Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

«Люблю хорошую фантастику, но ее очень мало»

08.09.2011 | Быков Дмитрий | № 28 (213) от 05 сентября 2011 года

Ex libris Дмитрия Быкова

«Люблю хорошую фантастику, но ее очень мало». Писатель, журналист, телеведущий, сочинитель остросатирических стихотворных пародий для проекта «Гражданин Поэт» Дмитрий Быков читает так много, что непонятно, когда он успевает так много писать

55-1.jpgКруг чтения у меня в основном профессиональный. Сейчас читаю гигантское количество литературы о Маяковском, поскольку надо досдавать книжку про него в ЖЗЛ. А к роману, который сейчас пишу, мне приходится читать страшное количество литературы по так называемому пикапу — это такая полусектантская-полушарлатанская практика, которая позволяет человеку якобы раскрепоститься и построить карьеру. Так как роман отчасти об этом, то приходится много просматривать литературы по этому вопросу.

1. Из новых книжек я с большим удовольствием прочитал жизнеописание Достоевского, которое сделала Людмила Сараскина для ЖЗЛ («Достоевский». — The New Times). По-моему, это очень хорошо. Во-первых, она многое свела воедино, во-вторых, у нее крайне нестандартная точка зрения на многие устоявшиеся вещи. Достоевского принято воспринимать как человека, которого бороли какие-то страшные страсти. Она же видит в нем, что мне лично очень дорого, человека исключительного душевного здоровья и большой нравственности, здоровую и сентиментальную душу, прекрасного товарища, замечательного мужа. И очень интересно ее отношение к Раскольникову, достаточно негативное, это большая редкость в русских биографиях. Обычно-то главный герой «Преступления и наказания» — ищущий юноша и борец, а для нее он однозначно преступник. И замечательно, что она умеет вместе с Достоевским дистанцироваться от описываемых событий. Вообще Сараскина — впервые, по-моему, в литературе о Достоевском — пытается увидеть в нем не мрачного гения, не подпольного поэта, а человека, который в себе все это победил. Такой взгляд дополняет работы Игоря Волгина, который занимается политическими аспектами биографии Достоевского («Достоевский и императорский дом», «Достоевский и политический процесс»). Если читать вместе Сараскину и Волгина, можно получить изумительную стереоскопическую картину.

Еще из нового чрезвычайно мне понравился роман Захара Прилепина «Черная обезьяна». Очень техничная книга, замечательно построена, с хорошо проведенными лейтмотивами, очень характерная для текущего момента.

2. Из интересного отмечу еще книжку Дэвида Фостера Уоллеса «Бледный король» — это его неоконченный предсмертный роман, который вышел в Штатах. Роман о повседневной рутине, о человеке на госслужбе, о государственной бюрократии. У Джозефа Хеллера (автор знаменитой «Уловки-22». — The New Times) был роман «Что-то случилось», а «Бледный король» — это титаническая попытка написать двадцать лет спустя, на новом этапе хеллеровский роман, своего рода сатирическую социальную эпопею о бюрократическом безумии, о том, как человек умирает и сам этого не замечает. Прекрасная книга, и в плане повествовательной техники очень далеко уходящая вперед. Она как бы мозаичная, фрагментарная — такою и задумывалась. Читателю нужно всю эту картинку собрать — что очень увлекательно.

3. Люблю читать дневники, переписку, исторические сочинения, хорошую фантастику, но ее очень мало.

4. Давеча перечитал Станислава Лема в довольно большом объеме, это опять же нужно было по работе, но не для книги. Я немножко преподаю, и мне надо было объяснить детям, как сделано «Преступление и наказание», каким образом техника детектива, которую открыл Достоевский, работает в современной литературе. Лем, например, написал свое «Расследование» во многом на тех же техниках, которыми пользуется Достоевский — такой «атмосферный» детектив без разгадки. Вот заодно я и перечел, и вспомнил, как это здорово.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.