Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Телевидение

«Независимого телевидения сейчас в стране быть не может»

30.06.2011 | Качкаева Анна | № 22 (207) от 27 июня 2011 года

46_05_240.jpg
Анна Качкаева, декан отделения деловой и политической журналистики НИУ–ВШЭ, обозреватель радиостанции «Свобода»: «Независимого телевидения сейчас в стране быть не может»

Для чего на телеэкраны возвращаются Сергей Доренко, Андрей Макаров, на Пятый канал пришел Андрей Караулов, готовится новая программа Александра Гордона?

Ответ довольно очевиден. Собирают старую гвардию, хотят построить полки перед новым политическим сезоном. Дело не в конкретных людях на экране. Просто в последние годы на телевидении не стало дискуссионных форматов, а те общественно-политические передачи, которые еще оставались, вылиняли, стали неинтересны, утратили аудиторию. И если даже на телевидении не будет реальной конкуренции и настоящих дискуссионных программ (а скорее всего не будет), — «оживляж» в предвыборную пору все равно понадобится, нужна хотя бы видимость дискуссии, обсуждения политических проблем. Для этого и запускают разговоры, приглашают людей, которые разговоры умеют вести — чтобы телевидение хотя бы выглядело подобием информационного оружия.

Но это все равно прошлое, вчерашний день. Дело в том, что аудитории, которая относилась бы к телевидению и таким передачам всерьез, уже не осталось. Политически и социально активные зрители от телеэкранов ушли. Поэтому все равно главный расчет телевизионных каналов в новом сезоне — на так называемого диванного зрителя, политически не очень продвинутого. Но на всякий случай расчехлили орудия крупного калибра. Людей для разговорных программ подготовили. На всякий случай полки построены — пусть будут.

Неудивительно и то, что в преддверии сезона выборов концентрируются медиаресурсы. «Национальная медиагруппа» Юрия Ковальчука стала строиться еще в середине 2000-х, когда начала потихоньку прибирать, присоединять к себе все, что никому не было нужно: в стране, какой ее выстроили, независимых телеканалов быть не может. Но кроме прочего, это был и бизнес. Теперь они присоединили самый прозрачный медиаресурс «СТС Медиа», получили доступ к финансовым и административным ресурсам Первого канала. Бизнесмены Ковальчуки — известные собиратели активов, они имеют отношение к разным бизнесам, из них главные, конечно, сырьевые, страховые. Но медиа — тоже бизнес, он им не помешает. С политической же точки зрения это попытка держать медийные активы под присмотром — чтобы не дай бог к предвыборному циклу не разошлись к каким-нибудь «ненужным» людям. Теперь на телевизионном поле осталось, по сути, пять крупных групп, они контролируют все информационное пространство.

Концентрация, монополизация бизнеса — сейчас всеобщая тенденция. Хотя в применении к медиаресурсам это скорее тенденция политическая, нежели экономическая. Поскольку Ковальчуки считаются друзьями Владимира Путина, то можно думать, что собирание медиаактивов проводится ими в интересах премьера, хотя, конечно, прямого подтверждения этому нет. Существует предположение, что Путину нравится модель отношений с медиа, которую исповедует его друг Сильвио Берлускони: будучи премьер-министром Италии, он остается крупным медиамагнатом. Но если у Берлускони все-таки случаются неприятности со средствами массовой информации, он без конца судится, то у нас в России этой головной боли нет.

Показательно, что в этой сфере все строится на догадках, достоверной информации у общества нет. Сам Юрий Ковальчук — очень закрытая персона, он не дает интервью, не допускает до себя телевизионную обслугу, мы не знаем его бизнес-стратегии. Очевидно только, что он не похож на олигархов прежней поры, которые с увлечением занимались телевидением и охотно об этом рассказывали. Поэтому обществу и приходится питаться слухами и предположениями.
46_03_490.jpg





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.