погрузили этаж Карло Визинтини во тьму

Конец света на Щербаковской. В десяти минутах езды от Кремля, в шаговой доступности от местных УВД и прокуратуры, идет затяжная война между собственниками офисного центра и рейдерами. Методы — покруче, чем на заре рынка. Как такое возможно — выяснял The New Times

30_GR.jpg
Нажмите,
чтобы увеличить
Темный коридор, провода, свисающие с потолков, мебель под толстым слоем пыли — вот и все, что осталось от офиса компании Натальи Барминой и ее мужа и компаньона — итальянца Карло Визинтини. Сегодня, чтобы попасть в собственное помещение, они должны пешком преодолеть семь этажей из-за отключенных лифтов и долго открывать замок в кромешной тьме. Уже полтора года в половине офисного здания нет электричества, отопления и воды.

События последних полутора лет полностью перевернули представления Карло о России. «Я был влюблен в вашу страну, — говорит он. — Приехав сюда в середине 80-х, думал, что перестройка изменит жизнь. Но ошибся: Россия — мафиозное государство». Недавно Карло написал в Twitter президенту Дмитрию Медведеву: «Как вы можете говорить об улучшении инвестиционного климата, когда в центре Москвы бандиты отнимают здание у законных собственников?» Ответа не получил. Да и не ждал особенно — написал просто от отчаяния.

Злополучное крыло

В 2003 году Визинтини, Бармина и их партнер выкупили половину седьмого этажа в многоэтажном офисном здании по адресу ул. Щербаковская, 3, рядом со станцией метро «Семеновская». Общая площадь — 630 кв. метров, из них 120 кв. метров заняла компания Карло и Натальи. Уже 15 лет они представляют интересы производителей итальянских аксессуаров. Все эти годы, как и собственники других этажей, они спокойно работали и исправно платили за коммунальные услуги ОАО «Горхимпроект» — владельцу технических помещений здания.

Три года назад все в одночасье изменилось. В здании появились новые хозяева — некое ООО «Цитадель». Его руководитель Дмитрий Гибер поставил собственников перед фактом: отныне «Цитадель» владеет нежилыми помещениями общего пользования и будет брать плату за воду, тепло и техническое обслуживание вместо ОАО «Горхимпроект». И все бы ничего, только вот расценки «Цитадели» оказались в три раза выше тех, по которым собственники платили раньше: вместо 2 тыс. рублей в год за обслуживание 1 кв. метра «Цитадель» потребовала 5 тысяч. «Никаких обоснований таких цен они не дали, — говорит Наталья Бармина. — Естественно, все девять собственников, которые находились в здании, сказали твердое «нет».

За что и поплатились. В мае 2010 года 20 неустановленных лиц во главе с представителями «Цитадели» силой захватили внутренний двор, электрощитовую, коммуникации, отключили подачу электричества и воды в левом крыле здания и заблокировали пожарные и запасные выходы. «Мы звонили в ОВД «Соколиная гора», в прокуратуру, в управу, МЧС, Мосэнерго, — изумленно говорит Карло. — Всюду нам отвечали: это спор хозяйствующих субъектов, мы не можем вмешиваться».
 

Ни один рейдерский захват не происходит без участия государственных органов    


 

Дмитрий Гибер, управляющий по доверенности ООО «Цитадель», на вопросы The New Times отвечает без запинки: «То, что говорят собственники, — плод их воспаленной фантазии. Кроме того, они почему-то полагают, что можно получать услуги, не платя по договору, который у нас с ними действует и который подтвержден решениями судебных инстанций». Цены, которые назначила «Цитадель», Гибер считает справедливыми: «Они в два раза ниже, чем в любом новом бизнес-центре. А нашему зданию 38 лет, у него ветхие коммуникации, которые требуют больших вложений».

С этим категорически не согласна пострадавшая сторона: «Суммы, запрашиваемые «Цитаделью», многократно выше рыночных расценок и тарифов», — говорит Наталья Бармина. Однако после насильственных отключений света и воды собственники вынужденно подписали договоры с «Цитаделью» — на оказание услуг по грабительским ценам. Они даже заплатили за три месяца вперед, но обслуживания, по словам Барминой, так и не дождались: Гибер в одностороннем порядке договоры расторг. Как выяснилось позже, его целью было совсем не получение денег за услуги.

Пешком на 11-й этаж

Осенью 2010 года рейдеры перешли к жестким действиям — отключили несговорчивое левое крыло от теплоснабжения. Часть собственников, не выдержав холода, съехала. Оставшиеся не сдавались: они самостоятельно заключили прямые договоры с поставщиками электроэнергии и стали пользоваться дизельной электростанцией. В ответ люди Гибера полностью разобрали четыре лифта, а в начале февраля 2011 года пригнали к зданию машины-бетономешалки, протянули на 5-й этаж шланг и… залили лифтовые шахты цементом. Апофеоз противостояния случился 8 февраля: около 20 человек, вооруженных металлической арматурой и сварочным оборудованием, захватили внутридомовую территорию, выдворили охрану с помощью огнетушителей, вывели из строя всю электросистему здания и похитили видеокамеры, стоявшие в здании. «А 20 февраля в наш офис пришли двое полицейских из ОВД «Соколиная гора», обязали нашего директора открыть электрощитовую и присутствовали при том, как бандиты обрубали нам кабель», — рассказывает Визинтини. Он недоумевает: «В Италии тоже есть мафия, но если она угрожает, отрубает воду и свет, — государство защищает тебя. Почему в России так не происходит?»

Постепенно левое крыло здания по Щербаковской, 3 опустело. Вот уже больше года не работают там Наталья и Карло: условий здесь нет, и они вынуждены снимать офис неподалеку. В доме остались самые стойкие собственники. «Каждый день ходим пешком на 11-й этаж, — усмехается Валерий Сафонов, гендиректор ОАО «НПО Техэнергохимпром». — Многие наши сотрудники — люди пожилые, некоторые по полчаса поднимаются».

Подставные лица

Что же такое ООО «Цитадель» и кто за ним стоит, если суд, ОВД, прокуратура откровенно выступают на стороне захватчика? Собственники «проклятых» этажей выяснили: ООО создано кипрским офшором (99% в уставном капитале, составляющем 10 тыс. рублей) и гражданкой А.В. Гибер (1%), женой Дмитрия Гибера, действующего от ее имени по доверенности. Приходу Гибера на Щербаковскую предшествовал ряд любопытных событий.

В советское время в здании размещался НИИ «Горхимпроект» — Государственный проектный институт горной химии. Он успешно акционировался в 2005 году и твердо стоял на ногах. «Предприятие было в прекрасном состоянии, — рассказал The New Times Владимир Штепа, бывший главный бухгалтер ОАО «Горхимпроект». — Мы делали проектные работы, сдавали в аренду помещения, платили приличную зарплату сотрудникам. Даже два «рейнджровера» купили». Однако в 2007 году, по словам Штепы, в кабинет к гендиректору института зачастили какие-то люди. «Я сразу понял — это рейдеры, хотят банкротить, — говорит Штепа. — Так и вышло: в конце августа директор мне говорит: «Приготовь платежку для банкротства». Я смотрю на него — он даже покраснел: стыдно было перед нами». Главбух, человек подневольный, платежку сделал. Но в январе 2008-го директора арестовали — за попытку умышленного банкротства. Дело зависло, но вскоре рейдеры вернулись.

С 20 января в кресло директора института сел некий Валерий Семенов, по профессии музыкант. Как выяснили сотрудники «Горхимпроекта», он был поставлен фирмой «Нерль» — рейдерской конторой с большим административным ресурсом. По словам Штепы, у Семенова была задача — срочно продать здание по дешевке в нужные руки. «Это типичная технология захвата недвижимости, — комментирует юрист Владимир Лученков, представляющий интересы собственников. — С подачи заказчиков — высокопоставленных лиц из  различных ведомств — создается фирма-однодневка. Ее задача — обанкротить владельца, выдавить законных собственников и тем самым осуществить предпродажную подготовку здания, чтобы потом уже новые хозяева смогли без проволочек продать его раз в 10 дороже».

Для запуска процедуры банкротства объявили мнимую задолженность института на 84 млн рублей и назначили заседание совета директоров. 14 марта 2008 года в течение 15 минут огромное здание площадью 8,5 тыс. кв. метров в центре Москвы было продано фирме «Цитадель» за 165 млн рублей. «Получается меньше 19 тыс. рублей за кв. метр, — подсчитывает Владимир Штепа. — И это в десяти минутах езды от Кремля. По-настоящему это здание стоит 1,2 млрд рублей!» Но решение было принято единогласно — все четыре члена совета директоров проголосовали за продажу института по предложенной цене. Любопытная деталь: большинство из них — сотрудники Росимущества, которому ранее, во времена «Горхимпроекта», принадлежало здание. При этом ООО «Цитадель» де-юре было зарегистрировано лишь через 12 дней после заседания совета директоров — 26 марта 2008 года…

30_02_240.jpg
На снимке: вверху — ответы официальных инстанций:
«В возбуждении уголовного дела отказать».
Внизу — ноу-хау захватчиков: зацементировать
 лифтовые шахты
Силовая поддержка

Гибер утверждает: все обвинения в его адрес надуманные. «Они (собственники) считают, что мы хотим вынудить их продать помещения. Конечно, нет. Нам выгоднее получать с них деньги за услуги, положить их в банк и жить на проценты». Он лукавит, предполагает Владимир Лученков: цель Гибера — захват и перепродажа здания. Завтра фирма-однодневка исчезнет с лица земли, обслужив интересы высокостоящих инстанций. Во всяком случае «Цитадель» сама инициировала процедуру собственного банкротства: «Фирма банкротится специально, — убежден юрист. — В этом случае ее имущество нельзя арестовать, а на счету у нее будет ноль».

Открытым остается вопрос, для кого старается «Цитадель». По словам Кирилла Кабанова, председателя Национального антикоррупционного комитета (НАК), недвижимость в центре Москвы контролируют представители федеральных силовых структур, а имущественные ведомства их обслуживают: «Ни один рейдерский захват не происходит без участия государственных органов — начиная с момента сбора информации о собственнике и заканчивая силовой поддержкой, — говорит Кабанов. — Здесь всегда должен быть серьезный заказчик».

В Росимуществе ссылаются на законность действий «Цитадели», подтвержденную решениями судов. Но известно, что суды в случаях рейдерских захватов, инициированных высокопоставленными силовыми ведомствами, чаще всего выносят вердикты в пользу захватчиков. «В процессе захвата суд выполняет функцию легализации, — поясняет Кирилл Кабанов. — Он обеспечивает официальные документы, удостоверяющие право собственности, например, полученное по поддельным документам. В схемах недружественных поглощений могут быть задействованы суды всех инстанций — арбитражные, мировые, общей юрисдикции, третейские…»

Пакет антирейдерских законов, принятый при президенте Медведеве, не изменил систему, говорит Кабанов: «Чтобы силовая бюрократия — спецслужбы, МВД — была лояльна к властям, необходимо давать ей возможность кормления». По словам главы НАК, сегодня коррумпированная бюрократия стала более самостоятельной, и по большому счету уже верховная власть зависит от ее лояльности, а не наоборот: «Недаром Путин как-то сказал: если нам всех коррумпированных негодяев посадить, с кем мы работать-то будем?»

Юрий Королев, президент фонда «Гражданская инициатива», президент группы компаний ICS, считает: захваты будут продолжаться, пока они экономически выгодны. «Рейдерство существует, потому что до сих пор имеет хорошую себестоимость. Если можно украсть в три раза дешевле, значит, это сделают». Несколько лет назад предприятие Юрия Королева также пострадало от захвата, однако сумело отбиться. «Когда мы спрашивали наших захватчиков, зачем они это сделали, те ответили: «Не мы первые начали. Вон, ЮКОС у Ходорковского отняли, — значит, можно». А Карло Визинтини, наивный итальянец, думает, что нельзя.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.