Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Россия для всех

24.08.2011 | Ясина Ирина | № 25 (210) от 15 августа 2011 года


Россию создали мы все.
Бизнесмен и меценат Виктор Бондаренко противопоставил Манежке художественный проект «Россия для всех». Выставку он намерен провезти по всей стране


Где-то в конце мая позвонил сосед и сказал, что зайдет чайку попить. С другом. Хорошо. Соседи при наших расстояниях и пробках — люди близкие, почти родные. Друг соседский оказался седым совершенно, холеным мужиком. Все в нем было жуть как дорого — часы, ботинки и, наверное, остальное, в чем я не разбираюсь. «Не наш человек», — подумала я, но надеть на лицо интеллигентскую козью морду не успела.
25_38_490_01.jpg
Иосиф Кобзон на открытии выставки в Твери

25_38_200_01.jpg
25_38_200_03.jpg
25_38_200_06.jpg
Мужик, назвавшийся Виктором Александровичем, выложил передо мной рыженькую книжечку с радостным заголовком «Россия для всех». Стала листать. Для меня ничего нового, примитивная на первый взгляд идея…

Я выросла в семье, где национальный вопрос не стоял вообще. То есть я знала, конечно, что мама у меня русская, а папа — еврей, но родители никогда не обсуждали того или иного человека с точки зрения его национальности. Конечно, друзья-евреи и друзья-немцы отваливали на историческую родину. Ну и что? Разок меня назвали «жидовской мордой», а другой разок — гойкой. Ну и что? Конечно, я много знала про Холокост, но это же там, не у нас! И во время войны!

С этим «ну и что?» я встретила разборки между армянами и азербайджанцами, турками-месхетинцами и узбеками и далее по списку. Пережила распад СССР, понимая, что нашим бывшим братьям легче подчас переживать текущие трудности, ибо есть на кого свалить вину — на русских. Повидала «понаехавших», поняв, что нанять сиделкой россиянку почти невозможно, что садовник из таджика — никакой, а на украинца не нарадуешься. Не уставала спорить и доказывать, что если нам предстоит принять и адаптировать миллионы этнически иных, то нужно быть готовыми к этому вызову — законы должны неуклонно выполняться всеми, независимо от национальности. Но споры с русскими националистами про «понаехавших» давались мне с трудом. Дожила до событий на Манежной. В моей Москве…

25_38_200_07.jpg
25_38_200_04.jpg
25_38_200_05.jpg
25_38_200_02.jpg
И вдруг Виктор Бондаренко со своей книжкой. «Владимир Даль — датчанин», «Жуковский — турок по матери», «Высоцкий — еврей по отцу». Наше всё. Наше достояние, наша гордость. Чайковский, Тургенев, Пушкин — без них России просто не было бы. Плисецкая, Цой… Я к этой книжке могу добавить сотню, две сотни, тысячу фамилий. Какая мне разница, кто эти люди по крови? Если Сережа Гуриев родился осетином и говорит, что он — осетин, это никак не влияет на качество созданного им в России университета. Если моя любимая Людмила Улицкая — еврейка, то ее книги читаются и будут читаться и у нас, и в переводах. А песню «С чего начинается Родина» поет Кобзон.

Скажете: а вот и не надо вспоминать такие вещи. Вспоминая, вы тему только будоражите, будите нездоровые инстинкты. Если бы! Мы не можем себе позволить не вспоминать, что Россию создали мы все. Поэтому Виктор Бондаренко на своем «Майбахе», вооружившись Конституцией (если кто не помнит, она начинается со слов «Мы, многонациональный народ Российской Федерации»), погнал свою выставку сначала в Тверь, а потом в Пермь. Да-да, книжечка — это всего лишь каталог огромной выставки картин, нарисованных модным художником Дмитрием Гутовым. В Твери все прошло очень мирно. В Перми перцу добавили ладные русские парни, заявившие, что Россия — для всех, но не для русских… Мне это напомнило случай, когда на семинаре журналистка из Лесосибирска стала возмущаться китайцами, которые у них «весь лес вывезли». При простейшем анализе ситуации выяснилось, что таможня — русские, пардон, россияне; пограничники — русские; а лес — не бриллиант, его в укромное место не засунешь. Ну и, соответственно, китайцы делают ровно то, что им позволяют местные начальники. А значит, к кому претензии?

На странный праздник 4 ноября выставка приедет в Москву. Но Бондаренко постоянно опасается каких-то неприятностей — закроют, прикроют. Какой-то рок все же висит. Тверского губернатора Зеленина сняли на следующий день после открытия, над пермским Чиркуновым тоже тучи ходят хмуро… Но это все совпадения. А в реальной жизни наполовину хохла Бондаренко уже обвинили в интернете в том, что он портит русскую кровь.

Далеко пойдем…





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.