Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Легенда о третьем сроке

11.07.2011 | № 23 (208) от 04 июля 2011 года

Кто сменит Эдуарда Кокойты

Легенда о третьем сроке. Наиболее вероятная кандидатура на пост следующего президента Южной Осетии — нынешний посол республики в Москве 51-летний кадровый дипломат Дмитрий Медоев. Это имя, по данным дипломатических источников The New Times, звучит сегодня на Смоленской площади и в Кремле чаще других при обсуждении будущего закавказской территории

40-1.jpg

Медоев Дмитрий Николаевич
родился в 1960 году. Окончил историко-филологический факультет Юго-Осетинского государственного университета. Кандидат политических наук, защитил диссертацию по теме «Политика России в Закавказье: проблемы и перспективы». В 1994–1996 гг. работал министром внешних связей Республики Южная Осетия (РЮО). В 2002–2005 гг. — полпред президента РЮО в РФ. С 2005 г. — полпред РЮО в РФ. В 2009-м указом президента Эдуарда Кокойты назначен чрезвычайным и полномочным послом РЮО в РФ. Владеет английским, персидским и грузинским языками.
Вопрос о преемнике Эдуарда Кокойты, завершающего в этом году второй президентский срок, резко актуализировался после инцидента 15 июня в Цхинвали, когда группа высокопоставленных сторонников действующего президента прошла в зал заседаний парламента и потребовала от депутатов срочно принять поправки в конституцию — дабы Кокойты мог баллотироваться на третий срок**Нынешняя конституция РЮО ограничивает президентские полномочия двумя сроками.. В «мини-путче» непосредственно участвовали ни много ни мало двое замминистров обороны Ибрагим Гассеев и Игорь Алборов и начальник Службы госохраны Геннадий Кокоев. В знак протеста против попытки захвата парламента вице-спикер Юрий Дзиццойты заявил о сложении полномочий. В Москве, по данным источников The New Times, тут же жестко потребовали от Эдуарда Кокойты «не пускать предвыборную ситуацию на самотек». И что же — путч провалился?

Неподдающиеся

Буквально за два дня до событий в парламенте Кокойты лично подтвердил: в ноябрьских президентских выборах он участвовать не будет. 14 июня Верховный суд Южной Осетии постановил считать незаконным рассмотрение вопроса о третьем президентском сроке в любом виде, даже через референдум. Уже вечером 15 июня Кокойты осудил путчистов, «нарушивших регламент заседания парламента», и поручил генпрокурору РЮО Теймуразу Хугаеву в трехдневный срок разобраться с инцидентом. При этом г-ну Хугаеву было велено обратить особое внимание на «роли государственных должностных лиц, пытающихся влиять на решения законодательного органа».

Но итоги разбирательства не удовлетворили Москву. Прошло больше двух недель, а по факту путча не возбуждено не только уголовное — даже самое захудалое административное дело. Никто из силовиков, принимавших в нем участие, не отправлен в отставку и даже временно не отстранен от должности. Да и депутаты, пошедшие на поводу у путчистов, продолжают оставаться при своих должностях. «Сторонники Кокойты все еще надеются повлиять на ситуацию: все-таки 12 депутатов поддержали их затею с поправками», — заметил в разговоре с The New Times российский дипломат, специализирующийся на Закавказье. А между тем весь последний год в Кремле предупреждали Кокойты: сумма хищений из югоосетинского бюджета, формирующегося за счет российских налогоплательщиков, зашкаливает за все допустимые пределы.

Фальшивка

Говоря о Южной Осетии, все время хочется применить термин failed state, каковым в политологии обозначают несостоявшиеся государства. Хочется — да не можется. Поскольку на языке вертится не failed, а false state. Проще говоря — фальшивка. На протяжении трех лет, прошедших со времен августовской войны, главная интрига общественно-политической жизни Южной Осетии, пожалуй, состоит только в одном: кто и сколько прикарманил денег. Все остальные проблемы вторичны. Стоит напомнить выкладки Счетной палаты РФ, сделанные в 2009 году по итогам аудиторской проверки: из выделенных Южной Осетии $55 млн приоритетной помощи лишь $1,5 млн потрачены по назначению. После обнародования этих данных Россия на месяц-полтора приостановила финансовую помощь Цхинвали — и местные власти не смогли выплачивать не только мизерные пенсии и пособия, но даже зарплаты собственным чиновникам. Позже, поставив в Цхинвали своего премьер-министра, челябинского бизнесмена Вадима Бровцева, Россия смягчилась и заново открыла заслонку денежного потока. В общей сложности за 2008–2010 годы на помощь Южной Осетии выделено около $850 млн, то есть около $12 тыс. на каждого жителя республики.

Подсчитали — обомлели

В 2010 году аудиторы Счетной палаты нанесли еще один официальный визит в Цхинвали. Правда, на этот раз результаты инспекции не получили огласки. Источники The New Times в Южной Осетии связывают это с тем, что ситуация с воровством принципиально не изменилась, а при опубликовании результатов российским властям пришлось бы делать срочные «оргвыводы». Кремль к этому оказался не готов. Но и надежды на то, что цхинвальские власти «встанут на путь исправления», не было никакой. Решили подождать до осени 2011 года, когда закончится второй срок Эдуарда Кокойты и узел развяжется сам собой. Принятое решение было доведено до адресата. По крайней мере в мае этого года один из чиновников МИД РФ, отвечающих за Южный Кавказ, в частной беседе однозначно дал понять: Кокойты уже информирован о том, что его следующая работа не будет связана с госслужбой.

После событий 15 июня в московских кабинетах стали открыто называть фамилию Медоев с приставкой «кандидат в президенты Южной Осетии». «Формально в Москву на посольскую должность в позапрошлом году его назначил Кокойты, но по факту сделано это было по подсказке Смоленской площади и Кремля: Медоев никогда не входил в команду Кокойты», — пояснил источник The New Times. По его словам, Медоев «во всех смыслах цивилизованнее нынешнего президента-спортсмена — от элементарных хороших манер до понимания того, как нужно изображать из себя президента независимого государства».

Неудобный кандидат

Однако кандидатура Медоева, по словам высокопоставленного чиновника в Цхинвали, не устраивает силовиков из окружения Кокойты, которые отлично понимают: с уходом нынешнего президента «распил» российских денег как привычный способ прокорма окажется под угрозой. «Медоев почти наверняка не будет прибегать к морально устаревшей и всех раздражающей истерике «кругом враги». Ассигнования на «укрепление обороноспособности страны» наверняка будут сильно урезаны», — предположил собеседник журнала.

Сейчас сложно сказать, придумают ли сторонники Кокойты до ноябрьских выборов еще какой-нибудь оригинальный способ зацепиться за власть. Имена кандидатов в президенты, согласно регламенту, должны быть известны уже к сентябрю. «Клан Кокойты в худшем для себя случае попытается сохранить свое влияние, продвигая кандидатуру генпрокурора Теймураза Хугаева», — предположил источник журнала.

Изначально согласившись на роль квазигосударства под крылом России, Южная Осетия обрекла себя на копирование квазиполитических процессов по образцу северного соседа. Но если в России это выглядит просто как цирк, то в Цхинвали — как цирк лилипутов.



Другие возможные кандидаты в президенты Южной Осетии

40-2.jpgэкс-вице-спикер парламента РЮО Тарзан Кокойты (однофамилец президента)
40-3.jpgгенпрокурор РЮО Теймураз Хугаев
40-4.jpgлидер югоосетинских коммунистов Станислав Кочиев
40-5.jpgглава партии «Единство» Зураб Кокоев
40-6.jpgвице-спикер Юрий Дзиццойты



Весной этого года в Цхинвали некая инициативная группа предложила провести в Южной Осетии референдум по двум вопросам:
«Согласны ли вы, что государственными языками Республики Южная Осетия должны быть русский и осетинский языки?» и «Согласны ли вы, что одно и то же лицо может занимать пост президента три срока подряд?» Подписи в должном количестве были направлены в местный Центризбирком. ЦИК счел первый вопрос не соответствующим конституции и попросил разъяснений у Верховного суда. 14 июня ВС подтвердил: да, такой референдум был бы антиконституционным. А по поводу возможностей изменения конституции рекомендовал гражданам обратиться в парламент. Однако утром 15 июня группа лиц, значительная часть которых была вооружена, прошла внутрь парламента и потребовала изменить конституцию. Депутатам было предложено подписать некую бумагу, содержание которой сводилось к требованию поставить на голосование вопрос об изменении конституции. 12 человек подчинились требованиям путчистов, остальные — нет. К середине дня путчисты сняли блокаду парламента и спокойно разошлись по домам.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.