Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Лечь на шпалы

26.05.2008 | Багдасарян Армина | № 21 от 26 мая 2008 года

Чего хотят железнодорожники?

Невидимый протест. На понедельник, 26 мая, назначена большая конференция работников локомотивных депо: будут решать, надо ли проводить новую забастовку. И в этот же день — митинг железнодорожников, прямо напротив здания ОАО «РЖД» в Москве. Профсоюз локомотивных бригад (РПЛБЖ) предупреждает: очередная акция может начаться в любой момент

Работники всех локомотивных депо Московской железной дороги получили обращение, подписанное ветеранами войны и труда депо «Москва-2». Ветераны призывают рабочих «не позорить себя и нас»: «…с глубоким возмущением, — пишут старики, — мы узнали о случае, когда ряд работников депо «Пушкино» и «Железнодорожное» бросили свои поезда, отказавшись от работы в угоду собственным амбициям».

Соперники «Локомотива»

«Я ребенка своего выучить хочу нормально, — говорит, стоя на платформе, машинист первого класса по имени Николай. — Они положили втихую нескольким работникам (по 4–5 человек в каждом депо) с января персональные оклады до 60 тыс. рублей, а про остальных забыли. Сам я получаю больше своих коллег — 30 тыс. рублей. Работаю в депо больше 25 лет, а за выслугу лет никто не платит, хотя должны были.1 Помощник вон мой стоит, у него 18 тыс., молодой еще парень, толковый. Это у нас еще региональные надбавки, в провинции жестче все обстоит. А взгляните на наших депошных слесарей: 10 тыс. руб., не больше».

Депо «Пушкино». Утро. Идет пересменка: одни бригады только готовятся сесть в электропоезда, другие уже закончили работу. Пересекаются в коридоре, обмениваются новостями.

«Не знаю ни одного машиниста, который бы болел в футболе за «Локомотив», — говорят работники депо. — А чего нам за него болеть. Туда деньги вбухивают, а нас, машинистов, ни во что не ставят. Так нам открыто и говорили, когда бастовали и пока телевидение не приехало, что мы быдло, бараны, что мы никто, что нам надо молчать, а не акции проводить. О Якунине вообще вспоминать не хочется: он даже не железнодорожник, а просто сосед Путина по даче».

На стенах депо «Пушкино» висят два стенда напротив друг друга. Один стенд — входящего в ФНПР Российского профсоюза железадминистративнодорожного транспорта (Роспрофжела). Рабочие между собой окрестили его «культмассовым сектором». «Рыбалку организовать, на елочку свозить, деньги собрать, — говорят машинисты. — А проблемы рабочих Роспрофжел не решает. Только теперь они повесили листовки, что якобы добиваются для нас повышения зарплаты». Другой стенд — от опального РПЛБЖ. Этот стенд несколько раз исчезал, но машинисты его всякий раз находили (то за лестницей, то на улице) и вешали на прежнее место. Почти все в этом депо — «бунтари», бастовали 85 человек из 110. Кстати сказать, в апрельской забастовке участвовали не только члены РПЛБЖ. Поддержали и сочувствующие одиночки, и некоторые из тех, кто входил в Роспрофжел.

На семейном совете

Забастовка 28 апреля стала для РЖД сюрпризом, хотя назревала долго. Железнодорожники планировали бастовать еще 28 ноября 2007 года — не только Москва, а еще 10 регионов России. «Мы объявили о забастовке заранее, как этого закон требует, — говорит председатель РПЛБЖ Евгений Куликов, — но РЖД обратилась в суд, и он 23 ноября признал планируемую забастовку незаконной. Естественно, мы не могли после этого ее начинать, иначе работников подвели бы к дисциплинарным взысканиям. Вместо диалога компания еще больше ожесточилась по отношению к профсоюзу. Почти всех нас выкинули из помещений. В «Пушкино» вообще с болгаркой пришли, петли на дверях срезали».

В распоряжении редакции имеются копии заявлений машинистов, входящих в РПЛБЖ. Машинисты пишут, что их вызывало руководство депо и требовало выйти из профсоюза под угрозой выселения из общежитий.

А Роспрофжел начал тогда рассылать «письма счастья» женам машинистов. Жен уведомляли: «На данный момент по не известным для нас причинам ваш муж вышел из состава Российского профессионального союза железнодорожников и стал членом альтернативного Российского профсоюза локомотивных бригад… Просим Вас на «семейном совете» обсудить и принять решение, в каком Профсоюзе состоять Вашему кормильцу».

20 мая прошло судебное слушание в отношении лидера первичной профорганизации РПЛБЖ депо «Пушкино» Николая Павлова. Транспортная прокуратура завела на него административное дело по ст. 20.26 ч. 2 КоАП РФ за незаконные действия по призыву к самовольному оставлению железнодорожниками своих рабочих мест.

Слушание было открытым, но прошло за закрытыми дверями. Участников по очереди попросили пройти в кабинет судьи Татьяны Буглаковой. Там и заседали, прямо за письменным столом. В коридоре можно было расслышать обрывки фраз: «Вы создали угрозу жизни и здоровью пассажиров!»; «Вы что, в 5 утра печатали листовки?»

Перед судом представители РЖД заявили корреспонденту The New Times, что прибыли сюда только в качестве свидетелей и не очень знакомы с делом. Один из собеседников впоследствии оказался начальником юридической службы МЖД Алексеем Гридиным.

После слушаний Николай Павлов говорил: «Забастовку называют незаконной. Прокурор же все время говорит о том, что мы создали угрозу жизни и здоровью пассажиров».2

«Мне домой звонили, грозились уволить, — рассказывает еще один машинист (ему лет 40). — А меня в этом деле даже теща поддержала, сказала: «Стой до конца!» А если уж теща заступилась, значит, все правильно делаю».

В день забастовки встали не только бригады Горьковского и Ярославского направлений. В депо «Домодедово» тоже бастовал один человек, машинист Дмитрий Краюшкин. Его уволили. «5 мая, — говорит Краюшкин, — меня вызвали к начальству и сказали, что увольняют ввиду того, что я административ но неуправляем. В трудовую книжку написали «прогул». Намерен подавать исковое заявление, буду восстанавливаться». Всем бастовавшим написали выговоры за самовольный отказ от работы (слов «забастовка» или «трудовой спор» в выговорах нет), лишили премий, некоторых, возможно, уволят. «Всех отобьем, — говорит один из заступающих на смену машинистов, — никого в обиду не дадим. Если надо будет, вообще все встанем».

Протест отклоняется

«Позиция РЖД осталась прежней, мы считаем забастовку незаконной, — сказали The New Times в пресс-службе ОАО «РЖД». — Московский городской суд, изучив ситуацию, права и полномочия профсоюза, признал, что забастовка нарушает закон «О железнодорожном транспорте». После этого было получено предписание от транспортной прокуратуры, которое было передано в профсоюз. Но у профсоюза своя программа действий, комментировать которые бессмысленно».

«Естественно, у профсоюзов есть и другие формы борьбы за свои права, но эти механизмы плохо действуют, — замечает Рубен Бадалов, член генсовета ФНПР. — Да, представители профсоюза должны отвечать за свои действия. Но должны быть в ответе и те, кто этих железнодорожников на эти рельсы выталкивал, кто вынудил их провести забастовку».

«Одна из задач забастовок — проломить эту стену, — говорит Николай Павлов из профсоюза РПЛБЖ в «Пушкино». — Чтобы люди задумались, что не все хорошо у господина Якунина. Люди у него обиженные, зарплаты низкие, нарушаются нормы, конституционные права работников, права профсоюзов. А мы ничего не нарушаем. Да, говорят, забастовку незаконно организовали. А как ее законно организовать? Мы понимаем, если два человека садятся в кабину управления и везут 2,5 тыс. человек, то они должны быть свободны. Они в любой момент должны принять нужное решение, чтобы довезти людей целыми и невредимыми. Рабы не могут быть наделены этой ответственностью по определению. И если на месте машиниста сидит раб, то вот где угроза безопасности движения».

По мнению президента Конфедерации труда России Александра Шепеля, прописанная в Трудовом кодексе РФ процедура проведения забастовки невероятно усложнена. «Эта процедура практически лишила профсоюзы права проводить подготовительные мероприятия и объявлять забастовки, — говорит он The New Times. — Товарищи рабовладельцы решили, что у трудящихся слишком много прав. Это было сделано для того, чтобы меньше платить и больше эксплуатировать. Ничего личного, только бизнес».

«По официальным данным, — говорит Олег Шеин, заместитель председателя Комитета Госдумы по труду и социальной политике, — в 2006 году в стране прошло 8 забастовок, в 2007-м — всего одна. Между тем трудовых конфликтов, сопровождавшихся приостановкой работы, в прошлом году было 1049. То есть 1048 забастовок как бы не заметили. Речь идет не о том, что люди хотят нарушать закон, а о том, что этот закон невозможно выполнить. Не бастовать они не могут, их вынуждают бастовать. С ними не ведут переговоры, вообще не считаются с ними».

Николай Павлов добавляет: «Если мы сами себя не защитим, никто нас не защитит. Если бы власть была сильна, власть была бы справедлива. А власть боится того, что люди будут объединяться. Нас представителями работников не признают и на этом основании не хотят с нами вести диалог».

По прогнозам Центра профсоюзных исследований Института глобализации и социальных движений, в 2008 году число трудовых конфликтов и забастовок в России возрастет.

28 апреля в 4.00 началась забастовка работников локомотивных депо «Пушкино» (Ярославское направление МЖД) и «Железнодорожная» (Горьковское направление МЖД). Также частично бастовало депо «Домодедово» (1 человек). Всего в акции участвовали 190 человек. Без предварительного уведомления работодателя бригады отказались вести электропоезда. Требованиями бастующих были: повышение заработной платы всем работникам, а не только тем, которым руководство ввело персональные оклады; восстановление отмененных надбавок за выслугу лет; прекращение дискриминации по профсоюзному признаку. Как сообщает РИА «Новости», на селекторном совещании 8 мая президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин обещал, что зарплата железнодорожников с июля будет увеличена на 12%. Мосгорсуд признал забастовку незаконной.
Карин Клеман, директор Института «Коллективное действие»: «В Европе во многих странах действует «правило минимальных услуг». Профсоюзу надо согласовать с руководством железной дороги, сколько бригад выйдет на линию во время забастовки, чтобы движение не было парализовано совсем. При этом условии железнодорожники имеют право на забастовку. Но, например, во Франции ограничений на забастовки железнодорожников нет, там бастуют как хотят. Правительство Саркози предлагает ввести «правило минимальных услуг», и это предложение вызывает громкие протесты. Сравнивать недавнюю забастовку в России с протестами на Западе нет смысла. В большинстве стран Европы законодательство регулирует этот процесс: в законе прописано, как подать заявку, как должен реагировать работодатель. Вся сложность забастовки там лежит в социальной плоскости: насколько массовой она будет, насколько убедительной, насколько ее поддержит общественное мнение».

_____________
1 Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда 4 марта 2008 года постановила выплатить всем работникам ОАО «РЖД» задолженности по ежемесячному вознаграждению за выслугу лет в зависимости от непрерывного стажа работы на железнодорожном транспорте.
2 Согласно пункту б) статьи 413 Трудового кодекса РФ являются незаконными и не допускаются забастовки в организациях, непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (туда входит и железнодорожный транспорт), «в том случае, если проведение забастовок создает угрозу обороне страны и безопасности государства, жизни и здоровью людей».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.