Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Тандем вместе и порознь

08.09.2011 | Барабанов Илья | № 28 (213) от 05 сентября 2011 года


06-1.jpg

Тандем вместе и порознь. Дмитрий Медведев и Владимир Путин — два кандидата в президенты: за это выступают и думская оппозиция, и граждане. Насколько такое реально или нас ждет возвращение в Кремль национального лидера еще на 12 лет? О плюсах и минусах реставрации в редакции The New Times спорили ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев и бывший вице-премьер Олег Сысуев. Владимир Путин не объявил пока, что хочет вернуться, но кампанию уже начал. Какой образ выстраивает Путину пиар-команда и по чьим рецептам, и какие усилия прикладывает сам премьер, меняя свой облик. Об этом — в главной теме The New Times

«По их положению в обществе и государстве, по их интервью, по их трудовой деятельности и по рабочему графику — они оба готовы и намерены идти на выборы», — поделился с журналистами после встречи с президентом 29 августа в Сочи (там Медведев подписал указ о начале парламентской кампании) вице-спикер Госдумы, лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Жириновский, известный тем, что вбрасывает в медиапространство идеи, обсуждаемые в президентской администрации, еще до того, как они обретут реальные черты, стал далеко не первым политиком, выступившим за одновременное участие в гонке и Путина, и Медведева. Еще 20 июня первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников заявил, что выдвижение двух кандидатов от власти на выборах президента стало бы наиболее понятным для общества вариантом развития событий. А уже в начале августа в «Независимой газете» вышла заметка, в которой неназванный источник в Кремле не исключал, что президент с премьером могут составить друг другу конкуренцию в марте 2012 года.

Цифры

Социологи фиксируют, что граждане хотели бы видеть в избирательном бюллетене фамилии и Медведева, и Путина. По данным «Левада-Центра», в августе 42% респондентов считали, что для страны именно такой вариант был бы оптимальным. На этом, впрочем, хорошие новости для Медведева заканчиваются. Видеть его единственным представителем тандема на выборах предпочитают лишь 6% опрошенных, тогда как премьера Путина — 17%. На вопрос, кто станет следующим президентом, 22% опрошенных называют фамилию Медведев, а 41% — Путин. Лишь 12% россиян верят, что реальная власть в стране находится в руках президента, 27% отдают предпочтение премьер-министру. Наконец, если на участке граждане обнаружили бы в избирательном бюллетене имена обоих дуумвиров, лишь 16% отдали бы свои голоса Медведеву, в то время как Владимир Путин, по данным социологов «Левады», может заручиться поддержкой 29% избирателей.

Собеседники The New Times в «Единой России» утверждают, что социологических исследований на тему раскола в тандеме и выдвижения обоих на выборы не делали. «Любая социология на эту тему будет нерелевантна, потому что респонденту, отвечая на вопрос, придется сделать как минимум три допущения, — говорит один из партийных функционеров. — Первое, что Путин с Медведевым действительно поругались, вопреки тому, что он слышал все последние годы по телевидению. Второе — определиться, а как он сам относится к их расколу. Третье — как все это повлияет на его поведение на участке, куда он придет и увидит две фамилии в бюллетене». По словам инсайдера, попытки замерить настроения населения проходят в формате фокус-групп. Они якобы фиксируют, что в случае открытого противостояния по итогам голосования победит Владимир Путин — за ним регионы. К Медведеву более лояльны обе столицы. Но в любом случае, если внутренний конфликт в тандеме перейдет в открытую фазу, это моментально обрушит рейтинги обоих политиков до исторических минимумов, и так уже обновленных на прошедшей неделе: по данным вполне лояльного Фонда общественного мнения, рейтинг доверия Путину впервые опустился ниже 50% и составляет 49%, рейтинг доверия Медведеву — 42%**По данным «Левада-Центра», который использует другую формулировку вопроса, деятельность Дмитрия Медведева на посту президента одобряют 63% против 75% год назад, а работу Владимира Путина — 68% против 78%.. «Важно понимать, что у них нет сейчас личного рейтинга, — говорит собеседник в аппарате «Единой России». — Рейтинг Медведева — это рейтинг президента, поддерживаемого Путиным. То же самое — с рейтингом премьера. По нашей оценке, если тандем сейчас расколется, эти показатели придется разделить. В оптимальной ситуации это будет 40% против 30% в пользу Путина, в худшей, то есть нынешней, — 35% против 25% в его пользу. А времени их наращивать обратно остается все меньше».

Шансы

Особенно сложно эту задачу будет решить президенту Медведеву. Когда 1 сентября в СМИ обсуждалась возможность присоединения президента к «Единой России» (на правах сопредседателя), анонимный источник в Кремле издевательски сообщил, что Медведев может принести партии власти дополнительные 10%, которые помогут ей добиться конституционного большинства. С таким отношением со стороны собственной команды и в условиях тотального контроля над телевидением людей, близких к Путину, поражение Медведева на выборах в случае открытого противостояния почти гарантировано. Даже те СМИ, которые принято считать лояльными нынешнему президенту, как, например, НТВ (владелец — «Газпром-медиа»), в условиях его войны с премьером скорее займут нейтральную, а то и враждебную по отношению к Медведеву позицию (карту медийных ресурсов дуумвиров The New Times составлял в № 8 от 7 марта 2011 года).

Эксперты в случае открытой схватки предпочтение также отдают Путину. Впрочем, большинство из них уверены, что вероятность такой схватки чрезвычайно мала. «Неважно, какие у кого соображения, но заставить систему выбирать между двумя кандидатами — это привести всех в замешательство и устроить короткое замыкание, — говорит Николай Петров из Центра Карнеги. — Если верить опросам, по стране в целом Путин одержит верх. Тем более сейчас рейтинг президента пошел вниз по сравнению с рейтингом премьера: чем дольше люди ждут окончательного решения, тем меньше верят в Медведева как в самостоятельную фигуру. Мне кажется, Путин в итоге просто скажет, что возвращается в Кремль, а Медведев признает его решение вне зависимости от условий». «Это было бы интересно с точки зрения легитимизации выборов, но достаточно сложно для административной вертикали, — уверен и президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. — И пусть усталость от Путина медленно, но верно накапливается, его рейтинг по-прежнему выше, чем у младшего товарища по тандему». Глава фонда «Политика» Вячеслав Никонов, который в декабре будет пробиваться в Госдуму по списку «Единой России», полагает, что такой сценарий ввергнет политическую элиту в ступор. «Хотя многие считают, что это было бы проявлением демократизма политического процесса, неизбежно начнется борьба между ветвями власти: страна может пойти вразнос», — говорит Никонов. Профессор политологии МГУ, вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский видит и чисто техническую причину, почему выдвижение сразу двух членов тандема невозможно: «Очевидно, что кандидата, который выйдет победителем из этой схватки, выдвинет правящая партия «Единая Россия», которая уже заявила, что опираться будет в первую очередь на Владимира Путина, — замечает эксперт. — В таком случае Медведеву придется идти либо как представителю партии-аутсайдера, имеющей значительно меньшее представительство в Госдуме, либо как самовыдвиженцу. Оба этих пути отрезают ему доступ как к административному, так и к медийному ресурсу, и он однозначно проигрывает». Хотя, например, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский утверждает, что пусть Медведев и проиграет в открытой схватке, но это кардинальным образом изменит политический ландшафт страны: «Он будет лидером самого большого меньшинства, реальной альтернативой вернувшемуся Путину».



Тандем о себе


06-2.jpgВладимир Путин

10 мая 2009 г. (интервью японским СМИ): «В зависимости от эффективности нашей работы и я, и президент Дмитрий Анатольевич Медведев будем принимать решения о том, что нам делать в будущем — и мне, и ему. Что касается его лично, это его лучше спросить». 

Сентябрь 2009 г.: «Мы договоримся, потому что мы люди одной крови и одних политических взглядов».

2 декабря 2010 г.: «Мы давно, как вы знаете, договорились с президентом Медведевым. Во-первых, мы дружим и вместе работаем. И мы с ним решим, кто какое место займет, и будем решать это в интересах страны. Придет время, и мы примем согласованное решение».

13 апреля 2011 г.: «Ни я, ни Дмитрий Анатольевич не исключаем, что можем пойти на выборы. Но будем исходить из реалий, из текущей социальной, экономической и политической ситуации и, конечно, примем решение. Суета вокруг выборов не способствует нормальной организации работы. Вот если мы сейчас дадим какие-то неверные сигналы, половина администрации и больше половины правительства перестанет работать в ожидании каких-то перемен».

26 апреля 2011 г. (в ответ на просьбу прокомментировать статью в Financial Times, в которой его призывали не возвращаться в Кремль и дать Медведеву продолжить курс на реформы): «Будущие кандидаты в президенты Российской Федерации не нуждаются в поддержке из-за рубежа. Будущим кандидатам в президенты России нужна поддержка российского народа».

27 апреля 2011 г.: «Что касается предвыборной президентской кампании в России, то пока об этом действительно рано говорить. Время настанет — и мы примем соответствующее решение… Вам понравится, будете довольны».


Дмитрий Медведев

3 декабря 2009 г.: «Премьер Путин сказал, что он не исключает этой возможности. Я тоже хотел бы сказать, что я не исключаю этой возможности. Но мы с ним, как уже оба говорили, в любом случае люди близкие, очень хорошо друг друга понимающие, работающие совместно. Уж мы сможем договориться, каким образом не толкаться локтями, а принять для нашей страны разумное решение».

26 апреля 2010 г.: «Видите, уже два гражданина заявили о том, что они будут выставлять свои кандидатуры. И я уверен, что еще найдутся люди, которые скажут: мы будем выставлять свои кандидатуры. Что же в этом плохого? Это и есть демократия».

12 апреля 2011 г.: «Будущего, конечно, не знает никто, но я могу вам сказать, что я как действующий глава государства, как президент, конечно, о нем думаю, я просто обязан это делать. Я не исключаю того, что я буду баллотироваться на новый срок, на должность президента».

18 мая 2011 г.: «Есть конкуренция, которая помогает, а есть конкуренция, которая ведет в тупик. Я надеюсь, что мы при принятии или в ходе принятия соответствующих решений о том, кому куда избираться, что делать в будущем, и будем руководствоваться именно таким ответственным подходом, ответственным прежде всего перед страной и перед ее народом».

20 июня 2011 г. (интервью Financial Times):
FT: Допускаете ли вы, что и вы, и Владимир Путин смогли бы одновременно баллотироваться в президенты?
Медведев: Вы знаете, я думаю, что это трудно себе представить по одной причине как минимум. Дело в том, что мы с Владимиром Путиным все-таки в значительной мере представляем одну и ту же политическую силу. В этом смысле конкуренция между нами, она может пойти во вред, собственно, тем задачам и тем целям, которые мы реализовывали последние годы. Поэтому, наверное, это был бы не лучший сценарий для нашей страны и для конкретной ситуации.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.