Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Точка зрения

ОТК устарелого производства: ЕГЭ не оправдал ожидания

01.07.2011 | Кузнецов Алексей, учитель истории московской гимназии № 1543 | № 22 (207) от 27 июня 2011 года

Исполнилось десять лет с начала эксперимента по введению в стране Единого государственного экзамена.
Два года ЕГЭ уже является обязательным. Но споры вокруг него не утихают. The New Times предлагает два взгляда на проблему


ОТК устарелого производства. Что принесло введение ЕГЭ и какие надежды не оправдало — взгляд из учительской

Единый государственный экзамен вводился с благими целями. Надо было выравнять возможности для абитуриентов: облегченная процедура поступления в вуз дает больше шансов способным ребятам из провинции. Необходимо было сделать экзаменационные процедуры более прозрачными, и этим если не уничтожить совсем, то хотя бы снизить коррупцию при поступлении в вузы. Наконец, была надежда, что появится независимая экспертиза качества школьного образования. Вопрос: в какой мере этих целей удалось достичь.

Все течет

Новая система экзаменов действительно увеличила долю немосквичей в московских вузах, хотя не так радикально, как это виделось в свое время оптимистам (по разным оценкам, она выросла на 10–15%). Правда, непонятно, является это только результатом выравнивания возможностей или еще и следствием того, что в некоторых регионах контроль за проведением экзамена был, мягко говоря, ненавязчивым.

Коррупционные скандалы сопровождали сдачу ЕГЭ все годы, причем этим летом был достигнут новый уровень. Коллега из Петербурга обнаружил в социальной сети «ВКонтакте» группу более чем из трехсот тысяч участников, где в режиме реального времени на платной основе предоставлялись решения заданий (кстати, характерно, что шум поднял именно учитель, а не Рособрнадзор, которому положено заниматься подобными вещами).
 

Ситуация с ЕГЭ показала, что люди разуверились в возможности хоть что-то в России делать честно, без взяток и обходных путей. Разумеется, не система экзаменов в этом виновата, школа и чиновники от образования лишь воспроизводят модель поведения, сложившуюся в обществе    


 

«Утечки» контрольно-измерительных материалов накануне экзамена или прямо в процессе оного также происходят ежегодно, и в этом году также особенно масштабно: в Адыгее «свои» ученики получили их за сутки до испытаний от замминистра образования республики; в Тыве чиновница лично заполнила бланки ответов по русскому языку за дочку местного министра; в Ростовской области завотделом образования вынес задания трех учащихся из аудитории для последующего решения «специально обученными людьми». Причем если на уровне регионов еще какие-то «утечки» выявляются, то о расследовании более масштабных скандалов, на более высоком уровне (вроде «утечки» в социальные сети) пока ничего не слышно. Можно, конечно, печатать задания за границей (как это делают в Грузии: все без исключения государственные экзамены печатаются в типографии в Лондоне), но тогда оттуда же надо импортировать и контролеров…

Десять лет организаторы единого экзамена не могут решить проблему использования телефонов. В Москве, Петербурге, Тульской области и Забайкалье за пользование мобильниками удалены с экзамена десятки школьников, но, по словам выпускников, во многих аудиториях наблюдатели не обращали на телефоны никакого внимания. Автор сам получил с экзаменов по истории и обществознанию с десяток эсэмэсок. В том, что паспорта на входе в пункты проведения экзамена практически не проверяются, автор опять-таки дважды убедился в этом году лично, когда сопровождал своих учеников на экзамены по русскому языку и физике. Надо ли удивляться, что в одной из московских школ экзамен по математике за выпускников по их паспортам сдавали студенты МФТИ?

Измеритель всего

Дело не только в наплевательском отношении организаторов к своим обязанностям. Дело в том, что чиновника объективно не интересуют конкретные Маши-Пети-Васи и их реальные знания. Он имеет дело исключительно с показателями. А егэшная цифирь последние 2–3 года стремительно возводится в ранг универсального измерителя. Теперь при прохождении школой аттестации (раз в 5 лет) результаты ЕГЭ ее выпускников являются одним из важнейших показателей. Чиновник не будет вдаваться в конкретную ситуацию каждой школы (может быть, в ее микрорайоне более половины школьников — дети мигрантов с неродным русским, как в случае с ликвидированной в этом году московской школой № 874). И размер зарплаты учителя уже во многих регионах зависит от результатов, продемонстрированных учениками* * Большая часть регионов уже перешла на новую систему оплаты труда (НСОТ) педагогов. Москва должна перейти с 1 января 2012 года. , а они могут быть отборными гимназистами (как у автора) или немотивированными увальнями (как, увы, у многих учителей). Так что интересы учителей, директоров, начальников управлений образования и даже губернаторов (с них за ЕГЭ тоже спрашивают) совпадают. Не исключено, что на карте появятся регионы, где число тех, кто получил максимум, то есть 100 баллов по всем предметам, будет превышать число выпускников — не только избиркомы у нас умеют «давать план». Поэтому масштабы вскрытых нарушений — лишь верхушка айсберга, ибо никто, кроме незначительного числа мотивированных на учебу учеников и особо принципиальных учителей, не заинтересован в том, чтобы айсберг всплыл «в полный рост».

Верхняя планка

Сторонники ЕГЭ (а их в учительской среде немало) говорят, что новая система заставила многих учителей подтянуться и взяться за самообразование. Несомненно, это так, и это хорошо. Но что плохо — она одновременно больно ударила по творческим, ищущим педагогам, которые (особенно в старших классах) оказываются не у дел с их авторскими методиками и прочими нестандартными приемами обучения. ЕГЭ устанавливает не только нижнюю планку (что правильно), но и верхнюю, а хорошо известно, что «избыточные» знания — чаще всего помеха для успешного написания теста. Усредненные, стандартизированные навыки — это вчерашний день, это индустриальное общество с его поточным производством, и ЕГЭ — в его нынешнем виде — играет роль ОТК устарелого производства.

И еще ситуация с ЕГЭ показала, что люди разуверились в возможности хоть что-то в России делать честно, без взяток и обходных путей. Разумеется, не система экзаменов в этом виновата, школа и чиновники от образования лишь воспроизводят модель поведения, сложившуюся в обществе. Суть этой модели ярко сформулировала мама одной из наших выпускниц, написавшая администрации гимназии возмущенное письмо о том, что, ориентируя наших учеников на честную сдачу экзаменов, мы поставили их в неравное положение с другими экзаменующимися.

Ну что тут скажешь? И ведь действительно, подвели мы наших ребятишек…





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.