Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Путинская загогулина

22.06.2009 | Алякринская Наталья , Докучаев Дмитрий , Крылов Дмитрий | №24 от 22.06.09

В ВТО мы пойдем другим путем
Три страны пошли на три буквы. Россия отказалась от вступления во Всемирную торговую организацию. Теперь туда будет вступать тройственный Таможенный союз: РФ, Белоруссия и Казахстан. 16-летние усилия переговорщиков перечеркнуты одним решением премьера. Чем вызван этот демарш и какими окажутся его последствия — выяснял The New Times

15–16 июня российская делегация переговорщиков во главе с Максимом Медведковым встречалась с парт­нерами из ВТО в Женеве. Назвать происшедшее «очередным раундом переговоров» невозможно — скорее это был последний раунд, на котором российская делегация вынуждена была объяснять ошарашенным зарубежным коллегам, что больше встреч в таком формате не будет: Россия отныне сама по себе к ВТО не присоединяется, уступив эту честь Таможенному союзу, существующему пока только на бумаге. Наверное, это была самая тяжелая миссия для Максима Медведкова: трудно объяснить собеседникам то, чего решительно не понимаешь сам.

Разворот на 180 градусов
Буквально за неделю до этого на Петербургском экономическом форуме ничто не предвещало столь резкого изменения позиции России. Наоборот, казалось, наша страна как никогда близка к достижению окончательного консенсуса с партнерами по ВТО.

Эльвира Набиуллина, министр экономического развития: «Есть ощущение, что мы выходим на договоренности с ЕС по ВТО. Надеемся подписать договор до конца года».

Кэтрин Эштон, комиссар ЕС по торговле: «Мы решили, что вопрос о вступлении в ВТО должен быть решен к концу года. Я не хотела бы приехать сюда через год и обсуждать 17-летие вопроса».

Максим Медведков,
руководитель департамента МЭР, глава делегации РФ на переговорах с ВТО: «Россия, скорее всего, будет членом ВТО до конца 2010 года. Процесс в ближайшие несколько месяцев перейдет к логическому завершению».

Буквально через три дня после завершения Петербургского форума ситуация развернулась на 180 градусов. В Москве прошло заседание высшего органа Таможенного союза, объединяющего Россию, Казахстан и Белоруссию. По его итогам Владимир Путин сделал заявление о том, что все три страны прекращают самостоятельные переговоры о вступлении в ВТО, делегировав это право Таможенному союзу, который начнет функционировать с 1 января 2010 года.

Владимир Путин, председатель правительства РФ: «Нашим общим приоритетом остается вступление наших стран в ВТО, мы это подтверждаем, но уже как единого таможенного пространства, как Таможенного союза, а не отдельно каждой страны. В последние годы процесс присоединения к ВТО стал фактором сдерживания интеграционных процессов, которым теперь отдан приоритет».

Это заявление застигло врасплох всех, кто был причастен к переговорам по ВТО.

Новость по телевизору
Судя по тому эффекту, который оно произвело, решение принималось одномоментно и единолично — премьером Путиным. Во всяком случае, по данным The New Times, никакого предварительного обсуждения этого вопроса ни в правительстве, ни в ключевых министерствах не было.

Максим Медведков:
«Решение было принято в ходе переговоров глав правительств стран Таможенного союза. Я не думаю, что оно технически готовилось задолго до переговоров. Я узнал об этом решении из СМИ. Однако вопрос о том, что Таможенный союз может быть создан до присоединения России к ВТО, обсуждался уже несколько лет — в том числе на наших переговорах в Женеве».

Источник, близкий к российскому правительству:
«Большинство министров экономического блока узнали о новом формате присоединения к ВТО из новостей, а все совещания в правительстве по поводу того, как трактовать новую позицию России, начались лишь на следующий день».

Дмитрий Песков,
пресс-секретарь пре­мь­ер-­­­министра РФ: «Подобные решения спонтанно не принимаются. Слишком серьезная субстанция. Работа по формированию Таможенного союза велась очень интенсивно и была начата не вчера. Альтернатива: или дожидаться всем вместе вступления в ВТО — и соответственно замедлить стремительную динамику по Таможенному союзу, или логически завершить на позитивной ноте этап в работе по Таможенному союзу — и дальше втроем идти в ВТО. Конечно, целесообразность последнего варианта была неоспорима».

Лутц Гюльнер,
представитель комиссара по торговле ЕС: «Мы узнали о решении премьер-министра Путина из СМИ. После сделанного заявления комиссар ЕС Кэтрин Эштон и министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина говорили по телефону о технической стороне этого решения».

Союз на бумаге
Замена России как партнера по переговорам на Таможенный союз практически перечеркивает усилия предыдущих 16 лет, когда наша страна обсуждала не только единые правила торговли с ВТО, но и согласовывала двусторонние торговые соглашения отдельно с каждым из заинтересованных государств — членов ВТО. Теперь им предстоит иметь дело с Таможенным союзом — наднациональным образованием, которое существует пока только на бумаге.

Алексей Портанский, директор информационного бюро по присоединению РФ к ВТО: «Де-факто Таможенный союз начнет функционировать с 1 января 2010 года, когда будет окончательно согласован единый таможенный тариф для трех государств. И лишь к 1 июля 2011 года весь таможенный контроль будет вынесен на внешнюю границу союза, а внутренней границы не будет. При этом из опыта СНГ мы знаем, что ни один график не выполнялся точно в срок. Это значит, что переговоры с ВТО смогут возобновиться в лучшем случае в 2010 году, а может быть, и еще на год позже. А когда они закончатся, сегодня прогнозировать просто бессмысленно».

Евгений Ясин,
научный руководитель Высшей школы экономики: «Это очевидная глупость — делать ставку на Таможенный союз, чтобы вступить в ВТО. До сих пор не было прецедентов вступления в эту организацию «колхозом». Наши чиновники ссылаются на опыт ЕС, но страны Евросоюза сначала вступили в ГАТТ (предшественник ВТО) поодиночке, а потом уже оформили членство союзом. Из нашей же тройки никто членом ВТО не является. А для России теперь этот процесс будет зависеть еще и от того, как будут вести себя Казахстан и Белоруссия».

Максим Медведков: «Надеюсь, что согласованные за многие годы позиции будут зачтены. Москва, Минск и Астана вместе продолжат переговоры примерно с того места, на котором остановилась Россия».

Алексей Лихачев,
директор сводного департамента МЭР: «На данный момент пока рано говорить, на базе каких договоренностей будут вестись переговоры с ВТО — российских, казахстанских или усредненных. Главное, чтобы это была единая позиция».

Лутц Гюльнер: «На сегодня остается неясным, каким образом Россия в новом формате станет членом ВТО: ни на уровне конкретных процедур, ни на уровне институциональных изменений, которые теперь потребуются. Давать комментарии по поводу успеха или неуспеха такого решения еще рано».

Ануш Дербогоссиан, спикер от ВТО: «Вступать поодиночке или неким союзом — остается на усмотрение самих стран, претендующих на членство в ВТО. Конечно, вступление сразу трех государств в рамках единого союза может произойти. Однако это очень сложный вопрос, связанный с урегулированием множества юридических вопросов. На это требуется время, а значит, присоединение будет затянуто».

Вопрос о новом формате присоединения к ВТО будет обсуждаться в конце июня на заседании Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), где Россию будет представлять Эльвира Набиуллина. Также не исключено, что этот вопрос будет срочно включен в повестку июльского визита Барака Обамы в Москву.

Версии на выбор
Что же заставило Владимира Путина резко передернуть формат переговоров с ВТО на той стадии, когда они уже были близки к успеху? Эксперты, опрошенные The New Times, выдвинули несколько версий на этот счет.

Егор Гайдар, директор Института переходного периода: «Я бы не драматизировал тот факт, что Россия изменила формат присоединения к ВТО, — это элемент переговорного процесса. Членство России в ВТО для Запада не менее важно, чем для России. Следование правилам ВТО связывает руки власти. Россия прошла немалый путь по дороге присоединения к ВТО: мы договорились об общих правилах игры с европейцами, американцами, китайцами. Тем не менее возникали все новые требования к нам. Надо понять: попытки шантажа России тем, что, если она не решит какие-то все новые возникающие вопросы с торговыми партнерами, то не вступит в эту организацию, малопродуктивны».

Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития: «Это успех лоббистов, которые постоянно выступали против присоединения к ВТО. Они хорошо известны: ВПК, топливно-энергетический комплекс, сельское хозяйство, автопроизводители... Существуют люди, которые считают, что они обладают большим количеством информации, в том числе закрытой, о скрытых и открытых, дружеских и зловредных намерениях в отношении России».

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа ФБК: «В кризис, когда в экономике дела идут неважно, лоббисты традиционно активизируются. Потому что именно в это время проще добиться от власти таких решений, как повышение пошлин или запрет на ввоз какой-то продукции. Так это произошло и сейчас. Ради вступления в ВТО России надо было чем-то поступиться, теперь мы этого делать не будем».

Алексей Портанский: «Одной из причин того, что было принято такое скоропалительное решение, я считаю, явилось отсутствие экспертных знаний и оценок на самом высоком уровне. В группе тех, кто принимал данное политическое решение, очевидно, просто не нашлось эксперта, который мог бы обрисовать весь комплекс будущих проблем».

Источник, близкий к переговорам по ВТО: «Вполне возможно, что за этим шагом России скрывается нежелание зависеть от своих бывших «младших братьев», которые раньше нас успели оформить членство в ВТО, — Грузии, Украины, Молдавии, которые теперь при желании могут наложить вето на присоединение их «старшего брата» к этой организации. К тому же появились сведения о том, что якобы американцы были готовы первыми пропустить в ВТО Казахстан, по поводу чего наши лидеры воспылали ревностью и решили взять контроль за процессом присоединения соседей к ВТО в свои руки».

Источник, близкий к правительству РФ:
«Это сигнал со стороны премьер-министра всему мировому сообществу о том, что любые переговоры по ключевым внешнеполитическим вопросам надо вести лично с ним. И это очень опасно для страны. Кроме того, здесь просматривается некий элемент ревности: Путин очень не хочет, чтобы под соглашением о присоединении России к ВТО стояла подпись не его, а Медведева».

Евгений Ясин:
«Когда власть имеет право ни перед кем не отчитываться, остается только догадываться о мотивах тех решений, которые она принимает. Нынешний формат вступления в ВТО откладывает результат на неопределенный срок, а то и вовсе делает его недостижимым, по крайней мере, на то время, пока у власти будет находиться Путин».

Что впереди?
Игорь Николаев:
«Мир ведь раньше нас начнет выходить из кризиса. И ВТО могла бы сыграть роль паровоза, который вытащит застрявшие вагоны, в том числе и российскую экономику. Мы же добровольно себя от этого паровоза отцепили, тем самым удлинив процесс нашего выхода из кризиса».

Игорь Юргенс: Хуже всего было бы закрыть переговоры с ВТО, выйти из договора об Энергетической хартии, сказать: «Мы сами будем разбираться с энергетикой, раз вы нас не любите» и, учитывая, что дело Ходорковского принято к рассмотрению в Страсбургском суде, выйти еще и из Совета Европы.
Решение по ВТО — это тренд?
Надеюсь, что пока — неприятный сигнал.
Вы не исключаете варианта, что взят курс на закрытие страны?
Полностью страна, конечно, никогда не закроется, но политика, более жесткая в отношении соседей, дальних и ближних, в отношении внутренних, так сказать, врагов, как они будут представляться агитпропом, — почему нет? Что, мы это уже не проходили? Подальше от Европы, поближе к Китаю — сторонников такого направления во власти немало.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.