Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Король и оппозиция

17.08.2011 | № 25 (210) от 15 августа 2011 года

25_32_490.jpg
Королевский зигзаг. Международная изоляция режима Башара Асада в Сирии уже отрезвила некоторых соседей Дамаска по региону. Власти Бахрейна, крохотной островной монархии в Персидском заливе, пошли на серьезные уступки оппозиции: выпущены на свободу 137 политзаключенных, взятых под стражу в феврале этого года, когда в Бахрейне начались беспорядки. Отозван в Манаму для консультаций посол из Дамаска. Поможет ли это династии аль Халифа сохранить лицо — разбирался для The New Times высланный из Бахрейна правозащитник

Король Бахрейна Хамад бин Иса аль-Халифа слывет человеком крайне осторожным и осмотрительным. На отзыв посла из Сирии, находящейся на грани гражданской войны, Манама решилась лишь после аналогичного демарша Кувейта и Саудовской Аравии — главного регионального покровителя Бахрейна. Но даже в такой ситуации король предпочел не сжигать мосты дотла. «Мы подчеркиваем, что необходимо действовать мудро», — оговорился аль-Халифа в своем Твиттере. Осторожность монарха можно понять, как, впрочем, и желание поскорее вернуть страну в спокойное русло за счет эффектных политических шагов. Геостратегическое значение Бахрейна в разы превышает его территорию. Во-первых, здесь базируется 5-й флот ВМС США. Во-вторых, маленький Бахрейн — важнейшая составная часть негласной антииранской коалиции, сформированной Саудовской Аравией из своих сателлитов. А значит, в скорейшем разрешении кризиса на острове заинтересована не только правящая монаршая семья, но и покровители Бахрейна на международном уровне.

Лояльность — в массы

Примерно с середины апреля, как удалось понять из сообщений официального информационного агентства Бахрейна, правительство страны заставляет граждан подписывать клятву верности «мудрому правлению» короля. Вначале местом торжественных мероприятий с подписанием клятвы были выбраны стадионы и школы. Но в июне добрались и до частных предпринимателей — тех тоже построили, пообещав, что «подписи верных» будут выгравированы на золотом мече, который потом будет занесен в Книгу рекордов Гиннесса как «меч с самым большим количеством подписей». 29 июня на ленте агентства Рейтер появилось сообщение: подписать клятву верности монарху либо отказаться от своего права на высшее образование потребовал от своих студентов госуниверситет Бахрейна. По свидетельству ряда студентов, подписать клятву им пришлось из опасений неминуемых санкций. Студенты, в частности, поклялись, что «не причинят вред внутренней и внешней репутации Бахрейна». Одно только непонятно — доберется ли эта кампания до тюрем, в которых и сейчас, после освобождения части задержанных, по-прежнему находятся сотни оппозиционеров и правозащитников.

Репрессии и промахи

За несколько недель акций протеста, пик которых в Бахрейне пришелся на февраль-март, силы безопасности убили 30 человек. Пусть эта цифра несопоставима с аналогичными данными по Ливии, Сирии и Йемену, где погибли сотни и тысячи. Но следует помнить: коренное население Бахрейна не так уж велико — всего 525 тыс. человек, 60% из них — мусульмане-шииты. Против этого шиитского большинства и направлены главным образом репрессии суннитской династии. Диапазон репрессий колоссален: избиения, массовые увольнения с работы в частном секторе, лишение и на родине, и за границей стипендий выходивших на демонстрации студентов. Вооруженные люди в масках устраивают ночные рейды по домам, а телевидение то и дело транслирует «признания вины» тех, кто остается под стражей, лишен права переписки и, судя по всему, подвергается пыткам. Обо всем этом говорится в докладе, изданном 5 июля Human Rights Watch. Вряд ли читатели в России что-нибудь об этом слышали. И не только потому, что внимание прессы приковано к другим событиям. Еще 24 мая правительство Бахрейна приказало покинуть страну единственному (уже несколько лет) постоянному международному журналисту в Бахрейне — Фридриху Рихтеру, корреспонденту агентства Рейтер. А месяцем ранее — 20 апреля — 24 часа на «сбор чемоданов» дали и автору этих строк, причем после попытки попросить продления визы. С тех пор представители Human Rights Watch в страну допущены не были.
25_32_490_02.jpg
Король Бахрейна Хамад бин Иса аль-Халифа отозвал посла из Дамаска и выпустил из тюрьмы активистов оппозиции. Тем не менее сейчас на улицах и площадях беспрепятственно собираются лишь сторонники правительства

Иногда правительство Бахрейна пытается распространить собственную версию событий, но получается это у него крайне неуклюже. В начале апреля борец за права человека Набиль Раджаб распространил в интернете фотографии тела Али Ибрагима Исы Сакера, который умер в тюрьме. На фото видно — над трупом издевались: тело покрыто следами от ударов и порезами. Государство пригрозило Раджабу тюремным заключением за «распространение сфабрикованных фотографий». Но ваш автор лично видел и снимки, и изуродованное тело Сакера перед похоронами. Могу подтвердить — фотографии Раджаба правдивы.

Иногда власти Бахрейна попадают впросак и на международном уровне. Так, в начале июля официальное информационное агентство Бахрейна сообщило: верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй якобы призналась бахрейнскому министру по правам человека и социальному развитию Фатиме аль-Балуши на встрече в Женеве, что получала «неверную информацию» о ситуации с правами человека в Бахрейне — мол, на самом деле в королевстве все намного лучше. Наверное, бахрейнским властям не пришло в голову, что Пиллэй умеет читать газеты: буквально через несколько дней представитель ООН подал жалобу на бахрейнское агентство за «вопиющее искажение слов» омбудсмена.

Тактика оговорок

1 июня власти Бахрейна отменили чрезвычайное положение, введенное в середине марта, явно в попытке послать месседж: «В стране все встало на свои места». Другой месседж — сделанное в середине июня властями заявление о начале «государственного диалога (с оппозицией) по политическим реформам». При этом, правда, режим косвенно оговорил для себя право содержать диссидентов и демонстрантов под стражей. А 22 июня военный суд признал восемь ведущих шиитских активистов виновными в организации антиправительственных демонстраций и приговорил к пожизненному заключению. Среди них — правозащитник Абдул Хади аль-Хавая и Ибрагим Шариф, политический лидер оппозиционеров-суннитов. После этого самая большая в стране шиитская политическая партия «Аль-Вифак» приняла решение прервать переговоры с властями. Но в конце июня — снова зигзаг! — король Хамад бин Иса аль-Халифа делает многообещающий шаг вперед, учреждая комиссию по расследованию событий февраля-марта. Причем комиссию возглавил египтянин Махмуд Шериф Бассиуни, выдающийся эксперт по правам человека и военным преступлениям. Уже есть результат: на свободу вышла часть оппозиционеров, среди которых и два бывших члена парламента от партии «Аль-Вифак» — Матар Ибрагим Матар и Джавад Файруз. Оба находились в тюрьме, ожидая судебного процесса, со 2 мая. В нынешней ситуации для короля Бахрейна освобождение политзаключенных — куда лучший способ успокоить страну, нежели требовать от подданных безусловной верности. А если монарху так нравятся клятвы и присяги, то можно подойти к делу новаторски. Например, самому дать клятву верности праву граждан Бахрейна на свободу слова, собраний и справедливый суд.

Перевод с английского Оксаны Кличниковой






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.