Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Телевертикаль

«Телевидение может скормить своей аудитории все что угодно»

31.08.2011 | Любовь Цуканова | № 27 (212) от 29 августа 2011 года

Борис Березовский — The New Times
53_490.jpg
«Свою аудиторию телевидение сформировало само и теперь может скормить ей все что угодно». О роли ТВ в избирательной кампании The New Times расспрашивал опального олигарха Бориса Березовского, в 1995–2000 годах фактического владельца Общественного российского телевидения (ОРТ)

Все помнят, что на выборах 1999–2000 годов победу блока «Единство» (будущая «Единая Россия») и Путина, по сути, обеспечило телевидение, конкретно ОРТ, которое вы контролировали. В нынешней избирательной кампании ТВ будет играть такую же существенную роль?

Кардинально иную. Тогда была реальная политическая конкуренция. Особенно на парламентских выборах, поскольку было совершенно очевидно: кто на них побеждает, тот сметает практически всю политическую поляну. Была острейшая борьба между лагерем Ельцина-Путина, с одной стороны, и лагерем Примакова-Лужкова — с другой. И вы помните прекрасно, что тогдашнее НТВ, принадлежавшее Владимиру Гусинскому, поддерживало практически открыто Примакова и Лужкова, а ОРТ однозначно работало в пользу Ельцина-Путина. Политическая поляна не была монополизирована одной силой. Поэтому никто не обладал и монопольным правом на телевидение, несмотря на все вопли по поводу захвативших ТВ олигархов. Олигархи между собой конкурировали, если на то пошло. И я уж не говорю о 1996 годе* * На президентских выборах 1996 г. шла борьба между Борисом Ельциным и лидером коммунистов Геннадием Зюгановым. Ельцин победил во втором туре. : голос оппозиции был отчетливо слышен. И ролики показывали совершенно жесткие антиельцинские, и слово давали оппозиции, она имела возможность высказывать свое мнение. Сейчас ситуация кардинально другая.

Информдубина

В чем отличие?

СМИ монополизированы, причем в иезуитском, я бы сказал, формате: вот вам «Эхо Москвы» или еще вот такое маленькое окошечко для скворца, там можете чирикать, а вороны и другие крупные птицы имеют, по существу, все пространство. Власть как бы разделила всю аудиторию на две неравные части. На интеллектуальную, которой нельзя пренебрегать до конца, но, как оказалось, можно пренебрегать все больше и больше — вот вам, пожалуйста, возможность поговорить, все-таки до конца рот затыкать не будем. И на реальный электорат: тут мы полные хозяева, тут мы будем иметь монопольную информационную дубину на всем пространстве. И этой дубиной будем бить по головам столько раз, сколько необходимо, чтобы они совсем потеряли память, потеряли сознание и просто, выпив утром бутылку пива, пришли (на избирательный участок) и поступили так, как нам надо. Потому что они и фамилий-то никаких не выучили, кроме Путина да вот еще сейчас Медведева.

Но когда делали победу «Единства» и Путина, тоже по голове били довольно сильно. Вы тогда пригласили Доренко, на ОРТ были Невзоров, Леонтьев… Шла очень агрессивная кампания.

Я согласен, но хочу напомнить, что Доренко — это был ответ на «Итоги» Евгения Киселева на НТВ. И аудитория имела возможность выбирать между ними. Доренко блестяще, с моей точки зрения, со своей задачей справился. Я очень активно в то время ездил по регионам, общался с региональными лидерами, с политиками, с простыми людьми и видел четкое разделение на тех, кто Доренко ненавидел, и тех, кто обожал. Но не было тех, кто Доренко не смотрел. Это было главное. Да, Доренко в прямом эфире «отпилил» ногу господина Примакова и сказал, что вторую тоже непременно отпилит, потому что если была операция на одном тазобедренном суставе, то второй тоже обязательно будет подвержен коррозии — и ее тоже придется отпилить. Но никто никого в тюрьму не сажал, никто никого из России не выжимал и никто ни по кому не стрелял. Сегодня нет реальной борьбы, и СМИ абсолютно пустые. Я отказался от телевидения: аналитика неинтересна, а информация в интернете значительно оперативнее.

Но вы знаете, что Доренко опять позвали, правда, не на Первый, а на РЕН ТВ, который теперь принадлежит медиаимперии друзей Владимира Путина, братьям Ковальчукам…

Вот эта власть, путинско-медведевская, оказалась интеллектуально абсолютно несостоятельной. Если вы посмотрите, кого они используют, то не найдете ни одного нового яркого человека ни в управлении телевидением, ни среди ведущих. Там все безликие. Конечно, они решили рекрутировать Доренко. Он — выдающийся телевизионщик и великий манипулятор, он этого не скрывает. При этом все, что он делает, он делает искренне. Но в данном случае речь о том, что эта власть настолько интеллектуально бездарна, что просто использует тот ресурс, который мы им передали.

Виртуальная борьба

У нас начинается парламентская кампания, но все прекрасно понимают, что параллельно будет подспудно идти уже и президентская. Телевидение будет подавать какие-то сигналы о том, что там происходит — пусть не между Медведевым и Путиным, а между двумя группами, заинтересованными в том или другом? Как определить по тому, что нам показывают на экране, что есть на самом деле?

Медведев — это только табличка с названием «президент», он человек без лица и не в состоянии принимать решения. Путин агрессивен, и, конечно, он рулит Медведевым. Но это правда, что есть как минимум две заинтересованные группы, потому что даже имея табличку с пустотой за ней, можно манипулировать этой табличкой, и между группами, конечно, идет борьба. Ни та ни другая группа не обладает интеллектуальным ресурсом, необходимым для политического противостояния такого уровня, поэтому обе используют неправовой, силовой ресурс. Честно говоря, неважно, какая из этих групп победит, Медведев останется президентом или Путин вернется… Кто бы ни пришел, он вынужден будет менять политику и вектор, безусловно. И безусловно, ни один ни другой с этим не справится. Но с другой стороны, я не вижу в сознательной части российского общества кого-либо, кто бы сомневался, что порочный путь, которым идет страна, ужасно разрушителен для страны.

И все-таки — если группировки будут бороться между собой, мы это заметим на телеэкране?

Поскольку не существует реальной политической борьбы, она не может реальным образом отражаться в средствах массовой информации. Если она и будет в СМИ, то виртуальная, чтобы показать, что есть конкуренция. Руководителям телеканалов оставят возможность делать выбор — в анфас показывать или в профиль, и это всё. Вообще мне кажется, в обществе такой уровень безразличия к тому, что делает власть… Деньги, деньги, деньги… — все нацелено на это, и как можно больше сейчас, потому что неизвестно, что будет завтра. И всем наплевать, что там показывают на экране. Свою нынешнюю аудиторию телевидение сформировало само, сознательно, и теперь может скормить ей все что угодно. Абсолютно целенаправленная дебилизация населения с целью отвлечь внимание от того, что творит власть.


Общественное российское телевидение (ОРТ) было основано в 1995 году на базе Первого канала. Борис Березовский был главным акционером, владел 49% акций ОРТ (остальные принадлежали государству). После его конфликта с Владимиром Путиным в 2000 году Березовский был вынужден продать свой пакет акций Роману Абрамовичу, в результате ОРТ перешло под контроль государства, сам Березовский эмигрировал. В сентябре 2002 года ОРТ снова переименовано в Первый канал.


НТВ — негосударственный общероссийский телеканал, начавший вещание в 1993 году. В июне 2000 года владелец НТВ Владимир Гусинский был задержан Генеральной прокуратурой по подозрению в мошенничестве, скоро отпущен на свободу и покинул Россию. «Старое» НТВ прекратило существование в апреле 2001 года, когда произошла смена руководства компании.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.