Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Мельников vs Лимонов

28.04.2008 | Барабанов Илья | № 17-18 от 28 апреля 2008 года

В начале мая в Москве и Санкт-Петербурге состоятся очередные «Марши несогласных». Прошли беспрецедентные выступления неформалов против милицейского беспредела. Бороться с властью на улицах или сидя в кабинетах? Об этом спорят первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников и один из лидеров оппозиционной коалиции «Другая Россия» Эдуард Лимонов

Иван Иванович, есть ли шансы у оппозиции в борьбе с властью в аппаратном противостоянии, учитывая, что собой представляет современный парламент?

Иван Мельников: Опыт нашей борьбы начиная с 93-го года показал, что эффективно сочетание парламентских и непарламентских форм борьбы. В 90-е годы я возглавлял думский Комитет по образованию и науке, правительство внесло два законопроекта в Госдуму: одна идея касалась приватизации вузов, вторая — призыва студентов на службу в ряды российской армии. Комитет был против, но сил не хватало. После уличных выступлений студентов в нескольких регионах ряд депутатов других фракций изменили свою позицию, и эти законопроекты не были приняты. Более свежие примеры — это борьба против 122-го закона об отмене льгот.

Эдуард Вениаминович, «Другая Россия» призывала бойкотировать выборы. Ваша стезя — это попытка пробиться в цивилизованное политическое поле через улицу?

Эдуард Лимонов: Мы не можем себе позволить роскоши быть конструктивной оппозицией: не прошли фейс-контроль власти. 14 лет мы находимся на переднем крае борьбы. У нас за это время 7 человек были убиты, последний — Юрий Червочкин, около 150 человек прошли через тюрьмы и лагеря, тысячи подверглись разнообразным репрессиям. Никакие парламентские методы невозможны, поскольку четыре пятых оппозиционных сил находятся за пределами парламентского поля.

Почему КПРФ не готова вместе с «Другой Россией» выходить на уличные акции протеста?

Мельников: Если вспомнить борьбу против современного иезуитского выборного законодательства или запрета референдумов, был самый широкий фронт борьбы, в нем участвовали все. Повторяю, мы считаем, что эффективнее не создавать структуры, а работать совместно по конкретным проблемам. В этом смысле оппозиция делится на такие два сег- мента: эффективная и неэффективная.

Эдуард Вениаминович, а вот вы согласны с подобным делением оппозиции?

Лимонов: Эффективной будет та оппозиция, которая победит. Мой упрек, не раз уже высказанный руководителям компартии, остается прежним — это нерешительность. Того, что делалось все эти годы, уже недостаточно. Компартия, в лице ее руководителей, виновна в соглашательстве.

Мельников: Мы созданы людьми, мы не созданы сверху, и у нас огромная опора в массе населения. За нами есть идеи, ясная программа. Мы готовы к серьезной, последовательной борьбе. Когда Эдуард Вениаминович говорит, что КПРФ прошла фейс-контроль, вспомните, сколько раз против КПРФ проводились разного рода спецоперации.

Лимонов: И будут проводиться.

Мельников: Чтобы ее запретить. И на последних выборах пытались в ряде регионов нас не допустить к выборам. Но слабы оказались, испугались нас, мы отстояли свои права, потому что за нами есть реальная сила.

Лимонов: Вы хотите сказать о моих сторонниках, что ли? Я считаю, что за нами есть реальная поддержка общества. Люди смотрят на нас сколько лет уже и видят, что мы самоотверженно, не щадя своей шкуры, идем в первых рядах борьбы.

Мельников: Сегодня в российском политическом словаре слово «радикальная» синоним фактически неэффективной оппозиции. Я не принимаю обвинения в том, что ваших товарищей по борьбе избивают, судят, а мы на это не реагируем. В 2005-м, когда ваших 39 молодых ребят судили, мы пришли на судебный процесс, я написал заявление с предложением суду, чтобы мы выступили общественными защитниками.

Лимонов: Речь идет о том, что сама компартия не делает никаких решительных шагов. Я бы на вашем месте давно всей фракцией вышел из Госдумы. Случился бы политический кризис.

Мельников: Власть только бы аплодировала и была бы рада этому. Мы призвали людей после сфальсифицированных декабрьских выборов выйти на улицу, но, к сожалению, люди на улицу не вышли. Проголосовало за нас достаточно много, а отстаивать свои результаты люди на улице не готовы, и мы вынуждены с этим считаться.

Эдуард Вениаминович, готовы все-таки люди выходить или не готовы?

Лимонов: Необоснованно ждать от людей, чтобы они взяли и сменили свое собственное состояние. Не надо сваливать ту работу, которую должны сделать политические организации, на массы. Десятка тысяч человек достаточно, чтобы страна изменилась.

Иван Иванович, в марте 2006 года вы заявили, что необходимо превратить уличные акции протеста в оружие реальной политики. Сейчас вы говорите, что по итогам декабрьских выборов люди не вышли после вашего призыва. Получается, двухлетняя работа не удалась?

Мельников: Я привел примеры, когда уличные акции и массовые акции протеста стали орудием реальной политики. 122-й закон, защита Знамени Победы, отсрочка от службы в армии, защита озера Байкал.

Лимонов: Борьбу против 122-го закона начали наши люди, ворвавшись еще в июле 2004 года в зал заседаний Госдумы. Следующий этап — захват здания Министерства здравоохранения. Семь человек были арестованы, а всего там было свыше сорока, и осуждены каждый на пять лет. Мы лишаем людей страха, мы подаем пример.

Нацболов сажают, когда они борются за свои права, а компартия все же проходит этот пресловутый фейс-контроль власти?

Мельников: Вы что хотите, чтобы я привел примеры наших убитых людей, посаженных? Я вам могу привести примеры и по последним выборам. Я могу привести сотни примеров, когда наших людей с избирательных участков милиция уводила в самый ответственный момент, сажали в обезьянник.

Иван Иванович, если нарушаются правила игры, то почему компартия остается парламентской?

Мельников: Власть использует такие правила не только против КПРФ, она их использует против всего общества. Она запрещает митинги и шествия, проведение референдума, фальсифицирует итоги выборов. Участие же в парламенте дает нам огромные дополнительные возможности: излагать свою позицию в СМИ, приходить в любые аудитории, выступать перед студентами, на предприятиях. Неэффективно и неправильно от этих возможностей отказываться. Условия, в которых мы находимся, будут меняться. Я вам приведу пример: кандидат-коммунист стал президентом Кипра в результате парламентских выборов. Да, это борьба непростая, но пока другой возможности в этих условиях мы не видим.

Иван Мельников — вицеспикер Государственной Думы. Депутат Госдумы 2–5 созывов. Первый заместитель председателя ЦК КПРФ. Доктор педагогических наук, профессор кафедры математического анализа МГУ.
Эдуард Лимонов (Савенко) — писатель, общественный деятель. Основатель запрещенной Национал-большевистской партии. С июля 2006 года — один из лидеров оппозиционной коалиции «Другая Россия». Участник и организатор ряда «Маршей несогласных».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.