Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Старый берет маршала Лиоте

12.05.2008 | Гольц Александр | № 19 от 12 мая 2008 года

Как разводятся Россия и Грузия

Если верить Андре Моруа, то французский маршал Лиоте иногда говорил своему ординарцу: «Анри, голубчик, приготовьте мой старый берет, завтра я буду топтать его в приступе безудержной ярости». Каждое уважающее себя государство должно иметь про запас какоенибудь совершенно бесполезное международное соглашение, которое оно могло бы растоптать без особого для себя ущерба, дабы продемонстрировать крайнее неудовольствие

Договор 1995 года о сотрудничестве в области противовоздушной обороны, подписанный десятью странами СНГ,1 является как раз таким документом, от которого официальный Тбилиси мог отказаться без всяких сожалений. Что Грузия и сделала на прошлой неделе в момент беспрецедентного обострения отношений с Россией. Формально договор должен был создать единую систему контроля воздушного пространства стран СНГ (см. ссылку на полях). На деле сейчас, после 13 лет действия соглашения, только предполагается создать три региональных оперативных командования ПВО — западное (совместно с Белоруссией), кавказское (вместе с Арменией) и центральноазиатское.

Из этого следует, что единой системы ПВО не существует, как не происходит общего боевого дежурства. Фактически Россия развивает двусторонние отношения с другими участниками договора: например, с Белоруссией она действительно продвинулась к созданию объединенной системы, с другими — все пока ограничивается обменом информацией о ситуации в воздушном пространстве. Причем не все участники договора обладают автоматизированными системами управления, что делает такой «обмен» лишенным какого-либо практического смысла.

В реальности сотрудничество в рамках договора по большей части сводится к участию в ежегодных совместных стрельбах на российском полигоне Ашулук в Астраханской области. Кроме того, Россия поставляет странам СНГ технику ПВО по внутренним ценам. Взамен Москва получает очередное доказательство, что она является лидером в сфере военного сотрудничества на постсоветском пространстве. Собственно говоря, именно поэтому и появился договор. Договориться 13 лет назад о реальном военном сотрудничестве в рамках СНГ было трудно: только что закончились грузино-абхазский и армяноазербайджанский конфликты, гражданская война в Таджикистане. Да и угроза воздушного нападения была наименьшей среди всех гипотетических опасностей, которым подвергались в то время государства СНГ. Но другие формы военного сотрудничества были просто невозможны: бывшие советские республики были полны подозрений и претензий друг к другу. В итоге заявить об объединении усилий решили хоть и на довольно бесполезном, но зато безобидном направлении. Министры обороны регулярно собирались на маневры в Ашулуке, где в неформальной обстановке они могли обсудить и реальные проблемы.

Довольно скоро такой формат взаимоотношений перестал интересовать Тбилиси. Уже через два года все сотрудничество на этом направлении было тихо свернуто. Но формально Грузия не вышла из договора. Она сделала это только теперь. В самом деле, когда Москва считает полеты грузинских беспилотных самолетов над Абхазией грубым нарушением соглашений 1994-го, а Тбилиси обвиняет Россию в уничтожении этих самолетов, делать вид, что существует соглашение о совместной ПВО, просто глупо.

_____________
1 Арменией, Белоруссией, Грузией, Казахстаном, Киргизией, Россией, Таджикистаном, Туркменией, Узбекистаном и Украиной.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.