Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Суд по делу

11.08.2011 | № 24 (209) от 08 августа 2011 года


В Египте судят 83-летнего Хосни Мубарака. Его президентский путь длиной в пять сроков — по результатам безальтернативных референдумов — закончился революцией и судом, на который его привезли на каталке. Так в Египте еще не судили ни одного правителя за всю четырехтысячелетнюю историю страны — никого, включая фараонов.

Хосни Мубарака судят не только за приказы о применении силы в отношении безоружных людей вплоть до стрельбы на поражение во время драматических зимних событий в Египте — тогда погибло около 900 человек (за это ему грозит смертная казнь). Но ему припомнят и прегрешение предыдущих лет, когда на счета президентского клана текли десятки миллионов долларов. Объявив исламистов главными врагами нации, Мубарак и его окружение сумели заработать себе индульгенцию от серьезных международных расследований в отношении действий египетской верхушки, безжалостно расправлявшейся с любым, а не только «исламистским» инакомыслием. Управление страной оказалось в руках детей и близких родственников президента. Попытки же противостоять этому курсу приводили к арестам и политическим убийствам. Даже туризм в Египте стал семейным бизнесом и, по слухам, частью международной мафиозной структуры, которой руководил один из сыновей Мубарака — Гамаль. Официанты престижных ресторанов сотрудничали с органами безопасности Египта.


Говорят, только заручившись поддержкой Мубарака, Саддам Хусейн решился на вторжение в Кувейт в 1991-м. А сам Мубарак в это время вел переговоры с Западом для удара по Ираку


Впрочем, главная интрига суда — в другом. Ведь Хосни Мубарак — одна из самых «темных лошадок» мировой политики. Говорят, в политику он пришел, будучи двойным и даже тройным агентом — сотрудничал одновременно с КГБ, ЦРУ и спецслужбами Саудовской Аравии. До сих пор неясно, как он оказался в окружении экс-президента Гамаля Абдель Насера, а затем — Анвара Садата. Скорее всего, завидные карьерные повороты ему обеспечили покровители из спецслужб. Не случайно в эти дни многие эксперты вспоминают, что на высший пост в стране Мубарак пришел после того, как был убит Анвар Садат, — 6 октября 1981 года. Тогда некоторые политические наблюдатели и дочь Садата открыто обвинили Мубарака в соучастии в заговоре — во время покушения тот стоял рядом с Садатом и даже не был ранен.

Во внешней политике Мубарак запутался в собственных сетях. Говорят, только заручившись поддержкой Мубарака, Саддам Хусейн решился на вторжение в Кувейт в 1991-м. А сам Мубарак в это время вел переговоры с Западом для удара по Ираку. Официально Мубарак продолжал линию Садата на укрепление отношений с Израилем, за что получал щедрую финансовую помощь от США ($1 млрд в год. — The New Times). И в то же время Египет препятствовал налаживанию диалога между Израилем и другими арабскими странами. Каир сознательно спровоцировал раскол между палестинскими группировками «ФАТХ» и «ХАМАС», а затем взял на себя миссию посредничества в межпалестинском процессе: едва свалили Мубарака, палестинцы помирились. Последней международной игрой Мубарака стала якобы подготовка почвы для объединения арабских стран против Ирана — параллельно с попытками установить с Ираном сепаратные контакты…

Конечно, больной старик на каталке, каким сейчас миллионы телезрителей по всему миру увидели Мубарака, — жалкое зрелище. Растиражированные телекадры некоторые даже восприняли как умелый пиар-ход адвоката Мубарака. Впрочем, каирские друзья уверяют: особой жалости эти телекадры у египтян не вызвали. Слишком свежи в памяти безжалостность Мубарака, отданные им санкции на убийства. Суд над Мубараком — урок для других авторитарных режимов: возмездие существует.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.