Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Точка зрения

#Только на сайте

Застрявшая страна

23.08.2011 | Орешкин Дмитрий | № 26 (211) от 22 августа 2011 года

Россия изменилась. Но и ГКЧП никуда не делся

Застрявшая страна. Когда мы бестолково толкались те двое суток вокруг Белого дома (что было правильно и необходимо) и строили баррикады из картонной упаковки и парковых скамеек, никто особенно не задумывался, что будет через 10 или 20 лет. Надо было день простоять, да ночь продержаться. А дальше? А дальше все наладится. Страна станет свободной, экономика станет рыночной, в магазинах все появится… Самое смешное, что так оно и случилось. Но и ГКЧП никуда не делся

К августу 1991 года группа товарищей наверху ясно понимала, что в рамках какой-никакой законности им власть точно не удержать. Легальных рычагов контроля не осталось. Или сливай воду, или, по традиции 1917 года, иди на силовой переворот. Разница с ленинским Октябрем заключалась в том, что у элит ослабела страсть к массовым расстрелам. Маршал Язов потом оправдывался, что танки-то он на улицы вывел, но боекомплекты брать запретил…

Что-то, значит, изменилось в России за три поколения. Стало мешать.

Сеанс гипноза

Патриотический визг, который сейчас стоит в интернете: «Надо было давить, надо было стрелять…» — лучшее подтверждение тому, что тема необратимо выдохлась и съехала с державного уровня на уровень прыщавой любительской самодеятельности. Молчаливые и конкретные палачи, которые действительно любили и умели убивать системно, никогда не стали бы шуметь об этом в Сети. Голосят и изображают крутизну те, кто на самом деле ни на что системное не способен.

Аналогичная ситуация с нынешней путинской реставрацией ГКЧП, заставляющей неотвязно думать, что проигравшие тогда на самом деле победили. Но это реставрация потемкинской деревни СССР. Ситуация понятна. Экономика в 2000-х быстро росла на рыночных основах, с нормальной валютой и финансовой системой. Товарный дефицит исчез, зарплаты начали расти, рубли — спокойно меняться на доллары, а народ — путешествовать по миру и покупать, что ему нужно. Оставалась простая техническая задача: объяснить населению, что все это прямая заслуга В.В. Путина и пришедших с ним во власть чекистов. Поэтому они начали с рейдерского захвата объясняющих мощностей — СМИ. Очень грамотное решение. Людям объяснили, что великое государство было в прошлом — и непременно будет в светлом будущем. Если, конечно, мы по-советски сплотимся вокруг В.В. Путина.


Перед властью опять встанет вопрос ГКЧП: давить или уходить. Куда, когда и как она вывернется, решится власть давить или не решится — нам знать не дано. Скорее всего, попытается


Честнее было бы сказать, что фрагменты той страны благополучно законсервировались вокруг России — в Узбекистане, в Туркмении, Казахстане, Таджикистане, Азербайджане, Приднестровье и отчасти в Белоруссии. Во всех этих замечательных местах ГКЧП, считай, победил. Вот и сравнивайте. Везде спокойствие, порядок, державное величие, несменяемость власти. И само собой — застой и отставание от прочего мира. Люди из этих оазисов бегут, как только предоставляется возможность. Не от идеологии, а от скверных условий жизни.

Россия же застряла на полпути между Средней Азией и Европой. Как удобно под разговоры о великой державе централизовать власть, устранить конкурентов и оппонентов, монополизировать для членов клана наиболее прибыльные отрасли, ввести ручное управление, вернуть милитаристский крен… То есть по второму разу запустить цикл, который в конце концов привел к коллапсу советскую экономику.

Странно было бы, если бы новые люди из старой советской номенклатуры прошли мимо такого сильного соблазна. Они и не прошли. Вот коллективный Путин и крутит кино про победу ГКЧП уже 10 лет. Многим нравится.

Система усложняется

Есть, однако, грубые ограничения снизу, которые не позволят им (и нам тоже) съехать до чисто советских стандартов подлости и маразма.

Более свободная по сравнению с советской эпохой пресса и интернет, которые рассказывают людям больше, чем власти хотелось бы, в том числе о растущей коррупции. Наличие у граждан независимых от государства источников доходов, что позволяет организовать жизнь помимо руководящей и направляющей роли. Частная собственность, которая поневоле означает конкуренцию экономических, а вслед за ними и политических интересов. Свобода иммиграции, что также означает невозможность закручивать гайки до предела: убегут. Зависимость от европейских ценностей, включая недвижимость, обучение детей, счета в банках… Наконец, наличие в элите разных точек зрения на способы выхода, а отсюда появление конкурирующих групп влияния.

Система естественным образом усложняется, вопреки целеустремленным попыткам путинского клана ее упростить до своего уровня компетенции. Раньше или позже она вывернется из-под ручного управления, и перед властью опять встанет вопрос ГКЧП: давить или уходить. Куда, когда и как она вывернется, решится власть давить или не решится — нам знать не дано. Скорее всего, попытается. Как попытался ГКЧП. Но сейчас у них меньше шансов. Народу, и тем более элитам, хорошо известен простой и правильный выход из грядущей конфликтной ситуации. Он называется честные конкурентные выборы. При всех недостатках процедуры это все же лучше, чем стрельба по своим для сохранения плюшевых рабочих мест на галерах.

То, что путинскую гвардию, как и гвардию ГКЧП в 1991 году, честные выборы не устраивают — тоже вполне понятно. Честные выборы приводят не только к потере номенклатурных привилегий (в нашем случае значительно более весомых, ибо они связаны с коррупционной рентой), но и, вполне вероятно, к глубокой децентрализации или даже еще к одному циклу территориального сжатия. На Северном Кавказе понемногу растут фундаменталистские настроения, в Калининградской области — сепаратистские, а в центральной России — ксенофобские. Покуда власть, экономику и умонастроения еще можно удержать в узде с помощью фальсификационных технологий — они будут удерживать. Технологии, похоже, приближаются к исчерпанию, но на 2011–2012 годы хватит. А на большие сроки они думать не умеют.

Когда дозреем?

Вряд ли ситуация разрешится благодаря выходу на улицу широких народных масс или сидению Лимонова на асфальте Триумфальной площади. Более вероятным, как и в 1991 году, представляется кризис системы изнутри, из-за оформления политических групп и лидеров, по-разному осознающих тупик и предлагающих разные схемы выхода. Тогда в центральной элите было три группы: Горбачева, Крючкова–Язова–Пуго и Ельцина. Сейчас две с половиной:
Путина, Медведева, Собянина.

Из этого ничуть не следует, что лимоновские сидельцы даром протирают штаны, а Борис Немцов зря подставляется под мерзости кремлевской гопоты. Нет, это очень важно для того, чтобы открыть людям глаза и сформировать протестный фон. Но не менее (честно говоря, более) важны конфликты между вполне «системными» игроками, как мелкими (Миронов против Матвиенко), так и крупными (Путин против Медведева). Там, внутри, и созревают неизбежные предпосылки для следующего цикла обновления.

В 1991 году страна прорывалась к будущему из социокультурных норм номенклатурного рабовладельческого строя. Сгоряча многим показалось, что прорыв должен состояться прямо к либерально-буржуазным нормам. С чего бы это?! На дворе феодализм. До перехода к социокультурной норме буржуазно-демократического общества, где права гражданина понимаются как нечто само собой разумеющееся, еще надо дозреть. Сколько будем дозревать — вопрос открытый. Быстрее, чем хочется коллективному Путину, но слишком долго для тех, кто полагает, будто в 90-х годах у нас был прямой путь к свободам европейского уровня. Для республик Прибалтики — точно да. Для советской Средней Азии — точно нет. Россия, Украина и Белоруссия застряли где-то посредине — с возможностью отрулить как туда, так и сюда.

Эта эпоха довольно скоро кончится, и чем ближе к ее концу, тем выше вероятность попытки очередного путча. Как и в 1991-м, они понимают, что не могут легально удержать власть. Как и тогда, какая-то часть из них примет решение действовать помимо закона. Как и тогда, в итоге ничего не выйдет.

Но по дороге людей немало покрошат…






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.