Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

«Когда у него были свободные руки, он всегда рисовал»

19.05.2008 | Рубинштейн Лев | № 20 от 19 мая 2008 года

Лев Рубинштейн о Дмитрии Пригове

Первая в России персональная выставка художника и поэта Дмитрия Александровича Пригова открылась в Московском музее современного искусства

Художественная ипостась Пригова была органически слита с поэтической, это не воспринималось как два его разных занятия. В общем, это было одно занятие, только в разных проекциях — изобразительной и вербальнотекстовой.

Он художник по образованию, окончил Строгановку как скульптор и долгие годы в этом качестве зарабатывал. Ездил по каким-то российским глубинкам и на заказ лепил для детских учреждений крокодилов Ген или прочее в этом роде.

Рисунки — это очень малая часть того, что он сделал. Он, как многие современные художники, принимал изобразительное искусство, выражаясь словами Ильи Кабакова, как тотальную инсталляцию. Много раз он говорил мне, что рисунки были очень важным психотерапевтическим фактором его повседневного существования. Когда у него были свободные руки и под рукой находилась бумага, он всегда рисовал. Более того, он мне признавался, что на рисование у него уходило больше всего времени: он рисовал по ночам, рисовал в самолетах, в поездах, рисовал в кафе за разговором и иногда раздавал эти свои рисуночки. Кстати, рисовал он всегда шариковой ручкой, такой очень мелкой, тонкой штриховочкой. Когда я смотрю его рисунки, для меня это особенно важно, потому что я все время представляю — как и при каких обстоятельствах он это делал.

Эта выставка совершенно, на мой взгляд, блестящая. Как всегда, приходит в голову горькое осознание того, что человеку для того, чтобы у него была такая выставка, обязательно надо умереть...


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.