Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Ох, рано встает охРАНа

02.06.2008 | Воронов Владимир , Багдасарян Армина , Александрова Наталья | № 22 от 02 июня 2008 года

Академия наук так и не вышла из спячки

Общее собрание Российской академии наук завершилось вполне ожидаемо: Юрий Осипов стал президентом РАН в четвертый раз. Ряды академиков также пополнились фамилиями политиков и членов партии власти. Академия — для ученых или для нужных людей? — выяснял The New Times

C главой РАН сюрпризов не ожидалось: Юрий Осипов и Кремль, и Белый дом вполне устраивает. И власть не постеснялась продемонстрировать эти свои симпатии накануне того, что и в академии, и в стране в целом все еще почему-то именуется словом «выборы»: в канун общего собрания премьер Владимир Путин принял Юрия Осипова в Ново-Огареве, сообщив о повышении оклада академикам до 50 тыс. рублей. Перед выборами Путин приехал в РАН, пообещав ученым в ближайшие три года выделить на науку 600 млрд рублей. А президент Дмитрий Медведев и вовсе ввел Осипова в состав Совета безопасности, даже не дожидаясь формального голосования общего собрания РАН.1

РАН, парадоксов друг

Но главной интригой оказались выборы новых академиков и членов-корреспондентов. К удивлению многих, в академики не прошел Михаил Ковальчук — член-корреспондент, и.о. вице-президента РАН и по совместительству едва ли не главный распорядитель обильного денежного потока, выделяемого на очередной нацпроект — нанотехнологии. Ковальчука считали потенциальным преемником Осипова и фигурой, приближенной к Путину (The New Times подробно писал об этом в № 21 от 26 мая 2008 г.) Провалилась и кандидатура главы Счетной палаты Сергея Степашина — он шел в члены-корреспонденты. Среди неизбранных — видные экономисты Руслан Гринберг (баллотировался в академики) и Владимир Мау (избирался членом-корреспондентом). Академики не скрывали, что последний забаллотирован исключительно за принадлежность к «гайдаровской команде».

Зато «полными» академиками стали Сергей Глазьев и губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев, а депутат Госдумы от «Единой России» Артур Чилингаров — членом-корреспондентом. Сенсацией стало и избрание в иностранные члены академии экс-канцлера Германии Герхарда Шредера. «Действительными членами Российской академии наук избираются ученые, обогатившие науку трудами первостепенного научного значения», — гласит устав РАН. А членами-корреспондентами — «ученые, обогатившие науку выдающимися научными трудами». Иностранными же членами академии могут быть «крупнейшие зарубежные ученые, получившие признание мирового научного сообщества». The New Times попытался узнать, какими трудами «первостепенного научного значения» обогатили науку Глазьев и Ишаев, какими «выдающимися» — Чилингаров и как г-н Шредер попал в разряд «крупнейших зарубежных ученых».

Свой: «не либерал»

Говоря о казусе с экономистами, академики в приватном общении («без ссылки на меня») не скрывают: выбор Глазьева не связан с его научными достижениями, мифическими или реальными. Он «нам просто нравится, он свой», потому что «не либерал», но представляет старую, заслуженную советскую экономическую школу. В беседе с корреспондентом The New Times вице-президент РАН Геннадий Месяц назвал Глазьева «профессиональным ученым»: меж тем международные индексы цитирования выдают на фамилию «Глазьев» (что в кириллице, что в латинице) — ноль упоминаний, а его труды — скорее публицистика. Что касается хабаровского губернатора Ишаева и того, откуда у него взялись экономические труды «первостепенного научного значения», никто внятного ответа дать не смог. Заглянув в официальную биографию губернатора, можно выяснить: экономического образования у Ишаева нет, по специальности он инженер-механик, лишь в 31 год и без отрыва от производства (Хабаровский судостроительный завод) окончил Институт инженеров водного транспорта в Новосибирске. Кандидатскую по экономике Ишаев защитил уже в 49 лет, будучи губернатором. Спустя всего два года он уже доктор экономических наук, что равносильно чуду: мало того что научная работа проделана в фантастически сжатые сроки, без отрыва от губернаторства, так еще и в разгар тяжелейшего кризиса — вспомним хотя бы дефолт 1998 года! В РАН признали, что за кандидатуру Ишаева усиленно ратовал Евгений Примаков: ученый губернатор был членом президиума его правительства.

Не ученый, но дважды герой

Чилингарова, как признал один из руководящих чинов РАН, провели еле-еле — ученым его не считают: «Отношение к нему — как к политику, но он же дважды герой». «Никакого, собственно, научного вклада за ним не числится, — сказал The New Times Дмитрий Орешкин, ведущий научный сотрудник Института географии РАН. — Академия давно шла по пути повышения значимости вклада административного и уменьшения научного. Чилингаров удачно вписался в политическую инфраструктуру, потому академики сочли за благо продемонстрировать лояльность «Единой России». Конечно, никакой он не ученый, но это все же более приемлемо, чем, скажем, Ковальчук. Вот академики и сделали выбор: уж лучше Чилингаров, нежели потом их упрекнут, что они забодали людей от власти». Вот провал Ковальчука, считает Орешкин, это сенсационный результат: «Все-таки есть еще какой-то корпоративный научный дух».

Даешь в науку газ!

Этот дух, впрочем, не помешал принять в РАН Герхарда Шредера. Владислав Белов, руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН, согласен с тем, что это признание не научных заслуг, а «его вклада в развитие российско-германских отношений». «С точки зрения научного вклада господина Шредера мы должны сказать, что его нет», — констатировал эксперт. Немецкий политолог Александр Рар подтвердил The New Times: «С научной точки зрения Шредера в Германии вообще не воспринимают. Его рассматривают здесь исключительно как второго посла России». А вот вице-президент РАН Геннадий Месяц в избрании экс-канцлера Германии ничего плохого не видит: «Шредер — иностранный член. Князь Меншиков вообще расписываться не умел, зато состоял членом научного Британского королевского общества — это нужно было для дружбы народов. Так и здесь. У Шредера много работ по политике, как политолог он действительно выдающийся, и мы признали это». Правда, сам вице-президент РАН затруднился назвать не только выдающиеся, но хотя бы какие-то научные труды Шредера.

Академик Александр Спирин, советник РАН (и автор «Открытого письма» Юрию Осипову с призывом снять свою кандидатуру) от последних выборов не в восторге: «В Академию наук прошло довольно много людей, не заслуживающих избрания. В последние годы вообще наблюдается снижение уровня избираемых в РАН, научные критерии все больше утрачивают свой вес, а мы все чаще выбираем директоров институтов, чиновников, просто «знаменитых» людей. При выборах же на уровне секций и отделений РАН вместо объективной оценки ученого все большую роль играет клановость. Все это подрывает статус РАН, как подрывают его и постоянные уступки формальным требованиям Министерства науки и возрастающая зависимость от него, отсутствие ротации и омоложения руководящих кадров, растущий бюрократизм и явная тенденция к стагнации».

_____________
1 Сам академик Осипов ранее публично ратовал за возрастной ценз: руководить академией не должен один и тот же человек больше двух сроков и старше 70 лет. Новый президент РАН готовится отметить свое 72-летие.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.