Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Рыжий» Дани. Он был реалистом и требовал невозможного

28.04.2008 | Морарь Наталья | № 17-18 от 28 апреля 2008 года

Интервью The New Times с лидером Мая-68 Даниэлем Кон-Бендитом
Кон-Бендит после запрета на въезд во Францию: «Я вернусь, когда захочу!»

«Ваш де Голль — это Владимир Путин». О том, что в 2000-х осталось от наследства 1968-го и как соотносятся Париж 1968-го и Москва 2008-го, в интервью The New Times рассказал один из лидеров студенческой революции, ныне глава фракции «зеленых» в Европарламенте Даниэль Кон-Бендит

Кон-Бендит образца 1968 года и Кон-Бендит образца 2008-го — насколько это разные люди? Могли бы эти двое сейчас сесть за один стол переговоров и было бы им о чем говорить?

Отвечу так — они бы друг другу определенно понравились!

Родом из 1960

И все же с 1968 года произошла ли эволюция в ваших взглядах?

Конечно, взгляды изменились — мы сейчас живем в совершенно другое время с другими проблемами, запросами, и взгляды необходимы иные. Если в 1968-м мы боролись за элементарные свободы и права, то сейчас уже говорим об экологических проблемах, проблемах транспорта или уровне качества жизни. Но даже эти совершенно новые идеи в любом случае берут свое начало в 60-х.

В вашей книге «Забудьте 1968-й» вы словно критикуете участников знаменитых майских событий за то, что они только отвечали насилием на насилие и недооценивали значение демократических процедур. Означает ли это, что избранный в 1968-м метод уличных протестных выступлений был неверен?

Нет, конечно, избранный метод был верен, ведь это точно такая же нормальная и предусмотренная законом демократическая процедура, как и все остальные. Проблема заключалась в том, что в 1968 году мы совершенно недооценивали парламентскую процедуру как метод политической борьбы. К примеру, для изменения любого закона необходимо как минимум твое присутствие в парламенте или любом другом демократическом институте, обладающем правом законодательной инициативы. В 1968-м мы совершенно по-другому себе это представляли. Тогда нам, молодым, казалось, что улицы всегда будет достаточно.

Мог ли Май 1968-го не состояться вообще? Насколько он был необходим?

Я не могу ответить на этот вопрос, потому что Май 1968-го все же случился. Совершенно точно можно сказать, что возникшее тогда общественное движение со всеми его идеями и взглядами было ответом на объективные чаяния и запросы того времени.

Что бы вы назвали в качестве основных последствий Мая 1968 года, которые ощутимы сейчас, спустя 40 лет?

Главное последствие — это абсолютно другое общество и совершенно другой мир, в котором мы теперь живем. Это общество, в котором существует четкое понимание того, что такое личная свобода и что такое коллективная ответственность. Именно благодаря Маю 1968-го мы сегодня живем в более свободном обществе.

Париж — Москва

В 1968 году вы очень сильно критиковали Шарля де Голля. Как вы оцениваете его роль сейчас, спустя 40 лет?

Это слишком сложный и неоднозначный вопрос. Создание экономики с крупными монополиями и сильной военной промышленностью — все это вещи, о которых можно продолжать спорить. О чем спорить не приходится — это давление, которое оказывалось на СМИ. Ваш де Голль — это Владимир Путин.

Как вы оцениваете уровень уличной активности в сегодняшней России?

В России существует большая проблема, которая напрямую не зависит от самих уличных активистов. Это нежелание Кремля понять, что уличные демонстрации – нормальный демократический процесс, о котором они так много говорят.

На ваш взгляд, возможно ли повторение событий, подобных майским в Париже, сегодня в России?

Скажу одно — я этого не исключаю.

Избранные лозунги революции
Будьте реалистами — требуйте невозможного
Запрещено запрещать!
Под булыжниками — пляж
Все мы — немецкие евреи
Баррикада перекрывает
улицу, но открывает вид
Воображение берет власть
Красные девушки — всегда самые красивые
Священное — вот враг
Нет революционной мысли — есть революционные действия
Больше потребляя, меньше живешь
Долой сталинистскую тухлятину!
Долой общество потребления!
Долой социалистический реализм!
Да здравствует сюрреализм!
Искусство мертво, не питайтесь его трупом
Будем жестоки
Никогда не работайте
Я принимаю мои желания за реальность, потому что я живу в реальности моих желаний
Беги, товарищ, старый мир преследует тебя
Начальник нуждается в тебе, ты не нуждаешься в начальнике
Кто говорит о любви, разрушает любовь
Революция происходит сначала в людях, а уже потом в действительности
Поэзия — на улицах
Немного уступить — значит полностью капитулировать
Быть свободным в 1968-м — значит участвовать
Выборы — на хрен


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.