Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Бюрократия на весах власти

19.05.2008 | Альбац Евгения | № 20 от 19 мая 2008 года

Сограждан можно поздравить: администрация президента и правительство Российской Федерации сформированы таким образом, что в ближайшие месяцы чиновники, как пауки в банке, будут интересоваться исключительно собой. За это даже не жалко платить налоги.

Месяцев восемь кабинет просуществует — пока не станет всем ясно, что нынешняя структура (правительства) не способна справиться ни с одной из задач, которые стремительно наваливаются на страну», — сказал в интервью The New Times Никита Масленников, знающий начальственные этажи Белого дома лучше, чем собственную квартиру: шесть лет он был помощником премьера Виктора Черномырдина.

Воюют все

Только что сформированное правительство страны до боли напоминает его аналог второй половины 90-х годов: куча беспортфельных вице-премьеров и — формально под ними, а на самом деле супротив них — министров, чьи функции, намеренно или нет, переплетены, — так чтобы они ничем больше не занимались, кроме как вырывали друг у друга самые лакомые — по части распределения средств и ресурсов — куски бюджетного пирога и бесконечно выстраивались на поклон к премьеру, который только их и рассудит. Зампреду Игорю Сечину обеспечено бодание с коллегой Сергеем Ивановым за госинвестиции в реальный сектор, и обоим — с главой Ростехнологий Сергеем Чемезовым. Руководитель аппарата и зампред Сергей Собянин, отвечающий в том числе за местные органы власти, схлестнется за муниципальные бюджеты с вице-премьером и главным держателем финансов Алексеем Кудриным. Последний — как минимум по вопросам экономической политики на постсоветском пространстве — вынужден будет побороться за рычаги с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, за которым закреплены международные отношения, включая страны СНГ. И так — по всей замечательной вице-премьерской «семерке». Одновременно в борьбу всех со всеми вступят министры: ставленник братьев Ковальчуков, новый министр энергетики Сергей Шматко — со своим куратором и до последнего времени лидером клана силовиков Сечиным. Главный по регионам Дмитрий Козак, который ожидал вице-премьерского кресла вплоть до 12 мая — дня объявления нового состава правительства, но его не получил, будет бороться за федеральные целевые программы, которые тоже ему не достались. Буквально растоптанный бывший силовик, а ныне глава еще не существующего федерального агентства по поставкам вооружений Виктор Черкесов вступит в рукопашную с «пониженным» до простого вице-премьера Сергеем Ивановым за тридцатимиллиардный военный госзаказ… Конечно, народная мудрость гласит, что, когда баре дерутся, у холопов чубы трещат. Но борьба за выживание в этом вполне гоббсовском мире начальников, когда каждый в состоянии войны с каждым, предстоит столь серьезная, что остальным можно расслабиться: до них дела не будет.

Вице-премьеры на посылках

Заместитель председателя правительства РФ — это звучит, конечно, статусно, но если за имяреком нет министерского портфеля, вес у этого поста небольшой. Согласно внутреннему регламенту правительства, вице-премьеры сами не принимают решений и не могут раздавать указаний министрам — это привилегия премьера и постановлений правительства. Функция вице-премьеров — писать так называемые «пепешки» — поручения правительства, словарь которых ограничивается глаголами вроде «проработать», «согласовать», «рассмотреть», да примирять курируемые ими ведомства. «Запираешь министров в комнате для отдыха, пока они не согласуют документ, — в этом и заключается главная функция зампреда», — вспоминает один из бывших обитателей такого кабинета. «Реальная власть в правительстве — у премьера, руководителей департаментов Белого дома и министров», — говорит бывший замминистра энергетики Владимир Милов. В подчинении министров — тысячи госчиновников по всей стране и бюджеты целых отраслей, у вице-премьеров — секретариат в 10 человек, вал бумаг и необходимость тягаться за поле деятельности с другими замами. Именно поэтому главный ресурс зампредов — это административная валюта, ценность которой определяется доступом к телу «первого лица».

Валюта адмрынка

С этой точки зрения наиболее серьезными игроками на административном рынке в новом правительстве являются руководитель аппарата Сергей Собянин и вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин. Первый — не только потому, что находится в ежедневном контакте с премьером, что само по себе колоссальный ресурс, но и потому, что именно он готовит вместе со своими замами протоколы заседаний и постановления правительства. Достаточно в такую бумагу с гербом и подписями, за которой — миллиарды рублей и сотни часов межбюрократической торговли, добавить, скажем, малоприметную фразу «после согласования с соответствующими министерствами и ведомствами» — и такое постановление правительства можно разве повесить на гвоздике в туалетной комнате: на согласования уйдут месяцы, если не годы. Собственно, единственный, кто сможет потягаться за доступ к телу с Собяниным, так это некий не известный нам пока персонаж — начальник секретариата премьера или помощник, которому будет поручено составлять расписание для Путина и график его встреч. Во времена премьера Черномырдина распечатка графика председателя правительства тянула на многие тысячи долларов, а возможность вклиниться в это самое расписание встреч, как утверждали, обходилась в $20 тысяч.

Что касается Алексея Кудрина, то, по оценкам собеседников, его акции в новой структуре власти серьезно возросли. Мало того, что у него — единственного из всех вице-премьеров — в руках еще и министерский портфель с ресурсом в 800 млрд бюджетных рублей, за которыми к нему на поклон будут приходить все — от Сечина до Иванова, и без визы министра финансов не уйдет ни одна бумага, но у него для обмена есть и серьезная административная валюта: давние неформальные отношения с Путиным и постоянный доступ к новому президенту. «Мало кто заметил, что в структуре Министерства финансов буквально за три дня до инаугурации появился новый департамент, который будет заниматься долгосрочным финансово-экономическим прогнозированием, — говорит Никита Масленников. — Это значит, что именно за Кудриным будут главные решения в сфере госинвестиций и вообще в экономике».

Свой кусочек счастья получил и бывший премьер Виктор Зубков — наряду с «расстрельной» ответственностью за сельское хозяйство и рыболовство он получил контроль за таможней, которая дает до половины поступлений в доходную часть бюджета. Впрочем, не менее важно, что вопросы таможенного регулирования, квоты, запретительные меры — это постоянная переговорная площадка с самыми разными игроками реального рынка: от нефтяных олигархов до импортеров чего бы там ни было.

Административный капитал первого вице-премьера Игоря Шувалова — он замещает Путина на хозяйстве, когда премьер занимается чем-то более интересным, чем дела правительства. Плюс, отмечает Масленников, за первым вице — административное регулирование и антимонопольное ведомство, а это значит, что любые «слиянияпоглощения» — а это важнейший бизнес в том числе и силовых чиновников — должны будут получать его визу.

На фоне этой четверки всем остальным зампредам и министрам свое будущее стоит рассматривать с дисконтом. И тут, пожалуй, наибольшей девальвации подверглась административная валюта еще вчера лидера силовиков Игоря Сечина: мало того, что ему досталось кураторство над Объединенной судостроительной компанией, дела в которой, по оценке участников рынка, идут из рук вон плохо («в этом смысле это расстрельное назначение», сказал один из экспертов), мало того, что он потерял функцию главного «швейцара» при первом лице, так ему еще и предстоит бороться за свое выживание среди тех, для кого он все последние годы представлял угрозу. Одно жаль: процесс раздела и поедания чиновничьей «тушки» будет идти в закрытом для интересующейся публики режиме: на заседаниях вновь образованного президиума правительства да в тиши белодомовских кабинетов.

Президент под присмотром

Впрочем, на фоне назначений в администрации нового президента терзания обитателей с Краснопресненской набережной выглядят цветочками. За редким исключением, Дмитрия Медведева окружают либо обиженные, либо за ним присматривающие. Не получил ожидаемого места главы президентской канцелярии Михаил Тринога: в правительстве он был начальником секретариата первого вице-премьера — преемника, теперь он всего лишь советник. Не стал руководителем администрации Владислав Сурков: «принцип Питера»1 , — сказал как отрезал The New Times руководитель Фонда эффективной политики Глеб Павловский. Крайне удручен своей нынешней должностью простого зама руководителя администрации бывший пресс-секретарь президента Путина Алексей Громов, который, по слухам, находится чуть ли в неразговорных отношениях с новым президентом и в «отставленных» — с прежним. «Самое важное, дадут ли Медведеву назначить своих людей на ФСО (Федеральная служба охраны), Службу безопасности президента и ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации).

Если там останутся люди Путина, то Медведев не сможет произнести «ау» так, чтобы об этом не узнали все, кому надо», — сказал в интервью The New Times вице-премьер конца 90-х Борис Немцов. Пока на всех перечисленных должностях — старые имена и фамилии. Впрочем, даже руководить секретариатом президента поставили человека из окружения Игоря Сечина (читайте на стр. 13). Удовлетворится ли подобным положением сам Дмитрий Медведев — покажет время.

_____________
1 «Принцип Питера»: «каждый человек рано или поздно достигает уровня своей некомпетентности».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.