Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

По ту сторону нравственности

28.04.2008 | Артур Соломонов | № 17-18 от 28 апреля 2008 года

Свершилось. Наша мораль в надежных руках. Вскоре будет создана Комиссия по нравственности, которая избавит нас и от тлетворного влияния Запада, и от пропаганды насилия в СМИ, поможет созданию положительного образа человека труда, правоохранителей и спецслужб, пропаганде воинского долга. Инициатором создания этой давно назревшей Комиссии является президент Санкт-Петербургского госуниверситета Людмила Вербицкая.

Представим себе, как подобная Комиссия приступила к работе в городе, который можно условно назвать Глупов-сити...

Контроль за нравственным состоянием общества доверен самым духовно одаренным людям города. В центре возник особняк, где разместились 720 членов Комиссии, их секретари, помощники секретарей и заместители помощников секретарей. На двери главного кабинета — табличка: «Хранитель Нравственности. Прием по средам с 11 до 18». Искусство сразу претерпело коренные изменения. В конкурсе кино, несущего свет духовности, победил фильм о трех богатырях: работнике спецслужб (Алеша Попович), простом труженике (Добрыня Никитич) и честном милиционере (Илья Муромец). Фильмы, где добро не побеждало зло, шли с пометкой «Вредно в любом возрасте».

Выпуск книг Достоевского с его бесами и преступлениями был временно прекращен. Члены Комиссии приступили к переписыванию произведений Федора Михайловича: Раскольников не убивает старушку, а падает перед ней на колени, проливая покаянные слезы за грешный свой замысел. Роман теперь занимает 20 страниц, зато читателю не приходится долго ждать, пока этот разбойник поймет, какую вредную идею проповедовал. Реформы сразу натолкнулись на противодействие: нравственность Комиссии, которая призвана присматривать за нравственностью, вызвала подозрения, и был создан Наблюдательный Комитет, который пристально следил за Комиссией. Понятное дело, каждый понимал нравственность по-своему. Война Комитета и Комиссии привела к коренному пересмотру морали: общество рисковало оказаться по ту сторону добра и зла. Тогда и возникла необходимость в возникновении третьей структуры, которая бы координировала взаимодействие этих двух учреждений. Система контроля за искусством и СМИ начала стоить дороже, чем выпуск спектаклей, фильмов, газет и телепередач.

Когда министр финансов отказался выделить деньги на грандиозный проект «Каждому гражданину — по духовной ценности!» (проведение массовых высоконравственных гуляний, символическое сожжение бездуховных СМИ, раздача бейсболок с надписью «Хочешь стать духовнее — спроси меня как»), у него начались проблемы. Министр был заклеймен в газете «Вестник духовности» как тип аморальный, чьи личные качества и личные счета нуждаются в немедленной проверке. Он был снят с должности, а его преемник профинансировал проект полностью.

Книги, которые издавали члены Комитета и Комиссии («Бездуховность Запада как причина его процветания»; «Мы не рабы: часть 7, с дополнениями и комментариями»; «Передача нравственных ценностей воздушнокапельным путем»), шли в нагрузку к товарам народного потребления: купил сметаны — получи директиву, как стать духовно богаче. Насаждение ценностей нравственных парадоксальным образом сочеталось с отъемом у обеспеченной части населения ценностей материальных. Хранитель Нравственности в интервью сказал, что два эти процесса настолько взаимосвязаны, что ему даже смешно давать комментарии на эту тему.

Население неотвратимо нравственно обогащалось — по крайней мере, ему ежедневно сообщали об этом СМИ. Работники культуры, приступая к репетициям спектаклей и концертов, к написанию книг, хором пели гимн РФ. Сотрудники СМИ ощутили такой прилив патриотизма, что многие из них, не раздумывая, вступили в Комиссию по нравственности. Работа только начиналась…


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.