Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Точка зрения

Пенсионный «совок»

28.06.2011 | Гонтмахер Евгений | № 22 (207) от 27 июня 2011 года

Пенсионный «совок»

Старт новой пенсионной реформы назначен правительством на 2014 год. Пока профильное министерство — здравоохранения и социального развития — изложило лишь ее общие контуры. Главный смысл предложений Минздрава — в отказе от пенсионной формулы 2002 года, благодаря которой впервые в отечественной практике была введена в действие обязательная накопительная система. Возможность работающим гражданам с молодых лет самим копить себе на старость — краеугольный принцип пенсионных моделей, используемых во всех ведущих экономиках мира. Казалось бы, и нашим властям такой подход требовалось развивать, рекламировать, совершенствовать… Но недолго музыка играла. Очередная реформа, похоже, ставит крест на надеждах тех, кто собирался накопить себе на достойную старость.

Тайна четвертого пункта

С 2014 года Минздрав предлагает перейти на новую формулу расчета пенсий, которая сводится к четырем пунктам. Первый: максимальная пенсия 75% от зарплаты возможна лишь при наличии стажа 30 лет. Второй: вводятся ограничения по максимальному размеру зарплаты, с которой берутся взносы в Пенсионный фонд. Какими они будут — пока неизвестно. К примеру, сейчас пенсии начисляются, исходя из потолка зарплат 463 тыс. рублей в год, или около 39 тыс. рублей в месяц. Можно зарабатывать хоть по миллиону долларов в месяц, но пенсию тебе будут начислять только из расчета 39 тыс. рублей — и ни копейки больше. Третий: пенсии будут индексироваться в соответствии с темпами роста инфляции и средней зарплаты в стране. И наконец, четвертый: правительство имеет право корректировать размер пенсий, исходя из демографических и макроэкономических обстоятельств.
 

В старости, дорогие сограждане, вы, как и при «совке», будете зависеть от милости государства, которое будет вам платить сколько сможет    


 

Об обоснованности первых трех пунктов еще можно как-то рассуждать. Например, о том, что включение в формулу фактора 30-летнего стажа фактически идентично повышению пенсионного возраста, по крайней мере для женщин, чей трудовой стаж в России сейчас зачастую меньше 30 лет из-за декретных отпусков и времени на получение высшего образования. Но все эти рассуждения полностью обессмысливает четвертый пункт. Если перевести его с бюрократического языка на русский, то он означает следующее. Правительство имеет право в любой момент сказать: «Ребята, у нас плохая макроэкономическая ситуация, поэтому мы вводим понижающий коэффициент при расчете пенсии».

Наличие такого пункта означает только одно: правительство уверено, что с экономикой в ближайшей перспективе дела у нас будут обстоять плохо. Потому что пенсионная система не существует сама по себе: она базируется на отчислениях от зарплат, а зарплаты, в свою очередь, зависят от состояния экономики в целом. Власти заранее «стелят соломку» и готовы при случае сэкономить на деньгах будущих пенсионеров.

Копить — вредно?

Одна из главных интриг новой реформы: что же будет происходить с накопительной частью пенсии? Те четыре пункта, что обнародовал Минздрав, ответа на этот вопрос не дают. Надо полагать, не случайно. Дело в том, что принципиальная позиция министерства сводится к тому, чтобы эту часть пенсии вовсе ликвидировать. Другое дело, что просто так это сделать невозможно. Ведь начиная с 2002 года за каждого работника 1967 года рождения и моложе его работодатель перечисляет определенный процент в рамках страховых взносов (ранее — в рамках Единого социального налога) на накопительную часть пенсии. Раньше эти перечисления составляли 2%, потом — 4%, а с 2011 года — 6%. Всего за 9 лет набежал почти 1 трлн рублей.

Минздрав предпочел бы эти деньги не откладывать на старость будущим пенсионерам, а заткнуть ими дыру в бюджете Пенсионного фонда РФ (его дефицит как раз составляет около 1 трлн рублей). Но просто так взять и потратить эти деньги министерство не имеет права. Для этого придуман хитрый способ: любой желающий получает возможность написать заявление в Пенсионный фонд — дескать, прошу перевести накопительную часть моей пенсии в страховую. Если не написал, то твои деньги продолжают накапливаться, как и раньше. Но уж если написал, то извини: эти деньги выводятся из инвестирования, и Минздравсоцразвития получает возможность, по воле самого работника, тратить их не на этого самого работника, а на сегодняшних пенсионеров.

Ну а для того, чтобы подтолкнуть людей к нужному решению, Минздравсоцразвития умело оперирует цифрами. Его чиновники говорят: посмотрите, к 2022 году, когда выйдет на пенсию большинство женщин 1967 года рождения, на их счету будет в среднем по 100 тысяч. И если разделить эту сумму на весь срок дожития (среднестатистический период от момента выхода на пенсию до момента смерти), то получится дополнительно по 600–700 рублей в месяц. Негусто, даже на фоне нынешних небольших пенсий (их средний размер приблизился к 10 тыс. рублей в месяц). Так не лучше ли обезопасить эти деньги, переведя их в государственные обязательства, из которых формируется будущая страховая часть пенсии? То есть чиновники подводят людей к тому, что копить деньги на старость бессмысленно — все равно сгорят.

Какая же возможная альтернатива этому грабительскому варианту? Она заключается в том, что накопительную часть пенсии надо не сворачивать, а, наоборот, расширять. Да, нужно реально смотреть на вещи: те, кому сегодня за 45, вряд ли успеют скопить серьезные суммы в рамках действующей пенсионной системы. Но те, кто молод и только начинает трудовую деятельность, вполне могут взять заботу о своих пенсиях в собственные руки. Для них взносы в накопительную пенсионную систему надо резко поднимать — до 10–15% от зарплаты. Тогда есть шанс, что к старости у них накопится сумма, дополнит страховую часть пенсии не несколькими сотнями, а несколькими тысячами рублей. Ради такой прибавки, наверное, стоит потрудиться в течение жизни.

Но пенсионное накопительство может стать успешным, только если по всей стране будет создана соответствующая инфраструктура. Доступ к негосударственным пенсионным фондам должны иметь не только продвинутые обитатели мегаполисов, но и жители абсолютно каждого уездного урюпинска. Понятно, что добиться этого нелегко. Минздраву гораздо проще умыть руки, что он и пытается сделать.

По милости государства

Интрига с накопительной частью пенсии касается только тех, кому меньше 44 лет. Но и тем, кто гораздо старше, рассчитать сегодня, каким образом изменятся с 2014 года размеры их пенсий, невозможно: в формуле Минздрава пока слишком много недостает составляющих.

Однако кое-какие выводы сделать можно. В ближайшие годы пенсии будут индексироваться по инфляции, и не более того. Надеяться на увеличение зарплат при слабом росте экономики не приходится. А если вместо роста случится спад, то государство и вовсе оставляет за собой право снижать пенсии по своему усмотрению. Значит, в обозримой перспективе претендовать на большую пенсию от государства человек не может, каким бы высокооплачиваемым работником он ни был. В результате люди молодого и среднего поколения через 20–30 лет будут получать от государства пенсию, размер которой по покупательной способности вряд ли превысит ту, которую получают пожилые люди сегодня, то есть маленькую и не обеспечивающую достойную жизнь.

По сути, Минздрав возвращает нас к советской системе патернализма и иждивенчества. Чиновники вдалбливают нам в голову нехитрую мысль: в старости, дорогие сограждане, вы, как и при «совке», будете зависеть от милости государства, которое будет вам платить сколько сможет. И скажите за это спасибо!





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.