Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Революция слухов

19.05.2008 | Ухов Владимир | № 20 от 19 мая 2008 года

Как «слухмейкеры» стали реальными политическими игроками

Слухи стали неизменной составляющей современной российской политики, а «слухмейкеры» — реальными политическими игроками. Как эволюционировали слухи о назначениях на высшие государственные посты и отражали ли они реальность — анализировал The New Times

Как сам новый премьер густо окутан социологическим обожанием масс, так и всякое предпринимаемое им устроение власти — бешено циркулирующими взаимоисключающими слухами. Нагнетаемые в коридорах власти и в медиа слухи становятся не только оружием дезинформации властной верхушки (это банально), но и средством манипулирования ею и даже контрольного сопровождения иного сановника на вновь доверенной ему высокой государственной должности. Слухи стреножат чрезмерных властолюбцев. Слухи проливают холодный душ на нелояльных. А правильные креатуры на то и правильные, что умеют искусно огибать ментальные воронки и кратеры, образовавшиеся в сознании Владимира Путина за восемь лет президентства на месте подточенных и обрушенных слухами номенклатурных репутаций. Пусть проигравший плачет.

Казус Суркова

Проливает незримые миру слезы Владислав Сурков, который на десятом году своего некоронованного царствования в закулисной российской политике допустил непростительную ошибку — позволил слухам связать свое имя со скандальными поправками в законы и «О средствах массовой информации», и «Об адвокатской деятельности и адвокатуре». Говорят, накануне собственной инаугурации Дмитрий Медведев совсем было позволил Путину уговорить себя назначить на упованный пост главы администрации именно Суркова, а не, например, Сергея Собянина или Игоря Шувалова. Но вот поползли слухи, будто Владислав Юрьевич таким образом хочет рассорить Дмитрия Анатольевича с либеральной общественностью и, что особенно обидно, с западными инвесторами. Медведев взбрыкнул, Путин оказался в цейтноте, и в итоге в кресло главы администрации на третьем этаже Сенатского корпуса Кремля приземлился не слишком влиятельный вице-премьер и глава аппарата Белого дома Сергей Нарышкин. Так закончилась история с вполне правдоподобными слухами, которые прочили пост главы администрации то Игорю Шувалову (креатура Дмитрия Медведева и Александра Волошина), то Владиславу Суркову (креатура Владимира Путина).

В утешение для Суркова в экстренном порядке была создана должность первого заместителя руководителя администрации. Но в таком статусе (особенно если не контролируешь кремлевский документооборот) трудно быть эффективным надзирателем при молодом и неопытном президенте. К тому же Медведев никак не связан с выстроенной Сурковым политической инфраструктурой. Наоборот, твердо намерен создать свою.

Казус Иванова

Многоопытный Владимир Владимирович мало того что увел из Кремля наиболее влиятельных и дружественных Медведеву игроков — Сергея Собянина и Игоря Шувалова (что слабо согласовывалось со слухами, которые циркулировали в последние месяцы), но сверх того ухитрился на прощание заложить под основание медведевской администрации увесистый фугас в виде одного-единственного медийного слуха. Несколько дней подряд после инаугурации статусные издания уверяли, будто помощник президента по кадрам Виктор Иванов остается в Кремле на прежней должности. Складывалось впечатление, что сам Медведев думал примерно так же, и его это устраивало. Однако 12 мая Виктор Петрович вдруг заявил о своем скором уходе, а 15 мая в канцелярию президента поступил проект указа о его назначении директором Госнаркоконтроля. Как уверяют знакомые с ситуацией чиновники, Медведев хотел было назначить на место Иванова Сергея Дубика, начальника Управления президента РФ по вопросам государственной службы. Однако из Белого дома президенту настойчиво рекомендовали не торопиться с этим решением. В результате к вечеру 16 мая помощником президента по кадрам стал экс-руководитель Росфинмониторинга Олег Марков, близкий Путину и Сечину. Он учился вместе с Путиным в ЛГУ имени Жданова, а позднее работал его замом в комитете Санкт-Петербургской мэрии по внешним связям.

Казусы Коновалова...

А что же сам наш главный генератор и конечный бенефициар роящихся кадровых слухов и змеящихся интриг? Каково ему в новом, только что реконструированном правительстве? На первый взгляд Путин, как водится, оставил в дураках правящую номенклатуру и медийных гадателей, уверявших, будто в Белом доме будет то ли девять вице-премьеров, то ли одиннадцать. Но еще не просохли чернила на президентском указе № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти», как вдруг увиделось, что кабинет, наспех слепленный в угаре аврального торга властных кланов, подобно perpetuum mobile с чертежа да Винчи, почти полностью состоит из уравновешивающих друг друга слухов. Которые всего лишь отражают нигде не зафиксированные «пацанские» гарантии. А реальные компетенции и полномочия министров и вице-премьеров — не более чем часть компенсаторной механики и растягиваются, как подтяжки.

Вот, скажем, Медв едев сумел добиться назначения своего однокурсника — экс-полпреда президента в Приволжском федеральном округе Александра Коновалова на пост министра юстиции. (Старые слухи действительно указывали на его близость к Медведеву.) Но министерство тут же по инициативе Путина лишилось двух наиболее ценных «погружных насосов» — Роснедвижимости и Росрегистрации. К тому же правительство еще не определилось с кандидатурой на пост председателя совета директоров «Газпрома». По крайней мере курирующий энергетику вице-премьер Игорь Сечин, как поговаривают, настроен решительно поддержать кандидатуру своего коллеги, экс-премьера Виктора Зубкова. Приход в газовую монополию такого начальника, вероятнее всего, обозначит некоторое снижение влияния нового президента в крупнейшей компании страны.

...Шувалова и Козака

Вот первый вице-премьер Игорь Шувалов готовится пожинать золотые плоды вверенного ему управления госсобственностью. С завистью и обидой взирает на него министр регионального развития Дмитрий Козак, неосторожно поверивший настойчивым слухам о своем неизбежном назначении вице-премьером «по земле». Однако Федеральное агентство по управлению госсобственностью (ФАУГИ), которое объединит РФФИ, Росимущество, Роснедвижимость, Росрегистрацию и Роскартографию, формируется пока ни шатко ни валко. А ведь это, по слухам, главное пакетное условие перехода Шувалова в правительство. Кроме того, неясно, как Шувалов будет делить ФАУГИ с Минэкономразвития, которое теперь оперативно контролируется вице-премьером Алексеем Кудриным. И кто возглавит мегаагентство: нынешний глава Росимущества Валерий Назаров (как этого, по слухам, хочет его патрон Игорь Сечин) или близкая к Медведеву и Шувалову замминистра экономического развития Александра Левицкая.

...Кудрина и Сечина

Вот вице-премьер Кудрин подсчитывает отыгранные у Минрегиона в процессе реорганизации кабинета полномочия по управлению межбюджетными отношениями и госинвестициями. Но одновременно ему приходится оплакивать утрату контроля над таможенно-тарифным регулированием. За которое глава Минфина боролся всю осень и всю зиму и вроде бы преуспел, но… лакомая таможня уплыла к его аппаратному сопернику — первому вице-премьеру Зубкову.

Вот, наконец, вице-премьер Сечин осваивается в роли хозяина энергетики и индустрии, примеривается к «Газпрому» и ряду госкорпораций. И, вероятно, не получив ни поста главы аппарата правительства, ни главы секретариата премьера, которые ему прочили «слухмейкеры», начинает понимать, как много у него врагов. Одно дело — находиться под колпаком из тонированного стекла, в тени Путина. И совсем иное — на публичной вицепремьерской должности. Сечину предстоит отстраивать отношения с тем же Игорем Шуваловым (по вопросам собственности госкорпораций и регулирования тарифов естественных монополий), с Сергеем Чемезовым (которому Сечин только что помешал забрать в Ростехнологии 500 крупных промышленных активов) и с Алексеем Кудриным (который никогда не забудет «дело Сторчака»).

Новое правительство напоминает бестиарий из киногрез Стивена Спилберга, населенный враждующими эринниями, ехиднами, горгульями и орангутангами. Перемешав и взболтав правительственные полномочия, добавив в гремучий коктейль аппаратные раздражители, Путин сохранил за собой статус единственного арбитра всех конфликтов. А также главного опровергателя всех и всяческих слухов. Но только управлять таким правительством нелегко даже в ручном режиме. Путин в очередной раз перехитрил сам себя.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.