Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Рублевая война

14.04.2008 | Докучаев Дмитрий | № 15 от 14 апреля 2008 года

Авторы законопроекта «О валютной политике РФ» решили, что, если кто-то не хочет признавать рубль мировой резервной валютой «по-хорошему», Россия это сделает «по-плохому». Причины и следствия возможной «рублевой войны» анализировал The New Times

Одна из финансовых идей, сформулированных Дмитрием Медведевым в пору, когда он был еще кандидатом в президенты, звучит так: сделать российский рубль международной резервной валютой. Когда в начале весны ветры мирового финансового кризиса долетели до России, а курс доллара в очередной раз покатился вниз, эту же мысль повторили и действующий президент Владимир Путин, и министр финансов Алексей Кудрин. По оценкам последнего, эффективный курс рубля за последние 7 лет укрепился на 85%. Вот и бродит в умах представителей российской власти идея превратить российскую национальную валюту в резервную, по крайней мере, на региональном уровне — в странах СНГ и окрестностях.

В самом деле, чем плохо: вот доллар входит в состав валютных резервов центробанков большинства государств мира, в результате о том, чтобы, не дай бог, не рухнула американская денежная единица, заботится не только Федеральная резервная система, но и, к примеру, Банк Китая, чьи колоссальные валютные резервы в основном номинированы в долларах. Хорошо бы также всем миром заботиться и о нашем бывшем «деревянном». Да только вот беда: чтобы сделать рубль резервной валютой, пусть даже региональной, одного желания российских властей мало. Нужно добиться, чтобы именно на эту валюту сделали ставку центробанки других государств, поверив в ее надежность и устойчивость. Доллар, даже теряющий в весе, опирается на мощь американской экономики, лидирующей в мировом ВВП с большим отрывом. Российский ВВП, хоть и рос последние годы неплохими темпами, пока добрался лишь до последних мест в первой мировой десятке. Ну а короткая история российского рубля, увы, пестрит кризисами...

Что предлагается?

Что ж, если кто-то не хочет наш рубль «зачислять» в резерв по-хорошему, мы ведь можем и по-плохому. Законопроект «О валютной политике РФ» сейчас рассматривается в администрации президента и скоро, как говорят его авторы — группа представителей бизнеса, будет внесен на рассмотрение в Госдуму депутатами от «Единой России». В этом законопроекте сформулирован целый ряд тезисов, призванных, по мнению его авторов, вознести российскую национальную валюту на небывалую международную высоту. Вот некоторые из наиболее «ударных» — по пунктам.

Первое. Прекратить формирование международных резервов РФ по «внешнекредитным» категориям: зарубежные ценные бумаги, наличная валюта и депозиты в банках, имеющих головное отделение за пределами России, средства в форме обратных РЕПО.

Второе. Запретить госслужащим пропаганду слабого рубля. Комментируя этот тезис, один из авторов законопроекта, начальник отдела финансовых институтов ОТП-банка Игорь Суздальцев, вспоминает известную аксиому валютного рынка: «Хочешь убить страну — убей валюту».

Третье. Отказаться от использования бивалютной модели Банка России как внутридневного операционного ориентира: она ставит курс рубля в зависимость от курса пары доллар—евро и не позволяет рублю укрепляться одновременно и по доллару США, и по евро.

Четвертое. Обязать российские валютные биржи и брокерские компании принять рубль в качестве базовой валюты в валютных парах и котировать иностранные валюты к рублю, а не наоборот.

Пятое. Запретить экспорт энергоресурсов в страны, не имеющие российского рубля в структуре валютных резервов их центробанков, а все расчеты по экспортным контрактам компаний — резидентов РФ перевести на рубли.

Почему это невозможно?

Что и говорить, звучат все эти тезисы весьма амбициозно. Однако при ближайшем рассмотрении их можно скорее назвать одиозными. Попробуем доказать это — и тоже по пунктам.

Первое. Резервы Банка России по «внешнекредитным» категориям составляют на сегодня около $470 млрд — свыше 97% всех золотовалютных резервов страны. Авторы законопроекта на словах опасаются, что изза мировых финансовых кризисов размер наших резервов может сократиться, и поэтому практически предлагают… отказаться от резервов вовсе. Этакая профилактика от перхоти путем отрубания головы.

Второе. Первым из госчиновников, кто мог бы попасть под статью, будь законопроект уже принят, стал бы Владимир Путин. На одном из недавних совещаний с министрами он выразил опасение — не слишком ли резко укрепляется рубль. И президенту есть о чем волноваться: переукрепленная национальная валюта прежде всего угрожает отечественным производителям, понижая конкурентоспособность их продукции. Как следствие — под угрозой темпы роста ВВП.

Третье. Именно бивалютная корзина в последнее время позволяла сглаживать резкие колебания курсов на мировых рынках. Ведь, как правило, если доллар падал, то евро рос. Соответственно, рубль не сильно терял точку равновесия. В случае отказа от бивалютной корзины рубль может не только укрепляться по отношению и к доллару, и к евро, но и падать — уже без всякой «страховки».

Четвертое. При предлагаемом варианте котировок курс рубля к доллару, к примеру, на 3 апреля 2008 года был равен 0,04224. Может быть, с чьей-то точки зрения это и выглядит престижно, но и для обывателей, и для игроков валютного рынка крайне неудобно оперировать изменениями пятой цифры после запятой.

Пятое. Этот пункт законопроекта попахивает энергетическим шантажом. Но ударить он может в первую очередь по российским компаниям. Скажем, «Газпром» связан со многими странами долгосрочными — на десятилетия вперед — экспортными контрактами, естественно, выраженными в долларах. Разрывать их в одностороннем порядке — значит натолкнуться на колоссальные штрафные санкции. Надо быть реалистами: заставить мир торговать на рубли энергоресурсами невозможно. Даже свою внутреннюю нефтяную биржу в СанктПетербурге с идеей торговли за рубли, несмотря на лоббирование на самом высоком уровне, Россия не может запустить уже который год. Компаниям в условиях свободного мирового рынка нефти это невыгодно и неинтересно.

Ответ Чемберлена

«Борьба валют за резервный статус — это война, где каждый против всех, нет союзников и пленных не берут», — пояснил логику разработчиков законопроекта Игорь Суздальцев. Но на войне как на войне — следует ожидать адекватных ответных шагов от потенциального противника. Скажем, отказа со стороны западных банков от кредитования российских компаний, что для многих из них чревато немедленным дефолтом. Или ускоренной прокладкой альтернативных трубопроводов — в обход России (вопрос об их экономической эффективности тогда даже не встанет). Все это вряд ли укрепит престиж в мире как рубля, так и страны, его эмитирующей. Размахивание энергетической дубиной — занятие весьма опасное, в том числе и для того, у кого она в руках.

Будет ли и дальше укрепляться рубль и насколько позитивен этот процесс для отечественной экономики? Есть ли шанс у рубля на деле превратиться в одну из международных резервных валют? — об этом рассуждают наши эксперты

Павел Медведев, депутат Государственной думы

Положение рубля будет очень сильно зависеть от цены нефти и от соотношения доллара и евро. Нам нужно проползти между Сциллой и Харибдой. Если рубль очень сильно ослабеет, доверие к России упадет. А если укрепится, экономика начнет хромать. Укрепление рубля допустимо, но не слишком быстрое. Да, рубль все в большей мере становится конвертируемой валютой. Скажем, в Цюрихе местные банки принимают депозиты в рублях. На пространстве СНГ рубль в значительной мере уже является средством расчетов. Но думаю, похож на доллар он будет не очень скоро. Потому что здесь нужно иметь в виду не только объективные, но и субъективные свойства рубля. Люди во всем мире должны к нему привыкнуть — как когда-то привыкали к французскому франку, потом — к доллару, теперь — к евро. Довольно трудно внушить людям мысль о том, что рубль стал надежной валютой. Думаю, на это потребуется еще лет десять.

Оксана Дмитриева, депутат Государственной думы

То, что рубль укрепляется, естественно, плохо для экономики. И для внутреннего производства, и для импортозамещения денежно-кредитная политика Центрального банка является вредной. Чтобы не допустить излишнего укрепления рубля, на мой взгляд, надо проводить политику его девальвации в четкой привязке к доллару или по мере инфляции. Следует покупать доллары и жертвовать несколькими процентными пунктами инфляции. Но ЦБ не собирается менять политику, поэтому рубль будет укрепляться и дальше. Жаль: если бы была иная политика по отношению к рублю, экономика могла бы стать более диверсифицированной. В целом положение рубля в мире зависит от устойчивости экономики страны. Пока я не вижу здесь особых перспектив: чтобы рубль стал межнациональной валютой, требуется существенное увеличение российской доли в мировой торговле. Сейчас наш вклад по экспорту чуть более 2%, а по импорту — чуть более 1%. Это очень мало!

Александр Хандруев, первый вицепрезидент Ассоциации региональных банков

Возникла устойчивая тенденция к тому, что импорт растет гораздо более высокими темпами, чем экспорт. На глазах тает положительное сальдо платежного баланса. А это означает, что рубль переоценен. Значит, на рынке в обозримой перспективе может начаться обратный процесс — ослабление рубля. Де-юре рубль у нас — свободно конвертируемая валюта. Но де-факто объемы использования его в этом качестве еще ничтожно малы. Правда, уже сейчас в Финляндии или Турции вам без проблем обменяют рубли на местную валюту, доллары или евро. К тому же, если Россия имеет устойчивое сальдо торгового баланса, допустим, в торговле с Казахстаном и если установлены корреспондентские отношения центральных банков обеих стран, почему бы за российские товары не платить российскими рублями? Это же лучше, чем конвертировать их в доллары. Если агенты рынка почувствуют, что это им выгодно, они будут свои активы держать в рублях. И тогда рубль станет признанной валютой де-факто.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.