Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Анархисты, вперед!

21.04.2008 | Барабанов Илья | № 16 от 21 апреля 2008 года

Новые неформалы на гребне протестной волны

18 апреля протестующие против беспредела неформалы перекрыли Тверскую улицу и маршем прошли по ней. ОМОН и милиция ждали их в другом месте. Митинги неформалов — явление новое. Раньше они в политике не были. Вырастет ли из разрозненных групп анархистов, панков и футбольных фанатов новая протестная волна — выяснял The New Times

О неформалах заговорили после известных событий у метро «Сокольники» в начале апреля (см. справку на полях). События в Сокольниках, как это все чаще случается в последнее время, получили широкий резонанс благодаря блогам. На пост в интернете анархиста Влада Тупикина, рассказавшего о беспределе милиционеров, было сделано несколько сотен ссылок, а саму запись прочли несколько тысяч человек. Короче, было решено митинговать. Неформалы даже получили разрешение на пикет на Славянской площади. Собралось около 400 человек, развернули растяжку метров в пять «Нет — ментовскому беспределу». «После этого побежал ОМОН», — вспоминает Наташа, активистка движения «Автономное действие».1 Ребят стали жестко прессовать, выдавливая с места пикета. Результат: около 30 человек оказались в отделении милиции. Несовершеннолетних отпустили вечером того же дня на поруки родителям. Остальных продержали ночь.

«И примкнувшие к ним...»

После пикета на Славянской площади 11 апреля об анархистах и заговорили как о потенциальной новой силе в протестном движении. И выяснилось, не зря. Спустя еще неделю, в прошлую пятницу, неформалы устроили очередную акцию. В ходе подготовки, правда, возникла загвоздка. В процесс включились «профессиональные оппозиционеры», и выяснилось, что сотрудничать с ними анархисты совсем не готовы. «Анархисты — политическое течение, — говорит один из лидеров анархистов Влад Тупикин. — Но они по многим пунктам не согласны с «Другой Россией»: к ним у нас такое же негативное отношение, как и ко всяким прокремлевским движениям». Один из задержанных в Сокольниках, Олег Д., подтверждает эту мысль: «Большая кампания — это хорошо, но мы боимся, что вмешаются политические группы. Борьба может превратиться в грязную политическую игру». «Наша цель — наказать конкретных ментов из отделения «Сокольники», — объясняет Наташа из «Автономного действия». — А тут появляются нацболы, «Оборона» болтается в виде двух человек. Большинство наших считает, что это политические проститутки и они нами только попользуются».

Разношерстная публика

Как быть дальше, анархисты решали всю прошлую неделю. К единому мнению так и не пришли, да и не могли прийти. «В отличие от партий, анарходвижение — это сборище огромного количества маленьких групп. Тут и панки, и экологи, и антифашисты», — объясняет Тупикин. Четкой координации нет. Люди собираются через блоги и форумы. Анархия, может, и мать порядка, но порядка в рядах самих неформалов до последнего момента не наблюдалось (см. историю на полях). Контролировать этих ребят действительно довольно сложно. Чтобы понять это, достаточно было посмотреть на собравшихся на митинг на Славянской площади. Школьники и студенты, раскрашенные во все цвета радуги. Кто с дредами, у кого лицо размалевано. В разноцветных костюмах совсем не для светского раута. Кто-то сидит на ступенях и играет на барабанах, кто-то пускает мыльные пузыри, кто-то митингует, не вынимая из ушей наушники. Пестрая молодежь, чувствующая себя свободной и при этом не ангажированная ни одним из действующих движений. Правда, в этой тусовке есть и вполне серьезные бойцы. Московское антифа-движение выстраивалось на основе организаций футбольных фанатов, и многих из митингующих или участников той же акции памяти Рюхина легко можно было перепутать со скинхедами, если только не чувствовать декораций.

Большие маневры

Пока одни анархисты участвовали в акции у «Домодедовской», другие вели переговоры с «политиками» о будущих совместных акциях. 18 апреля митинговать планировали на Октябрьской площади, но там не разрешили собираться столичные власти. Разрешение было получено для пикета на Болотной площади, и в этот момент неформалы показали, что анархия анархией, но в нужные моменты и они могут организовываться. Пока столичный ОМОН разделился на две части (одна контролировала на всякий случай Октябрьскую, вторая — Болотную вместе с примкнувшими к ним сотрудниками ФСБ и активистами «России молодой»), неформалы собрались на Пушкинской площади. Около 200 молодых ребят перекрыли главную улицу Москвы и растянули плакат «Нет — беспределу». Выстроившись в колонну, они двинулись по проезжей части в сторону Белорусского вокзала. Случайно встречавшиеся на их пути милиционеры предпочитали игнорировать шествие, лишь один гаишник из своей машины через громкоговоритель посоветовал молодежи покинуть проезжую часть. Но его никто не услышал — слова незадачливого стража правопорядка потонули в дыму шашек и грохоте разрывающихся петард. Не встретив сопротивления со стороны захваченной врасплох милиции, ребята миновали площадь Маяковского и дошли почти до площади Белорусского вокзала, где беспрепятственно загрузились в метро и разъехались по домам. Только женщина-контролерша безуспешно звала в громкоговоритель: «Милиция, они идут без билетов, задержите эту компанию молодежи!» Милиционеры предпочли не выходить.

Дальше — больше?

До сих пор оценить реальный потенциал этих молодых людей было довольно сложно. Они вместе с антиглобалистами участвовали в выступлениях во время саммитов G-8, появлялись на антипризывных и антифашистских маршах, единицами мелькали на «маршах несогласных», организовывали немногочисленные акции против националистов на «русских маршах» и противодействуют нацикам каждое 20 апреля, когда те выходят праздновать день рождения Адольфа Гитлера.

Акцией на Тверской спустя неделю после митинга на Славянской площади неформалы доказали свое право на существование, как самостоятельной силы, с которой надо считаться. Собравшись после беспредела в Сокольниках, они попробовали защищаться законным путем, но столкнулись с еще большим беспределом при разгоне официально разрешенного митинга. Следующий логически вытекающий этап — несанкционированные выступления. Перекрыв Тверскую, эта молодежь доказала, что напугать и усмирить омоновской дубинкой можно далеко не каждого. Универсальное лекарство не сработало. А значит, оправившись от того разноса, который случится в московских милицейских кругах по итогам акции на Тверской, столичное начальство будет думать, а что делать спустя неделю, если неформалы выйдут защищать свои законные права снова.

Поводом для конфликта с милицией 4 апреля стала открытая бутылка пива в руках у одного из молодых людей характерно нестандартной внешности. Сотрудники правоохранительных органов решили его задержать. Неформалы отдавать товарища милиционерам отказались. Началась стычка. В результате семеро молодых людей, из которых трое были несовершеннолетними, оказались в отделении. «Бить начали прямо у входа в отделение. Потом затащили внутрь и там продолжили избивать, — вспоминает Олег Д., попросивший не называть его фамилию. — Целенаправленно били по голове. Потом развели нас по разным комнатам. Мне грозились плоскогубцами зубы вырвать. Сломали нос. Другим повезло еще меньше, одного парня били электрошокером в голову и пах, у него сердечный приступ начался». По словам молодого человека, только ближе к полуночи задержанных отвезли в травмпункт, где медики сняли побои, но в результате в протоколах это представили так, будто неформалов били не в отделении, а они сами с кем-то подрались, и милиционеры эту массовую драку разняли. Закончились приключения ребят в наркодиспансере, где их проверяли на наличие алкоголя в крови. Алкоголя ни у кого не нашли.
16 апреля около 40 молодых людей собрались вечером неподалеку от метро «Домодедовская», на месте, где 2 года назад был убит антифашист Александр Рюхин. Ребята, большинству из которых было от 14 до 17 лет, положили цветы, сказали какие-то слова, раздали немногочисленным прохожим листовки. Их лидеры, опасаясь нападения нацистов, пытались построить соратников в колонну, чтобы вместе вернуться к метро. Построить никого не удавалось. Девочки с разноцветными волосами разбегались по дворам, кто-то брел вообще в другую сторону.
_____________
1 Одна из самых заметных и активных групп анархистов, насчитывающая несколько десятков человек.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.