Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Точка зрения

Сенсаций ждать не приходится

13.09.2011 | № 29 (214) от 12 сентября 2011 года

24_240.jpg
Судя по тому, как прошли первые две недели кампании, особых сенсаций 4 декабря нам ждать не приходится

Календарь парламентской кампании определился. С 9 по 29 сентября — артии проводят съезды и формируют свои избирательные списки, которые в течение следующих 7 дней должны быть заверены в Центральной избирательной комиссии. Если этот рубеж пройден, список не отклонен, дальше — подача документов (крайний срок — 19 октября) и не позднее 30 октября ЦИК должен зарегистрировать кандидатов. К 14 октября должен быть определен перечень избирательных участков, а с 3 по 10 ноября — сформированы избирательные комиссии. В промежутке — в первые дни ноября — пройдет жеребьевка, которая определит, под каким номером та или иная партия будет указана в избирательных бюллетенях. Дальше — агитационная кампания на телеканалах и в печатных СМИ.

Обреченные на финиш

Мало кто сомневается, что партия власти, «Единая Россия», наберет больше 50% — вопрос только, насколько больше. Такой же вопрос — кто станет второй по числу мандатов фракцией в парламенте. КПРФ, очевидно, наберет никак не меньше 10%: могла бы и в два-три раза больше, если бы Зюганов к месту и не к месту не поминал Великого Генералиссимуса товарища Сталина: это отпугивает от коммунистов деидеологизированную часть протестного электората. Люди не любят крайностей: была бы КПРФ более модернизированной, более современной партией, она могла бы расширить свою электоральную поляну и собрать в регионах значительно больше голосов, чем собирает сейчас. К тому же возникает ощущение, что в последние месяцы КПРФ и ее лидеры словно впали в анабиоз: может, им где-то там пообщали, что проблем у них с прохождением не будет, и они успокоились. Кстати, похожая ситуация с КПРФ была и в 2007 году, когда их думская кампания оказалась намного хуже, чем предыдущая региональная. Посмотрим, что будет дальше, но КПРФ даже в информационном поле выглядит намного слабее, чем еще весной этого года.

Середняки

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский вновь доказывает, что его политическая интуиция работает безотказно. Он не делает ошибок и учится на собственных: в прошлом электоральном цикле ЛДПР плохо провела региональную кампанию, в этом в первую очередь и прежде всего они занимаются именно регионами. К тому же Жириновский, так же как он раньше поднимал Россию с колен, а еще раньше обещал ей смочить сапоги в Индийском океане, сегодня оседлал тему «обиженных русских». Еще зимой Жириновский вступил в публичную перепалку с Рамзаном Кадыровым и тем тоже набрал себе очки: Северокавказский регион Жириновскому никогда ничего не давал, терять ему там нечего, зато в глазах избирателей он выступает борцом за интересы русского большинства: сегодня это вполне выигрышная имиджевая технология. Какие бы слова о том, что «не допустим» «разжигания» и прочее, ни говорил президент. Учитывая, что протестный электорат сегодня достаточно большой, Жириновский, я думаю, уверенно соберет свою традиционную долю, около 10%, может, и более. Кремль его не мочит, КПРФ отдает часть своего протестного люда, соперники делают ошибки — в этих условиях он может получить еще существенный бонус.
 

Вертикаль устроена примитивно и способна выполнять лишь шаблонные приказы: сказано «Единой России» дать больше 50% — на это и будут направлены усилия избирательных комиссий    


 

Что касается «Справедливой России», то, что бы ни говорили, а атака на нее Кремля, с которым рассорился Миронов, скорее принесет ей лишние голоса. Кстати, ровно такая же ситуация была и в 2007-м, и потом на региональных выборах: чем больше было воплей, что эсеры наберут мало, тем больше — раза в два от прогнозных — они собирали. К тому же у этой партии много знаковых для регионов, харизматичных политиков. И в этом, кстати, важное отличие «Справедливой России» от нового коремлевского проекта, «Правого дела», который прочат ей на замену. В 2007-м эсеров в Госдуму протащил не федеральный список — регионы, где списки возглавляли такие харизматики, как Олег Шеин, Оксана Дмитриева, Галина Хованская — таких наберется в провинции человек тридцать. Что касается вскрриков и всхлипов о скором конце мироновского проекта, то это приводит лишь к тому, что электоральная база «Справедливой России» становится более оппозиционной: власть настолько зачистила политическое поле, что оппозиционные голоса вынужденно уйдут к Миронову. Те, кто по идеологическим причинам не готов голосовать за Жириноского или коммунистов, скорее поставят галочку эсерам. Так что, я думаю, у них есть шанс набрать больше 7%.

Аутсайдеры

Многие абсолютно необоснованно полагают, что если кремлевские кураторы «мочат» Миронова, то это увеличивает шансы прохождения в Госдуму «Правого дела». Убежден: с той кампанией, которую сегодня ведет «Правое дело» — а это предельно лоялистская кампания, абсолютно прокремлевский выпущенный ими манифест, оппозиционные голоса Прохорову ни у эсеров, ни у ЛДПР, ни у коммунистов отобрать не удастся. Молодежь? Возможно, Прохоров для них и симпатичен, но молодые, во-первых, не доьираются до избирательных участков, и во-вторых, те, кто и собирается идти, сегодня выбирают не между партиями — между стратегиями условно Навального (за любую партию, кроме партии власти) и «НАХ-НАХ». Много говорят, что раз за Прохоровым стоит Владислав Сурков, то ему-де достанется какая-то часть административного ресурса голосов. Это глубокое заблуждение наивных людей, которые к реальной кампании на земле никогда не имели никакого отношения. Вертикаль устроена примитивно и способна выполнять лишь шаблонные приказы: сказано «Единой России» дать больше 50% — на это и будут направлены усилия избирательных комиссий. Ни о каком «Правом деле» там и думать не будут. Чиновники не способны до обеда работать на «Единую Россию», а после — на кого-то еще: от такого раздвоения они просто сойдут с ума. К тому же не забывайте, что у губернаторов есть и свои личные задачи: чтобы по спискам партии власти прошли их собственные креатуры. А внутривидовая борьба отнимает кучу сил и энергии. Ну и, наконец, у «Правого дела» нет харизматиков, способных тащить за собой региональные списки: Борис Надеждин — в Подмосковье, да и то непонятно, удержится он или нет, Евгений Ройзман должен был везти Свердловскую область, но и его, судя по всему, «не согласовали», ну в Калининграде они того же Дорошка подтянули, но это маленькая область, на один мандат ее голосов не хватит, ну Красноярск, где фактор «Норильского никеля», что-то даст. Но всего этого недостаточно: 5,1% — в таких условиях лучшее, на что Прохоров может рассчитывать. Но и я в это не верю.

«Яблоко» и «Патриоты России» — у них и вовсе нет никаких шансов. У первых просто никого и ничего не осталось, вторые могли бы на что-то рассчитывать, если бы к ним пришел Дмитрий Рогозин с его Конгрессом русских общин. Но и Рогозин, и КРО, очевидно, тяготеют к Путину. Поэтому их функция в этой кампании, и ради этого их держат на плаву — оттягивать какие-то голоса у КПРФ, у коммунистов, у эсеров, у ЛДПР — не более того.

Римейк-2007?

Короче, нас, скорее всего, ждет дежавю: новая Государственная дума, если не случится чего-то экстраординарного, повторит по партийному составу предыдущую: будут все те же четыре партии: «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР. Интрига, собственно, только в том, какой процент получит каждая из них и сумеет ли «Правое дело» получить хотя бы приставное кресло — перешагнуть 5-процентный барьер, который гарантирует ее лидеру право заседать в здании на Охотном ряду. Мне могут возразить, что данные социологических служб показывают иную картинку: рейтинг партии Прохорова растет — кто-то дает ей уже 5%, кто-то более осторожен — 3%, а проценты партии Миронова, напротив, колеблются вокруг 6-7%. Но я бы не слишком им доверял: наша социология всегда работает на заказчика, поэтому рейтинг партии власти или раскручиваемых властью всегда выше реального, а оппозиционных — всегда ниже. К тому же подавляющая часть тех, кто приходит на избирательные участки, — люди деидеологизированные и принимают решения близко к дню, если не в день голосования, и легко меняют свои предпочтения. В этом смысле протестный электорат работает по принципу сообщающихся сосудов: что-то произошло, и те, кого социологи посчитали как сторонников ЛДПР, могут проголосовать за коммунистов, и наоборот, «неопределившиеся» сочтут, что рациональнее отдать свой голос тем «лошадкам», которые скорее дойдут до финиша, то есть пройдут в Думу.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.