Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Министерство обороны перешло в наступление

02.07.2009 | Вахнина Людмила | №25 от 29.06.09

Проекты «армейских» законов лишают призывников надежды



Закон для прошлой войны.
Оборонное ведомство подготовило новое законодательство о военной службе. The New Times убедился, что это плохо забытое старое

На сайте Министерства обороны недавно были размещены проекты федеральных законов «О воинской обязанности граждан Российской Федерации» и «О военной службе Российской Федерации», переданные военным ведомством в правительство. Они должны заменить действующие законы «О воинской обязанности и военной службе» и «О статусе военнослужащих». Мелькнула надежда, что военные наконец озаботились исправлением пороков армии и взялись за необходимое для этого усовершенствование законодательства. Увы...

Суда нет?

Сегодня призывные комиссии могут позволить себе «забрить» глухих, гипертоников, язвенников, эпилептиков: действующие законы так составлены, что никто не несет ответственности за незаконный призыв. И в новых законопроектах ясности на этот счет по-прежнему никакой. Военных больше беспокоит то, что у призывника сейчас все же есть способ защиты: ч. 4 ст. 29 ныне действующего закона «О воинской обязанности…» предусмотрена возможность обжалования решения призывных комиссий в суде, причем решение о призыве приостанавливается до вступления в законную силу судебного решения. Из нового законопроекта «О воинской обязанности граждан РФ» положение о приостановке исключено. Причем наши широколампасные законотворцы, разумеется, не вспомнили о ч. 2 ст. 55 российской Конституции, запрещающей издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы граждан.
А парня, отправленного, пока суд да дело, в войска, почти невозможно вернуть обратно. Тут военные стоят за букву закона насмерть, ведь в действующем законе не предусмотрена такая причина досрочного увольнения, как незаконный призыв. Не появилась она и в новых законопроектах. Если их примут в таком виде, «барашек в бумажке» останется для хромого и полуслепого призывника, по сути, единственным средством избежать марш-бросков и прыжков с парашютом.

Полуабсолютный слух

Вообще-то военные правозащитников слушают очень внимательно. Два года назад председатель Южносибирского правозащитного центра Максим Бурмицкий обнародовал замечательное открытие: на медицинское освидетельствование призывников в регионах (кроме Республики Саха и Кировской области) никакая организация не получает лицензии, предусмотренной законом «О лицензировании отдельных видов деятельности». То есть можно почти все решения о призыве признать незаконными. В министерстве услышали. И — пожалуйста, в ст. 5 ч. 1 законопроекта «О воинской обязанности граждан РФ» читаем: «Мероприятия по медицинскому освидетельствованию, проводимые призывной комиссией, а также контрольному медицинскому освидетельствованию, проводимые призывной комиссией субъекта Российской Федерации, лицензированию не подлежат». Компетентность медицинских «светил», заседающих в призывных комиссиях, давно вызывает нарекания. Минобороны спешит пресечь попытки улучшить их работу.

Трудовая армия

О необходимости покончить с использованием солдатского труда на гражданских объектах говорят давно. Военные вроде бы вняли. В 2006-м тогдашний министр обороны Сергей Иванов клятвенно обещал ликвидировать стройбаты. Строительные части, находящиеся в подчинении Главного управления обустройства войск МО, действительно расформируются, но служба по призыву продолжает существовать в Спецстрое (агентстве при Минобороны), ведущем масштабное строительство жилых домов, что противоречит ч. 2 ст. 37 Конституции РФ, запрещающей принудительный труд. Теперь законопроекты узаконивают призыв в дорожно-строительные воинские формирования при федеральных органах исполнительной власти.

Обманный контракт

Ну как после этого верить обещаниям военных? А ведь верят. Из года в год в рейтинге доверия граждан армия держится на первых местах. И уменьшение срока службы по призыву до года явно снизило обеспокоенность граждан солдатскими проблемами, мол, уж один-то год как-нибудь можно прослужить. Здесь таится еще одна ловушка: закон позволяет срочникам заключать контракт непосредственно в воинской части. Командование отчитывается и премируется за успешное контрактование. Многие сотни срочников были принуждены к подписанию контрактов силком. И стало им еще хуже, появилась новая причина для избиений и издевательств: вымогательство положенных контрактнику денег. Возможность заключения контрактов непосредственно в воинской части сохранена и даже расширена в законопроектах. Для многих юношей фактически это означает призыв на три с лишним года вместо одного.

Из-за парты — в бой?

Но самый возмутительный обман — невыполнение обещаний уже трех российских президентов прекратить использовать кое-как обученных 18-летних мальчишек в боевых действиях в мирное время. Указ президента Ельцина № 723 от 16 мая 1996 г., требовавший хотя бы согласия солдата на такое участие, в 1999 году по случаю возобновления военных действий в Чечне был отменен.
18 октября 2007 года во время «Прямой линии» с военнослужащими космодрома Плесецк тогдашний «верховный» Владимир Путин пообещал: «Перевод на 12 месяцев службы по призыву означает... что в «горячих точках» не будут служить уже молодые люди по призыву, там будут работать только профессионалы». И Дмитрий Медведев 15 апреля 2009 года на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека согласился с тем, что «призывников на территории Южной Осетии и Абхазии быть не должно». Но законопроекты сохраняют для военнослужащих по призыву обязанность участвовать в боевых действиях в мирное время.

Пора менять концепцию

Перечень дефектов можно продолжать бесконечно. Но частные поправки вносить не имеет смысла. Министерские законопроекты порочны в корне. В них сохранена концепция «массовой армии», формирование и управление которой основаны на государственном принуждении, в результате чего создаются условия для ничем не сдерживаемого насилия над солдатом в армии, где он бесправен, а ценность его жизни близка к нулю. Это на практике приводит к таким масштабам коррупции, при которых теряет смысл разговор о боеспособности воинских частей.
Модернизация Вооруженных сил, которая действительно придала бы им новое качество, немыслима без эффективного гражданского контроля, в первую очередь на этапе законодательства. Генералы не должны писать законы для самих себя, они, как известно, всегда «готовятся к прошлой войне».

ФОТО ИНТЕРПРЕСС/PHOTOEXPRESS.RU И С САЙТА SUMIREA.RU


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.