Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Права — ничто, ФСБ — все

09.06.2008 | Багдасарян Армина | № 23 от 09 июня 2008 года

Мосгорсуд против Натальи Морарь

Мосгорсуд вновь доказал, что суд у нас совершенно независим. От Конституции и закона. В деле «Наталья Морарь против ФСБ» появилась еще одна примечательная страница, на титуле которой написано: права — ничто, Лубянка — все


Мосгорсуд 5 июня рассмотрел кассационную жалобу журналиста The New Times Натальи Морарь. На все судебное слушание, которое в отличие от предыдущего заседания в районном суде прошло в открытом режиме («секретные» документы оказались не востребованы?), ушло не больше 20 минут. После короткого совещания судебная коллегия постановила: решение Мещанского районного суда Москвы оставить без изменений, а жалобу — без удовлетворения. Таким образом, действия ФСБ вновь назвали законными и не подлежащими никакому объяснению.

ДСП vs Конституция

Напомним, что 7 апреля Мещанский суд отказался удовлетворить требование Натальи Морарь о признании незаконнымидействий сотрудников погранслужбы ФСБ, которые запретили ей въезжать на территорию России на том основании, что журналист The New Times представляет угрозу «национальной безопасности и обороноспособности страны».

В постановлении суда содержалась следующая мотивировка: «В соответствии с п. 1,3 Инструкции «О порядке недопущения (неразрешения) въезда на территорию Российской Федерации иностранных граждан» 326/ДСП, утвержденной Директором ФСБ России 20.08.1997 года, право внесения представления о недопущении въезда иностранцев в Российскую Федерацию предоставляется руководству самостоятельных подразделений компетентных органов, непосредственно осуществляющих оперативно-розыскную или следственную деятельность».

Адвокат журналиста Юрий Костанов по дал кассационную жалобу в следующую ин станцию — в Мосгорсуд, аргументируя свою позицию тем, что документ, «утвержденный Директором ФСБ», на который ссылался в своем решении Мещанский суд, нигде не только не опубликован, он даже не упоми нается в разделе «Нормативные акты» на сайте ФСБ.

Между тем в статье 15 п. 3 Конституции РФ содержится четкий и недвусмысленный запрет на использование подобного рода документов, когда речь идет об ограничении прав, причем не только граждан России, но и иностранцев: «Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Корреспондент The New Times обратилась к двум представителям ФСБ с просьбой прокомментировать позицию их ведомства. На это был получен развернутый отказ: «Не будем говорить. Все остальное узнаете из решения суда. И вы сами столько всего уже знаете, столько всего уже понаписали в журнале. Нечего нам озвучивать, без комментариев».

Суд на страже ФСБ

Адвокат Юрий Костанов полагает, что решение, вынесенное по делу «Морарь против ФСБ» в Мещанском суде, было незаконным: «Судебное заседание проходило в закрытом режиме. Но как выяснилось в ходе суда, ничего секретного там не было. Вся секретность свелась к тому, что приводились подзаконные акты, ни один из которых не имел грифа секретности. И ни в одном из которых Морарь никак не упоминалась». Представители ФСБ настаивают, впрочем, что в Мещанском суде были предоставлены документы, имеющие гриф «Секретно».

Адвокат также удивлен тем, как исследовал дело районный суд: «Вместо того, чтобы спросить, а что же она (Морарь. — The New Times) такого сделала и почему ее нельзя пускать в Россию, суд доказывает в своем решении следующее: ФСБ имеет право не пускать в Россию. Да никто не оспаривает право ФСБ совершать такие акты, но ведь в законе это право предусмотрено не на основании произвольного усмотрения непонятно кого». «Любые принудительные меры должны быть основаны на конкретных обстоятельствах, содержащих состав того или иного правонарушения, — заключил адвокат. — И задача суда была как раз проверить, есть ли реальные основания или нет. Суд вообще уклонился от этого. Фактически это не что иное, как отказ в правосудии».

Своя рука владыка

Однако ответа на вопрос, почему журналиста российского издания Наталью Морарь не пустили в Россию, не последовало и в Мосгорсуде. Представители ФСБ настаивали, что решение их ведомства законно и не противоречит российскому законодательству и международным нормам. Причем система доказательств, приведенная представителями ведомства с Лубянки, в том числе основывалась на том, что Наталья Морарь продолжает публиковать свои материалы в The New Times и, следовательно, ее права не нарушены.

Диалог:

«Вы исходите из того, что не обязаны приводить мотивы?» — уточняет судьяпредседатель.

«Не обязаны», — говорит представитель ФСБ.

«Вы не оспариваете то, что не предоставляли письменное заключение и основывались на нормативно-правовых актах?» — спрашивает другой член судебной коллегии.

«Не обязаны. Это внутренние документы. ФСБ, миграционная служба, Служба внешней разведки подобную информацию предоставляют в пограничную службу, чтобы они занесли информацию в соответствующий банк данных».

Суд удовлетворен.

Что дальше?

«Дальше — надзорное обжалование и решение вопроса о возможности обжалования в Европейском суде, — сказал после заседания в Мосгорсуде адвокат Юрий Костанов. — Все доводы ФСБ были заранее очевидны, ничего нового они здесь не придумали».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.