Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Эндшпиль для полковника

28.06.2011 | Фролова Наталья | № 22 (207) от 27 июня 2011 года

На что надеется Россия в ливийской партии
Эндшпиль для полковника. Мирное наступление в Ливии, предпринятое Россией в июне, успешно отражено Муамаром Каддафи: две поездки — в Бенгази* и Триполи спецпредставителя президента РФ по Африке Михаила Маргелова и одна — президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова — не привели к отставке вождя Джамахирии, на что надеялись партнеры России по «Большой восьмерке». На что теперь самой Москве остается надеяться в трудной ливийской партии — задумался The New Times
40_03_490.jpg
После четырех месяцев боев ливийская оппозиция наконец научилась воевать. Но о штурме Триполи речь не идет

Поездка Маргелова 16–18 июня в Триполи началась с ближайшего к ливийской границе тунисского острова Джерба — на тот момент НАТО не могла предоставить российскому чиновнику безопасный коридор. И уже из Джербы — пять часов на машине. Обновленный и в то же время нейтральный Тунис решил взять шефство над неспокойным соседом: здесь, в Джербе тунисцы хотят организовать первые переговоры враждующих ливийских сторон — под своим патронатом и при посредничестве России и Африканского союза* * В свое время Тунис инициировал общение между палестинцами и израильтянами при посредничестве США, увенчавшееся Мадридской конференцией 1991 года, созданием ближневосточного «квартета» и «дорожной карты». .

Безвозвратные

Получить лавры посредника — для Туниса не главное. Страна заинтересована в скорейшем разрешении ливийского конфликта еще и потому, что с трудом справляется с наплывом беженцев из Ливии. На подъезде к ливийской границе Маргелова впечатлили три «циклопических размеров» лагеря, один из которых — международный — финансируется ООН, два других — ОАЭ и Катаром. «Там живут беженцы, которым не на что возвращаться, — говорит он в интервью The New Times. — Это работавшие в Ливии сомалийцы, эритрейцы, чадцы и суданцы — самая обездоленная часть Африки. Что с ними будет дальше, абсолютно непонятно». По данным ООН, уже в начале марта беженцев насчитывалось не менее 100 тыс. Но тунисцы не торопятся их принимать, потому что у них самих по меньшей мере 50 тыс. репатриантов из Ливии.

Дежавю

На самой тунисско-ливийской границе — два КПП: один контролируется представителями ливийской оппозиции, другой — сторонниками Каддафи. И через каждый из Туниса соответственно в Бенгази и Триполи идет постоянный поток товаров повседневного спроса, пусть и не сравнимый в объеме с тем, что был до волнений. Кортеж Маргелова — по машине от российского посольства и МИДа Ливии, четыре полицейские машины и две с автоматчиками — едет в Триполи вдоль побережья Средиземного моря, в частности, через городок Аз-Завия, в котором ожесточенные бои шли во второй половине февраля* * Войска Каддафи вошли в город 27 февраля. В результате штурма и уличных боев погибли несколько десятков человек. . «Там зрелище поистине апокалиптическое, — вспоминает Маргелов. — В домах выбиты стекла, кругом на стенах следы от аккумулятивных гранат, запущенных с ручных противотанковых гранатометов». А вот ливийская столица, как показалось Маргелову, пострадала не так сильно: «Белград после натовских бомбардировок был разрушен больше. Триполи примерно такой же, как и раньше. Только улицы стали значительно грязнее, что сами ливийцы объясняют очень просто: уехали африканцы-гастарбайтеры, и теперь некому стало убирать».
40_04_490.jpg
Передышка между боями. В полковом лагере ливийских повстанцев близ Аждабии

В столице — огромные очереди за бензином, в которых люди стоят по четыре часа: «Очереди отдельно мужские и женские, отдельно для микроавтобусов и для такси. Абсолютная чехарда. На черном рынке канистра бензина стоит в 80 раз дороже, чем на заправке». Из всего немаленького автопарка российского посольства в Триполи ездит от силы четыре машины — бензина на всех не хватает. По этой же причине стоящие в очередях за топливом настроены весьма агрессивно. Многие вооружены бейсбольными битами и стальными прутьями: бывали случаи, когда попросту останавливали машины и сливали бензин.
40_05_490.jpg
Вооруженных сторонниц Каддафи теперь часто можно встретить на Зеленой площади в Триполи

«Устами вождя»

Незадолго до Маргелова, 12 июня, в Триполи в рамках своего африканского турне заезжал президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ), экс-президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. Его откровенно дружелюбная встреча с бессменным лидером ливийской революции за шахматной доской удивила наблюдателей. Однако, как уверяет Маргелов, Илюмжинов звонил ему перед отлетом: «Кирсан сказал, что собирается играть в шахматы с сыном Каддафи Мухаммедом, а если удастся, то и с вождем. Я посоветовал ему играть белыми, ходить e2–e4 и передать полковнику, что его партия переходит в эндшпиль». И хотя Илюмжинов всячески открещивался от политической составляющей своего визита в Триполи, наблюдатели убеждены: Москва попыталась подобраться к Каддафи с двух направлений: Маргелов — с помощью «тунисского проекта», Илюмжинов — с помощью столь любимых полковником шахмат. Ходит слух, будто перед экс-президентом Калмыкии ставилась цель намекнуть полковнику на возможность занять пост почетного вице-президента ФИДЕ и отследить его реакцию. Кто знает, быть может, пост показался полковнику слишком мелким…

IDRIS.jpg
Идрис I ас-Сенусси (1890 —1983),
король всей Ливии с 1951 года, не имея
наследника мужского пола, в 1956 году назначил
наследником племянника Хассана ас-Сенусси.
Однако монархическую линию прервал Муамар
Каддафи, который во главе группы
«Свободные офицеры» сверг старого короля
1 сентября 1969 года, пока тот лечился
в турецкой Бурсе. Идрис так и не вернулся
в страну. Он обосновался в Каире, где умер
в 1983 году. Оставшаяся на момент переворота
в Ливии королевская семья содержалась под
домашним арестом до 1982 года, когда дом
по приказу Каддафи был сожжен, а его обитателей
переселили в хижину на общественном пляже
в Триполи. В 1988 году полковник разрешил семье
эмигрировать в Лондон. После смерти Хассана
в 1992 году главой королевского дома Ливии
в изгнании стал его второй сын Мохаммед
аль-Сенусси (1962 г.р). Часть королевской семьи
осталась в Ливии, например, принц Зубер
Аль-Сенусси. Но в начале марта этого года он
бежал из страны через Турцию в Швецию, где
попросил политического убежища.
А вот Маргелову встретиться с Муамаром Каддафи так и не удалось. Впрочем, Маргелов уверяет, что такая задача и не ставилась: «Встречу с ним я не запрашивал преднамеренно — ведь полковник постоянно повторяет, что он никаких официальных постов не занимает. Ну а я-то выполняю официальную миссию». Однако его ливийские визави, уверен Маргелов, постоянно советовались с Каддафи. Вначале были переговоры с главой МИДа Ливии Абделати аль-Обейди. «Он записывал за мной все, включая кашель. Потом часа полтора была странная суматоха. Сотрудники ливийского протокола бегали туда-сюда и говорили сразу по двум мобильным телефонам. Слово «акид», по-арабски «полковник», я разобрал, несмотря на жесткий ливийский диалект, — было понятно, с кем велись консультации». В итоге было принято решение, что с российским посланником встретится премьер-министр Багдади Махмуди. Тот начал встречу с заявления о том, что полковник занят, но в следующий приезд Маргелова очень хочет повидаться с ним. На что гость из Москвы ответил: «Как скажет президент Медведев».

Махмуди дал понять, что условием для начала переговоров с оппозицией является прекращение огня. При этом уход лидера революции в тень, на чем настаивают в Бенгази, в Триполи обсуждать не готовы. «Премьер постоянно ссылался на Каддафи и говорил «устами вождя». И при этом демонстрировал чудеса либерализма: сказал, что в Триполи совершенно не против, чтобы Россия контактировала с бенгазийцами, поскольку, мол, «мы и сами контактируем с ними»* * Речь шла именно о контактах, а не о переговорах, как позднее с ошибкой передали слова Маргелова некоторые агентства. .

Монархия невозможна

Что в остатке? Маргелов настроен оптимистично. «То, о чем Медведева попросили партнеры по G8 на майском саммите в Довиле, сделано — Россия собрала воедино три кусочка ливийской мозаики: и тех, кто в Триполи, и тех, кто в Бенгази, и тех, кто не причисляет себя ни к тем ни к другим, а живут за границей и объединены вокруг Ахмада Каддаф-ад-Дама, двоюродного брата Муамара Каддафи. Стало понятно и то, что никакие проекты восстановления в Ливии монархии, о чем говорят сейчас в дипломатических кругах, не сработают — члены ливийской королевской семьи (см. справку на полях), по словам Маргелова, «не являются политическими игроками».

А теперь настало время консультаций, считает сенатор, — «первые лица «восьмерки» могут продолжить разговор, начатый на саммите в Довиле».

В любом случае ливийская партия снова откладывается. А время между тем идет. И настоящий, а не шахматный эндшпиль полковнику Каддафи, несмотря на все усилия военных и дипломатов, пока не просматривается.


«Никакого Талибана в Ливии не будет»

Херби Элмази, cоветник Международного Комитета Красного Креста (МККК) —
The New Times

На местах боев между силами Каддафи и повстанцами, особенно в Аждабии и Мисурате, мы нашли большое количество неразорвавшихся боеприпасов и просто брошенного оружия — видимо, потому, что повстанцы не имели опыта ведения боевых действий. Например, в Мисурате нашли более 100 единиц неразорвавшихся снарядов и мин, в основном бразильского производства. Местные жители стали собирать их как трофеи и складывать прямо в центре города — ходили вокруг, трогали руками. В итоге с помощью местных властей удалось создать 40 площадок для временного хранения неразорвавшихся арсеналов, кое-что пришлось взрывать на месте. Кстати, в Мисурате мы нашли и большое количество запрещенных международным правом кассетных бомб. Какая из сторон их применяла — не берусь судить.

Ощущается ли у повстанцев нехватка продовольствия, медикаментов, топлива?

Нет, у повстанцев все есть, в том числе еда. Насколько долго хватит им продуктов — не могу сказать.

А социальная инфраструктура?

Как это ни поразительно, госпитали работают, все доктора и медперсонал на месте, хотя много иностранных медсестер, в том числе с Украины, уехало. Такая же ситуация и в отелях. Хозяин на месте, а обслуги нет. Школы закрыты на каникулы. Самое удивительное: на улицах полный порядок. В Бенгази нет полиции, но люди уважают правила. Жизнь продолжается. Много, конечно, пальбы в воздух — с ней будут бороться позже.

Есть ли угроза распространения среди повстанцев исламского радикализма?

Повстанцы религиозны, но они не радикалы. Они хотят больше свободы и большей доли от тех богатств, которые есть у Ливии. Это основная идея. Речи о новом Талибане в Ливии и быть не может. Я видел у людей лишь стремление к большей демократизации общества.

Будет ли штурм Триполи?

Города в Ливии самостоятельно воевали за свою независимость от Каддафи и уже потом на этой основе нашли общий язык. Поэтому, скорее всего, повстанцы не пойдут ни на какой штурм Триполи — это в самом Триполи произойдут события, которые произошли в Бенгази и Мисурате.

Интервью взял Илья Плеханов






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.