Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Зачем вам, товарищ, чужая земля?

01.07.0009 | Савченко Геннадий | №25 от 29.06.09

Вопрос о собственности стал важнейшим фактором предвыборной кампании в Абхазии



Квартирный вопрос их испортил?
Точкой столкновения кандидатов во время президентской кампании в Абхазии станет земельный вопрос. Пока Россия ищет дополнительных гарантий своего влияния на регион, абхазская оппозиция призывает Москву воздержаться от крупных проектов на территории республики. За что борются — выяснял The New Times

Депутаты Госдумы засомневались в крепости российско-абхазской дружбы. На заседании Комитета по безопасности* *Заседание прошло 4 июня 2009 г. вице-спикер Любовь Слиска неожиданно заявила: «Никто не исключает изменения отношений. Все мы знаем, что происходит с нашими санаториями на территории Крыма или с бывшей военной базой на территории Латвии, где сейчас базируется штаб НАТО. Повторения данной ситуации вновь допустить нельзя. Мы должны будем в случае ухода из Абхазии либо получить какую-нибудь собственность взамен построенной, либо продать ее, либо управлять ею». В конце своего выступления Слиска предложила внести соответствующие поправки в российско-абхазские межправительственные соглашения. Российские СМИ не обратили на это событие почти никакого внимания, но в Абхазии оно всех не на шутку встревожило. Говорит ли депутатскими устами Кремль или вице-спикер проявила собственную инициативу — не суть важно. Важно, что в Москве заметили, как в Абхазии разгораются страсти вокруг вопроса о собственности. Вопроса, который вполне может изменить политический ландшафт республики. Тем более ждать изменений долго не придется — президентские выборы в Абхазии намечены уже на январь 2010 года.

Думать по-гамлетовски

Любой, кто бывал в Абхазии до и после прош­логодней августовской войны, не может не заметить: признание Россией независимости пошло республике на пользу. Возводятся новые здания, частные гостиницы растут как грибы, а разрушенные снарядами дома (раны абхазской войны начала 1990-х), кажется, наконец-то исчезли полностью. Владелец шашлычной под Сухуми Гамлет Карапетян проводит экскурсию, показывает дома на побережье, которые во время оккупации города забирали себе грузинские гвардейцы: «Выбирали дома поближе к морю — понимали, куда туристы поедут». Если до признания Абхазии Россией дом на побережье можно было купить в пределах $10 тыс., то теперь цены на недвижимость немногим уступают московским. Хотя по абхазским законам недвижимость могут приобретать только граждане респуб­лики, ни для кого не секрет, что побережье оказывается в собственности иностранцев — из России, естественно. В Сухуми действует множество контор, готовых оформить покупку на подставных лиц с абхазским паспортом. «Не местные, конечно, покупают. Откуда у местных такие деньги? Тут многие спрашивают: за что боролись? Грузины ушли, другие пришли, а местные как были в меньшинстве, так и остаются. Хотя мне лично все равно кого кормить», — рассуждает Гамлет. Корреспондент The New Times убедился, что «гамлетовские» вопросы действительно беспокоят абхазское общество. Не сильно, конечно, но достаточно, чтобы объяснить неожиданный взлет популярности Партии экономического развития и ее лидера Беслана Бутбы.

Наши — не наши

Миллиардер и самый богатый человек Абхазии Бутба включился в президентскую гонку стремительно и основательно. Он вторым после нынешнего абхазского президента Сергея Багапша заявил о готовности баллотироваться на пост президента, фактичес­ки начав свою предвыборную кампанию. Главным его лозунгом стала борьба с «распродажей Родины», в которой и он, и подконтрольная ему пресса (в активах Бутбы телеканал «Абаза-ТВ») обвиняют действующие абхазские власти. «Под давлением Багапша парламент принял в первом чтении законопроект «О приватизации республиканского и муниципального имущества», — утверждает сторонник Бутбы, депутат абхазского парламента Темур Ачугба. — В нем прямо разрешается покупать иностранцам недвижимость в Абхазии. Хоть какая-то гарантия того, что в чужой собственности не окажется вся страна, исчезнет». Ачугба при этом оговаривается, что российских инвесторов никто не боится. Боятся, по его словам, будто Грузия начнет скупать абхазское побережье. Но на вопрос, как же кто-то, кроме россиян, будет скупать абхазскую недвижимость, если независимость Абхазии никто, кроме России, не признает, у депутата Ачугбы ответа нет.

Третий лишний?

В противостоянии с Багапшем абхазские оппозиционеры, ведомые Бутбой, проявили неслыханную дерзость. Они обратились к президенту Дмитрию Медведеву, главе МИД Сергею Лаврову и спикеру Госдумы Борису Грызлову с просьбой отказаться от ряда проек­тов на абхазской территории. В частности, они высказались против передачи железной дороги страны в доверительное управление РАО «РЖД» на 10 лет, о чем с Россией договорился Багапш. «Поспешные, непродуманные действия руководства нашей страны вызывают неоднозначную реакцию в обществе, ведут к появлению антироссийских настроений», — говорится в открытом письме, отправленном в Москву. В результате Сергей Багапш устами своего представителя в парламенте Дмитрия Шамбы вынужден был выступить со специальным разъяснением о том, что передача в доверительное управление и переход в собственность — не одно и то же.
«Трудно назвать позицию Бутбы конструктивной. Это очень похоже на популизм. Очевидно ведь, что своими силами, без России, модернизировать инфраструктуру Абхазия не сможет», — считает заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Михаил Александров. По его мнению, Бутбой движут больше личные интересы: по купленной им земле проходит железная дорога. Если она заработает, использовать ее под застройку будет трудно. Как бы то ни было, оппозиционеры заявляют о том, что их кандидат популярнее действующего президента, а значит, популизм (или суровая правда жизни) от Бутбы приходится по сердцу избирателям. Но независимых социологических данных на этот счет пока не существует. Кроме того, не исключено, что в спор двух кандидатов вмешается и третий: недавно ушедший в отставку вице-премьер Рауль Хаджимба. На прошлых президентских выборах 2004 года его, в прошлом кадрового офицера КГБ, поддержали и Кремль, и первый президент Абхазии Владислав Ардзинба. Но тогда Хаджимба проиграл и до сих пор раздумывает: участвовать ему или нет в новой кампании. «Не исключено, что о своем участии в кампании он так и не заявит. Все-таки в Кремле на ошибках учатся и вряд ли поддержат однажды проигравшего кандидата», — предполагает высокопоставленный абхазский чиновник.
Кого поддержит в итоге Кремль, пока неизвестно, но главный вопрос, на который придется отвечать каждому из кандидатов, — вопрос абхазской земли.

PHOTOEXPRESS.RU

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.