Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Не прогадать бы

01.01.1970 | Митяев Александр | №25 от 29.06.09

Государство загоняет букмекеров в подполье
Вне игры. Букмекерский бизнес может перестать существовать в России с 1 июля. Ни одна из крупнейших сетей до сих пор не получила лицензии, хотя запрещать, как казино, букмекеров никто не собирался. Что не сложилось - выяснял The New Times

В тесном подвале московской высотки на Рязанском проспекте не протолкнуться: у окошек, нервно перебирая в руках букмекерские брошюры, толпятся мужчины самого разного возраста. Те, кто постарше, ставит на экспрессы, те кто помладше, — на все подряд.. Экспресс — ставка, в которой требуется одновременно предугадать исход более чем одного события из разных видов спорта. В случае если хотя бы одно событие в экспрессе угадано неверно, весь экспресс считается проигранным. Букмекерских контор, в которых принимают ставки на исход любого спортивного мероприятия, в России сотни. Крупных сетей — 14, у каждой — десятки представительств по всей стране. 31-летний Дмитрий, выпускник физтеха и ведущий специалист в IT-компании, считает себя некрупным, но удачливым игроком. В хорошие времена к зарплате я получал на ставках прибавку по 15–20 тыс. рублей в месяц. Жена, когда узнала о моем увлечении, сначала была против, но потом поняла, что можно туфли и сумочку купить на эти деньги, и перестала "пилить".
Дмитрий редко заходит на такие точки, как на Рязанке, предпочитает ставить через интернет. В его ноутбуке хранятся базы со статистикой игр всех европейских чемпионатов по футболу за последние 5 лет. В Англии таких называют wise guy («мудрый малый») в противоположность relaxed bettors («ленивые игроки») — болельщикам, которые ставят только на свою любимую команду. Сейчас для Дмитрия настали тяжелые времена: частные букмекеры после нескольких проигрышей боятся с ним играть. Есть и чисто игровые проб­лемы. «Мои ставки на статистику — это когда, к примеру, нужно угадать, сколько будет угловых или желтых карточек в футбольном матче, — говорит Дмитрий. — Такие ставки в официальных конторах дают очень редко, поэтому играю «на руках» с частниками, но они отказывают после нескольких моих выигрышей. Хотя мы, «статисты», обречены на мелкий выигрыш, и нас бояться не стоит: коэффициенты небольшие, по-крупному выиграть все равно не получится». Если впереди матч равных по силе команд, то коэффициент на победу колеблется от 1,2 до 1,5. Соответственно, поставив 1000 рублей, можно выиграть от 200 до 500. Но даже таких мелких счастливцев из числа дипломированных математиков, как Дмитрий, букмекерские конторы в эпоху кризиса стали опасаться.

Сдать в одни руки
Впрочем, добить букмекерский бизнес обещают совсем не кризис и счастливчики. Успешных игроков, которые всегда остаются в плюсе, по словам заместителя главы букмекерской конторы «Марафон» Александра Репринцева, 10–12%, а тем, кому игра позволяет безбедно жить, — всего 2%. Но и их скоро может не быть. Закон № 244, отправивший с 1 июля в специальные зоны весь игорный бизнес, содержит также и новшества для букмекеров. В отличие от казино букмекеры сохранили за собой право работать на всей территории России. Но согласно закону, по старой лицензии они могут функционировать только до 30 июня этого года, а дальше нужны новые лицензии, разработкой и выдачей которых должна была заниматься Федеральная налоговая служба. Чтобы получить эту лицензию, надо соответствовать новым требованиям, разработанным Министерством финансов. А именно: наличие собственного помещения, кассового аппарата, обеспечение безопасности участников игр.
Казалось бы, все просто. Но как сказал The New Times Александр Репринцев, «на данный момент ни одной компании, подавшей заявку на получение лицензии, не удалось ее получить». Причины? «Бюрократическая волокита в ФНС. Все идет к тому, что 1 июля нас закроют», — жалуется Репринцев. Почему ФНС не выдает новых лицензий? Самое популярное объяснение: желание кого-то из власть имущих прибрать бизнес. «Вокруг ФНС образовалась масса посредников, которые пытаются урегулировать вопрос за деньги, — рассказывает президент Национальной ассоциации букмекеров (НАБ) Олег Журавский. — Они говорят: «Мы пролоббируем», «Давайте через нас»... Эти мошенники выходили и на меня, но у меня принципиальная позиция: есть закон, и он должен защищать нас». По словам Журавского, все крупные букмекерские конторы отвечают новым требованиям Минфина, но чиновники из ФНС затягивают процедуру. Президент НАБ опасается, что лицензию в итоге получит одна контора, которая потом поглотит остальные. И главный вопрос: кто будет ею владеть?
«Идет самый настоящий передел собственности, — считает известный спортивный телекомментатор Дмитрий Федоров. — Я поддерживаю закон, он нужен, чтобы вывести из зоны риска детей, малоимущих. Но сейчас происходит совсем другое, все делается для того, чтобы прибрать букмекерский бизнес. Кто за этим стоит — не знаю». По мнению собеседника The New Times в букмекерской среде, «этот бизнес хочет забрать себе государство. Ведь после закрытия казино букмекерский рынок будет только расти: народ пойдет ставить на спорт».

Остров сокровищ
Первыми затеяло тяжбу с налоговиками руководство букмекерской конторы «Флинт и КO». По словам генерального директора этой организации Владислава Кирьянова, ФНС уже дважды отказывала «Флинту» в получении новой лицензии. В марте «Флинт» третий раз подал в ФНС заявление о выдаче новой лицензии и параллельно обратился за по­мощью в Московский арбитражный суд. Судья дважды переносил заседание, а на третий вынес решение в пользу чиновников. «Марафон» тоже собирается обращаться в суд. Но в ФНС все претензии к себе со стороны букмекеров предпочитают не замечать и отказываются от каких-либо комментариев.
Букмекеры упирают на то, что от действий налоговиков больше всего пострадает государство, которое недосчитается налоговых доходов. «С букмекерской кассы ежемесячно взимается налог — 120 тыс. рублей, — говорит Олег Журавский. — А дальше выплачиваются все налоги, которые связаны с работой крупного предприятия: налог на заработную плату, все НДС». Речь идет о многомиллионном бизнесе. По оценкам Олега Журавского, в прошлом году объем букмекерского рынка составил $1,7–1,8 млрд (из них $100–120 млн — доходы букмекеров). На одной только точке далеко не в самом престижном районе Моск­вы, как стало известно корреспонденту The New Times, за 5 дней было сделано ставок на 2 349 929 руб­лей. Выплаченный выигрыш — 1 646 538. Итого: чистой прибыли 703 391 рубль. И это притом, что сейчас спокойное время: нет ни олимпиад, ни чемпионатов мира, даже в российском первенстве по футболу наступил перерыв.

Игрок уходит на запад
Антон Князев — один из самых успешных игроков, за свою жизнь он становился несколько раз долларовым миллионером. Игра для него — рутина, которая позволяет неплохо зарабатывать. Он входит в те самые 2% крупных игроков. Ему реформа ничем не грозит, букмекеры, как он считает, тоже выкрутятся. «Игра окончательно уйдет в интернет, и никто не сможет ее остановить. Как можно контролировать Паутину? — говорит Князев. — Многие российские конторы уже сейчас уходят на Запад, там народ ставит гораздо больше. Популярно, например, турецкое направление». На Запад потянулись не только конторы, но и сами игроки. «Уйду в интернет, — говорит и «статист» Дмитрий. — Заведу себе счет в одной из британских контор — там и ставки интереснее, и коэффициенты больше. А то у нас опять грызня началась...»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.