Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Обыкновенный банан

07.07.2011 | Бешлей Ольга , Мостовщиков Егор , Протасевич Варвара | № 23 (208) от 04 июля 2011 года

Можно ли бороться с расизмом на футбольных трибунах

06_490.jpg

Обыкновенный банан. Тема расизма в российском футболе вновь на первых полосах европейских СМИ. Закрывать глаза на проблему ксенофобии на футбольных аренах страны-хозяйки чемпионата мира-2018 стало совсем неприлично. Почему фанаты забрасывают темнокожих легионеров бананами и как бороться с этим — разбирался The New Times

27 июня болельщиков, направлявшихся на матч московского «Торпедо» с одноклубниками из Владимира, при входе на стадион имени Эдуарда Стрельцова обыскивали не только в поисках оружия, алкоголя и файеров — это обычное дело. Искали еще и фрукты. К началу матча на столике у металлодетектора милиционеры собрали внушительную связку бананов, пообещав хозяевам, что вернут после игры. «Никаких указаний по поводу бананов или апельсинов не было, — поспешил заявить журналистам помощник президента «Торпедо» по безопасности Алексей Зайдинов. — Сотрудники полиции изымали фрукты по собственной инициативе».

Полицейская инициатива легко объяснима: хотя ни проработанного футбольного законодательства, ни особых инструкций, запрещающих проносить фрукты на стадион, нет, но за последние недели околофутбольные скандалы затмили собой собственно игру. Чашу терпения и футболистов, и болельщиков переполнил скандальный инцидент в Самаре, где местный хулиган метнул банан в игрока махачкалинского клуба «Анжи», легендарного защитника бразильца Роберто Карлоса.

Страшный фрукт

«Это симптомы сильной болезни. То тут, то там вырывается наружу агрессия. Была «Манежка», сейчас банан, а потом что?» — социолог Лев Гудков, директор «Левада-Центра», считает, что в России очень сильны расистские настроения, а в среде футбольных фанатов — тем более. «Особенно сильны стали ксенофобские и расистские настроения в период правления Путина, — отметил Гудков в интервью The New Times. — Его стремление к «восстановлению России» породило у народа желание противопоставить себя кому-либо. И стал активно раскручиваться ксенофобский лозунг «Россия для русских». Середина нулевых, 2004–2006 годы, стала самым страшным в этом плане. Сейчас примерно 55% населения согласно с лозунгом «Россия для русских». Пока не изменится что-то кардинально, ксенофобия будет продолжаться».

С социологом согласен Александр Верховский, директор аналитического центра «Сова». «Напряженность в обществе уже давно на максимуме, — уверен эксперт. — Отсюда и бананы, и прочее. В обществе разобщенность, неприятие «чужих», а среди фанатов это еще сильнее все выражено. Хотя я считаю, что столкновения фанатов и кавказцев — проблема более страшная, чем банановая. Но по сути — все это разные стороны одного и того же, у людей агрессии через край, и бананом дело может не ограничиться».

Синдром легионеров

Еще 20 лет назад такого понятия, как «футбольный расизм в России», не было. Дело не в воспитании и активной пропаганде дружбы народов, просто в 70–80-е годы в Советском Союзе не было фанатов как таковых. Да и с развалом СССР фанатская субкультура образовалась не сразу, ее становление проходило целое десятилетие. В фанаты шли по большей части радикально настроенные молодые люди, хулиганы, иногда с неонацистскими взглядами, которые выплескивали энергию в драках. Но постепенно разборки «стенка на стенку» в стиле лихих девяностых стали терять популярность. Во многом благодаря работе сотрудников милиции, научившихся эффективно пресекать столкновения фанатов соперничающих клубов до, после и во время матчей. Но радикалы не успокоились, начав демонстрировать свою агрессию уже непосредственно на стадионах. Выламывали кресла, устраивали фейерверки, придумывали максимально оскорбительные кричалки и баннеры. А в качестве мишеней все чаще выбирали игроков с другим цветом кожи.

Темнокожие легионеры стали появляться в командах российского чемпионата во второй половине девяностых. Поначалу к ним относились довольно беззлобно, как к экзотике. Например, первого темнокожего спартаковца Робсона звали Максимкой, и он не обижался. Его больше задевала звучащая с трибун популярная в те времена песня «Убили негра». Хотя и эти «музыкальные номера» в то время были скорее хамским баловством, цветочками. Ягодки начались где-то в 2004 году. Сначала в низших лигах и кубковых встречах, а вскоре и в высшем дивизионе. Показательный случай произошел в марте 2006 года в столице во время матча «Москвы» и «Торпедо» на малой арене «Лужников». Фанаты автозаводцев на протяжении всей встречи оскорбляли темнокожих футболистов соперника расистскими выкриками и уханьем, имитирующим крики обезьяны. Это уханье вскоре стало популярным и на других стадионах. Ухать начали не только поклонники «Торпедо», но и других команд — «Спартака», «Зенита».

06-2.jpg
За откровенно расистское поведение болельщиков ФИФА рекомендует штрафовать клубы на шесть очков. В России пока ни одного такого прецедента не создано

Впрочем, болельщики питерской команды одинаково ведут себя и во время матчей внутреннего первенства, и во время еврокубков. Еще в 2004 году, когда «Зенит» играл матч с австрийским «Пашингом» в Кубке УЕФА, на поле выбежал фанат в футболке с надписью «В цветах «Зенита» нет черного». Резонанс в футбольной Европе случился большой, но сурового наказания не последовало. Тогдашний гендиректор питерского клуба Илья Черкасов оправдывался: мол, болельщик лишь хотел сказать, что в цветах «Зенита» нет ничего темного и печального… Но в начале 2008 года фанаты «Зенита» повторили этот трюк во время домашней игры с французским «Марселем»: сначала скандировали расистские лозунги, а затем начали забрасывать темнокожих игроков-гостей бананами и апельсинами.

Банановая страна

Ни игрокам иностранных клубов, ни легионерам в российском чемпионате подобное поведение фанатов-отморозков не нравится. Некоторые темнокожие футболисты, правда, говорили, что таких горе-фанатов и в других странах хватает, и продолжали выступать в нашем чемпионате. Тот же Карлос признал в одном из интервью, что с расистскими проявлениями ему приходилось сталкиваться и когда он играл за мадридский «Реал», и во время выступления за турецкий «Фенербахче». Другие, напротив, прессинга не выдержали. Уроженец Нигера экс-армеец Маазу уехал из России, сравнив жизнь в Москве с настоящим адом. Солидарен с ним и бывший спартаковец Моцарт, назвавший российских болельщиков «жуткими расистами», которые из-за ошибок могут спокойно обозвать легионера своего же клуба «грязной макакой». Нападающего московского «Динамо» Баффура Гьяна из Ганы оскорбил во время одного из матчей даже не болельщик, а игрок команды-соперника, обозвав футболиста «черной обезьяной». Обидчик получил по лицу, Гьян — дисквалификацию на 10 матчей. Даже нынешнего лидера «Спартака» бразильца Веллитона в 2007 году фанаты красно-белых встретили в штыки и на выездном матче в Самаре вывесили баннер «11-й номер только для Тихонова. Monkey, go home»**Контрольно-дисциплинарный комитет РФС оштрафовал «Спартак» за этот инцидент на 500 тыс. рублей.. В апреле 2009 года фанаты того же «Спартака» во время матча с казанским «Рубином» вывесили баннер «С днем рожденья, дедушка! 120», приуроченный к юбилею Адольфа Гитлера.

Министр спорта Виталий Мутко в бытность свою президентом Российского футбольного союза в 2006 году заявлял, что за расистские действия фанатов с команд может быть снято, в соответствии с рекомендациями ФИФА, шесть очков (такая санкция предусмотрена 55-й статьей дисциплинарного регламента ФИФА). Но ни одного прецедента в российской футбольной истории так и не было создано. Футбольные чиновники предпочитали либо не замечать инцидентов (мол, бананы и не символы расизма вовсе), либо ограничивались штрафом. Так, самарские «Крылья Советов» после инцидента с Карлосом обязали выплатить 300 тыс. рублей.

Мысль, что расизм на трибунах может привести к серьезным международным проблемам, впервые промелькнула в головах спортивных функционеров лишь год назад, когда болельщики «Локомотива», прощаясь с нападающим Питером Одемвингие, уезжавшим играть в английский «Вест-Бромвич», вывесили баннер «Спасибо, Вест-Бром». Растяжку украшал все тот же банан. Эта история вызвала шок в Англии, подпортив нервы российским футбольным чиновникам в борьбе за право принять у себя чемпионат мира-2018.

06-3.jpg
Секторами российских арен пока целиком владеют хулиганы.

Чемпионат нам все-таки дали. И с точки зрения борьбы с расизмом, может, оно и к лучшему. Теперь, находясь в центре внимания мирового футбола, российские футбольные функционеры уже не смогут просто замалчивать проблему. Особенно когда расисты в качестве мишени выбрали живую легенду Роберто Карлоса. Впервые знаменитому защитнику протянули банан еще в марте, в Петербурге на «Петровском». Карлос, само собой, обиделся. В «Зените» пообещали разобраться и, по утверждению руководства клуба, нашли «бананщика», запретив ему посещать в дальнейшем стадион.

В конце июня во время встречи «Анжи» с «Крыльями Советов» в Самаре «сериал» продолжился — бразильский ветеран обиделся и ушел с поля, а российский футбол вновь опозорился на весь мир.

Без подоплеки

«История с Карлосом и бананом, конечно, ужасна, но если смотреть на все это трезво, то никакой подоплеки расизма здесь нет», — считает четырехкратный чемпион России полузащитник Владимир Бесчастных. «Просто «Крылья» проигрывали «Анжи», а когда фанаты видят, что их команда проигрывает, то могут вести себя крайне неадекватно, — говорит он. — Почему бросили банан Карлосу? А он самый титулованный из команды соперника, вот болельщики его и выбрали. В футболе так часто случается: команда проигрывает, и болельщики начинают вымещать зло. Знаете, я о себе такое слышал с трибун, что лучше выбрал бы банан. А ведь я даже не черный».

Эту точку зрения разделяет и другой знаменитый футболист, спартаковец Федор Черенков. «Это случай единичный. Нет у нас расизма среди фанатов. Команда проигрывала, вот и кинули фрукт. А могли и помидор. Конечно, надо наказать тех, кто это сделал. Но зачем лишняя шумиха?» Трехкратный чемпион СССР видит другую проблему, о которой сейчас почти не говорят: «Очень много заграничных легионеров. Это тенденция. Арабы, негры, европейцы едут играть к нам, им платят огромные деньги, они получают работу. А ведь могли бы свое подрастающее поколение учить, чтобы они играли. В Европе мало русских футболистов, и они далеко не ведущие игроки. А у нас много легионеров, только своих никто не учит».

С футболистами-ветеранами солидарен и фанат ЦСКА, автор гимнов армейских болельщиков Андрей Салычев. «Подобные выходки — редкость, в Европе такое чаще случается. У нас фанаты одной команды ненавидят фанатов другой, а вот футболистов все любят. Нельзя по поступку одного м…ка судить сразу обо всех», — убежден он. По мнению болельщика, надо смотреть, кому выгодно, а выиграли в этой истории, говорит Салычев, «Анжи» и Карлос, которые получили масштабную пиар-кампанию с помощью несчастного банана: «Тут не расизм. Тут расчет. Тут игра и деньги».

Расизм стоит дорого

«Безусловно, проблема расизма на стадионах серьезна. Она больно бьет не только по имиджу нашего футбола, но и по имиджу всей страны, дискредитируя Россию в глазах всего мира. Самое печальное, что эти отвратительные выходки происходят в стране, которая всегда была толерантной к людям с другим цветом кожи. Увы, в фанатской среде в последние годы появилась группа невоспитанных людей с низким уровнем культуры, которые считают, что им все дозволено. Конечно, клубы должны пытаться работать с фанатами, но поскольку по-хорошему понимают далеко не все, надо бороться с расизмом самыми жесткими методами. Клубы наказывать не следует, ведь любой провокатор может одеться в цвета любимой команды и проникнуть в фанатский сектор. Необходима персональная ответственность тех, кто совершает подобные гнусные акции, — заявил в интервью The New Times член исполкома Российского футбольного союза, председатель Объединения отечественных тренеров Михаил Гершкович. — На недавнем бюро исполкома РФС мы подробно разбирали этот вопрос и пришли к единому мнению: следует обратиться в компетентные органы. В Уголовном кодексе существует статья, карающая за расистские выходки в общественных местах штрафом от 500 тыс. рублей или даже лишением свободы сроком до 5 лет. Безнаказанность порождает вседозволенность. Так что пусть конкретные расисты и будут платить за свои поступки дорогой ценой. Если какой-то отморозок отдаст несколько сот тысяч рублей из своего кармана или получит срок, пусть и условный, другим неповадно будет. Главное, не ошибиться при определении правонарушителя. Для этого можно оборудовать стадионы еще большим количеством видеокамер. Клубам это обойдется дешевле, чем регулярно платить штрафы. Что касается новых законов, то я прежде всего ратую за закон о профессиональном футболе, где будут четко прописаны меры ответственности не только за противоправные действия фанатов, но и за превышение полномочий сотрудниками правопорядка, а также за договорные матчи и подкуп судей».

06-1.jpg

Действительно, неотвратимость наказания — лучшая профилактика преступлений. Но только вот самарского «бананщика» не наказали и даже не нашли. Вернее, нашли, но не того, пришлось извиняться. А если нынешний расист-метатель уйдет от ответа, то его последователей это подвигнет на новые, возможно, еще более гнусные выходки. Руководители РФС и премьер-лиги не должны ограничиваться красивыми словами. Необязательно даже отправлять расистов за решетку, надо хотя бы просто лишать за вопиющие проступки права входа на стадионы навсегда или на очень долгое время, внося их в черный список, как это было сделано в Англии. И наказывать не только за бананы и уханье, но и за поздравления Гитлера с днем рождения, и за оскорбление памяти Льва Яшина. Тогда открытые формы расизма в нашем футболе обязательно умрут.



Как вы боретесь с расизмом на трибунах? The New Times обратился к пресс-службам крупнейших футбольных клубов

08-1.jpg
ФК «Динамо» (Москва)

У нас вопиющих случаев проявления нацизма или расизма не было. Но меры, разумеется, принимаем. Сейчас строго регламентировано количество камер наблюдения на стадионе, да и закон о болельщиках, надеемся, осенью примут. Когда-то это все в совокупности должно сработать. Иначе будут и дальше происходить истории, как с нашими одноклубниками из Минска (минский ФК «Динамо» был оштрафован на $80 тыс. за баннер с изображением Рудольфа Гесса, вывешенный фанатами). Странно, что за действия фанатов претензии предъявляются именно клубу. Руководителям клуба сложно контролировать огромную массу болельщиков. Нам кажется, что ответственность за националистические проявления должна быть персональная.
08-2.jpg
ФК «Зенит» (Санкт-Петербург)

Нужно определиться с понятием «национализм». Для кого-то и банан — национализм. Но запрещать проносить на матчи бананы, апельсины и другие фрукты неправомерно, не существует закона, который бы позволял клубу это делать. Наказывать болельщиков клуб тоже не имеет права. После случая с Роберто Карлосом мы пошли на крайние меры — лишили виновника скандала абонемента клуба и права ходить на матчи, хотя формальных оснований для этого не было. Этот шаг — личное решение ФК «Зенит». Мы с пониманием относимся к штрафам, которые назначает РФС, но считаем, что остро необходим закон о персональной ответственности болельщиков.
08-3.jpg
ФК «Локомотив» (Москва)

У нас не было подобных инцидентов, потому мы не принимаем каких-то специальных мер. С болельщиками встречаемся, досматриваем при входе на стадион, но это обычная футбольная практика. От штрафов, предъявляемых клубам за националистические выходки фанатов на трибунах, конечно, будет толк. Ведь для клуба это существенные деньги: станут активнее работать с фан-зоной и внимательнее смотреть, чтобы на стадион не проносили ничего лишнего.
08-4.jpg
ФК «Спартак» (Москва)

У нас были случаи, но довольно давно. После этого клуб стал очень плотно работать с болельщиками. Наш тренер Валерий Георгиевич Карпин регулярно встречается с фанатами (даже чаще, чем остальные члены команды). Часто проводятся встречи с официальным фан-клубом «Спартака». Совсем недавно Валерий Карпин, Андрей Тихонов и спартаковские ветераны подписали официальное обращение к болельщикам с призывом соблюдать дисциплину на трибунах. Клуб не имеет возможности, а точнее, официального права задерживать и обыскивать людей — это прерогатива милиции. Зажгите файер в Большом театре — вас тут же арестуют, правда? А между тем футбольный матч — это такое же массовое мероприятие. И пока клубам будут присылать штрафы, а реальные виновники останутся безнаказанными — ничего не изменится. Нужен закон, который утверждал бы персональную ответственность за националистические выходки на трибунах и вообще за любые беспорядки. И тогда уже можно оборудовать стадионы камерами, вычислять нарушителей и наказывать их по закону.

Материал подготовила Марина Левичева



Английские футбольные хулиганы во всем мире известны настолько, что это явление кое-где называют «английской болезнью». Вполне логично, что именно Британия накопила и самый большой опыт борьбы с этим своим порождением

Своей вершины «хулиганское движение» достигло в 1960-е и особенно в 1970-е годы. Одна за другой стали появляться так называемые firms — «фирмы», организованные сообщества со своими вожаками, достаточно четкой дисциплиной, фактически — боевые отряды. Во имя «любви» к родной команде они вели жестокие войны против «чужих» болельщиков. Те в ответ организовывали свои «фирмы». Драки переросли в массовые побоища, регулярные сражения «стенка на стенку». По всей стране шла война «фирм» с многочисленными жертвами — ранеными, покалеченными и даже убитыми. Возникла новая субкультура, своего рода андеграунд, подпольное движение, засасывавшее в себя безработную молодежь и деклассированные элементы. Перед властями встала неожиданная проблема — ситуация выходила из-под контроля.

Придя к власти в мае 1979-го, правительство Маргарет Тэтчер решило не жалеть сил и средств, чтобы противостоять опасному социальному явлению. В полиции были созданы специальные отделы. Дело дошло до внедрения в «фирмы» тайной агентуры и даже офицеров-разведчиков, задачей которых было выявить законспирированных лидеров, получить доказательства криминальной деятельности для суда. Про «фирмы» и борьбу с ними написано множество документальных книг и романов, сняты фильмы, некоторые из них обрели культовый статус. Один из самых известных — I.D. («Удостоверение личности»), главный герой которого полицейский Джон внедрен в одну из «фирм». Но образ жизни отряда, острые ощущения, пьянящее чувство опасности и принадлежности к коллективу отчаянных, но преданных друг другу «мачо» находят резонанс в душе Джона, и он постепенно перерождается, превращается в «бойца».

11-2.jpg
После изгнания радикалов с трибун посещаемость игр английской премьер-лиги лишь выросла, хотя отдельные инциденты на трибунах еще случаются.

К концу 80-х движение «фирм» пошло на убыль, острота проблемы ослабла. Есть несколько объяснений, почему это произошло. Первое — возымели действие жесткие меры правительства. В 1989 году парламент принял Первый футбольный акт о зрителях, предусматривающий запрет на посещение стадионов для провинившихся болельщиков. Спустя два года — принятие Футбольного акта о правонарушениях, предусматривающего уголовную ответственность за бросание посторонних предметов на поле и скандирование кричалок расистского толка. Второе — миновала мода, старые бойцы притомились, обзавелись семьями, а новое поколение увлеклось другими формами молодежной субкультуры. Кто-то даже выковал афоризм: «Экстази победило хулиганов». Имеется в виду, что пассионарная молодежь ушла в ночные клубы, а главным методом разрядки гормональной напряженности стали так называемые рекреационные наркотики и танцы до упаду. Третья версия: на болельщиков огромное эмоциональное воздействие оказали несколько трагических эпизодов. В 1985 году в результате потасовок на бельгийском стадионе «Эйзель» погибли 39 болельщиков. Виновники — фанаты английского «Ливерпуля». В качестве наказания все английские клубы были дисквалифицированы УЕФА на пять лет. Еще больший шок вызвала трагедия 1989 года на стадионе «Хиллсборо», на матче с участием того же «Ливерпуля» (96 погибших). Главные ошибки были совершены полицией и службой безопасности стадиона, допустившими чудовищную давку. Так или иначе, но с конца 80-х накал футбольного хулиганства резко снизился.

Однако пусть и в ослабленном виде, но «фирмы» существуют до сих пор. Есть просто масса болельщиков, которых эмоции, помноженные на излишнее количество алкоголя, периодически превращают в хулиганов. Автору этих строк самому приходилось сталкиваться с крутыми, знаменитыми на всю Англию фанатами клуба «Миллуол». Когда их толпа вваливалась в вагон поезда, все находившиеся там пассажиры испуганно вжимались в сиденья и прятали глаза…

11-1.jpg

Сегодня главное орудие полиции — так называемые Football banning orders, юридические запреты на посещение отдельными лицами футбольных матчей. Запрет принимается судом по представлению полиции либо прокуратуры. Основанием должна быть доказанная причастность обвиняемого к актам околофутбольного насилия или беспорядков. Срок действия запрета — от трех до десяти лет. А добиться амнистии один раз оступившемуся крайне трудно.

Всего сегодня действует несколько тысяч запретов. Полиция перед матчами получает черные списки с фамилиями и фотографиями. Любопытно, как распределяются запреты по возрастным группам. Как и следовало ожидать, больше всего их приходится на категорию от 20 до 29 лет (1400 с лишним). Но по мере возрастного снижения уровня тестостерона резко падает и число подверженных запретам. В группе от 30 до 39 лет их уже в два раза меньше (700), среди лиц в возрасте от 40 до 49 — 600, в группе от 50 до 59 — уже меньше 100. Всего 4 — в категории от 60 до 69. И лишь один запрет действует в отношении человека старше 70 лет. Но есть, конечно, некоторый процент и профессиональных хулиганов, для которых насилие — самоцель. Такие «болельщики» легко переходят затем в националистические группировки, сражающиеся против «чужих», или анархистские отряды, устраивающие погромы и побоища во имя борьбы против капитализма и глобализации. Именно это происходит с бывшим полицейским Джоном в конце фильма «Удостоверение личности» — его замечают уже не на футбольном матче, а в боевом отряде скинхедов. Его трансформация достигает своего логического конца. И за кадром звучит как рефрен фраза: главное — не забыть, кто ты…

Борьба с футбольными хулиганами и расизмом на трибунах в Англии дала ощутимый результат: уже к концу 90-х годов количество арестов резко снизилось, а посещаемость матчей — выросла. Изгнав с арен маргиналов, властям удалось убедить добропорядочных граждан в том, что ходить на футбол — совсем не страшно.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.