Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Поворот молочных рек

22.06.2009 | Алякринская Наталья , Водянова Маргарита | №24 от 22.06.09

Торговая война с Белоруссией закончилась еще внезапнее, чем началась
Молочная амнистия. Торговая война с Белоруссией закончилась еще внезапнее, чем началась. С 18 июня экспорт белорусских молочных продуктов в Россию возобновлен. Повлияют ли условия перемирия с Минском на ассортимент отечественных прилавков и кошельки россиян — выяснял The New Times

Белорусские молочные продукты, доля которых на отечественном рынке доходила до 14%, начнут поступать в Россию в течение ближайших двух недель.* * Белоруссия экспортирует на российский рынок около 500 наименований молочных продуктов; доля белорусских сыров составляет 30%. Исключение стороны сделали для сухого молока: его соседи не будут ввозить до октября. Эта мера должна облегчить жизнь российских производителей молока: они давно мечтали о том, чтобы государство защитило их от демпинга белорусских молочников. Но у протекционистского решения российского правительства есть и обратная сторона: в результате вырастут закупочные цены, а вслед за ними и цены на молочную продукцию в магазинах.

Бери не хочу
Отечественные аграрии даже жаловались премьеру Владимиру Путину: российские молокозаводы покупают у соседей дешевый порошок, а натуральный продукт у своих ферм по более высокой цене брать не хотят. Лоббистов можно понять: с начала года закупочные цены на сырое молоко неуклонно снижались и за неполные шесть месяцев упали с 12 до 8–9 рублей за литр. Это вдвойне драматично сейчас, в сезон «большого» молока,* * Конец весны–начало лета — период появления приплода у коров. когда в России его просто некуда девать.

Здесь стоит вспомнить: импорт сухого молока из Белоруссии, поставивший подножку отечественному фермеру, был решением и экономическим, и политическим одновременно. Животноводство в России имеет сезонный характер: в июне — пик производства сырого молока, в ноябре — спад. Но потребительский спрос не имеет сезонности, поэтому, чтобы обезопасить свой рынок, в первом полугодии 2008-го Россия снизила с 15% до 5% таможенные пошлины на ввоз сухого молока, и оно неудержимо потекло в Россию из
Белоруссии, составив более 70% импорта. Избаловавшись дешевым сухим молоком, переработчики стали диктовать крестьянам низкие цены на натуральный продукт.

Конкурировать с соседями отечественным производителям крайне сложно.* * По данным Росстата, производство сухого молока в России за январь–май 2009 г. составило -44,2% к соответствующему периоду прошлого года. Президент Лукашенко делает ставку на молочное животноводство, поэтому фермы и молокозаводы Белоруссии оснащены на порядок лучше российских. В литре белорусского цельного молока господдержка составляет 24,3%, в литре отечественного — всего 3%. К тому же цену российского молока постоянно задирают вверх дорожающие корма, горючее, электроэнергия. Как следствие — отечественное сухое молоко выходит на четверть дороже, притом что менее насыщено белком и жиром.

«В Белоруссии все молокопроизводящие предприятия государственные либо полугосударственные, — поясняет Давид Якоба­швили, председатель совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн». — И по­этому они не закладывают в себестоимость капитальное строительство, материально-техническую базу, оборотные средства. Из-за этого исходная цена белорусского молока на местном рынке — 6 руб., а у нас — 9,5 руб. за литр. Так что сама исходная ситуация тяжеловата для нас в смысле конкуренции».

До последней буренки
Но одной защиты от белорусского сухого молока явно мало — а иной помощи не видно. Обещанные российским Минсельхозом госинтервенции сухого молока, призванные сгладить сезонные колебания цен, до сих пор не начались, хотя планировались к 1 мая. Совсем скоро, уверены эксперты, ситуация может стать катастрофической. По словам Андрея Даниленко, президента группы компаний «Русские фермы», у крестьян останется один выход — сокращать производство молока. Способов, по сути, всего два: недокармливать скот или резать его. По оценкам Владимира Лабинова, исполнительного директора Молочного союза России, к осени страна может недосчитаться около 20% молочных хозяйств. По стране уже пошла волна вырезания скота: по словам собеседника The New Times, фермера из Алтайского края, только за май в хозяйствах его района поголовье сократилось на 200 коров.

Минсельхоз внес в правительство предложение: выделить хозяйствам субсидию — 2–3 руб. на литр сданного товарного молока. Деньги можно взять из тех 8 млрд рублей, которые заложены в бюджете на региональные программы развития животноводства. Ведь развивать в нынешних условиях новые проекты, наблюдая за тем, как умирают действующие, глупо. А так хозяйства, по крайней мере, получат сигнал «сверху»: о них помнят и заботятся. И может быть, не станут сокращать поголовье и сохранят объемы производства молока. Но пока вопрос о субсидиях «застрял» в высоких кабинетах. А первое, о чем думают российские аграрии теперь, когда появился тайм-аут до октября, — насколько повысить закупочные цены на цельное молоко.

Жизнь с наценкой
По словам Андрея Даниленко, производителей вполне устроит, если цены вернутся на уровень конца прошлого года — 12 руб. за литр. При этом, надеется Даниленко, розничные цены на молоко и молочные продукты не должны вырасти. «В нормальной экономике в конечной цене продукта половина приходится на долю производителя и еще по четверти достается переработчикам и продавцам, — говорит эксперт. — И если торговые сети не будут хулиганить, то розничные цены останутся на прежнем уровне». В том, что цены на молоко и молочные продукты повышаться не будут, заверил The New Times и Давид Якобашвили: «Мы не повысим цены, потому что потребление и так упало — наоборот, нам нужно снова завоевывать потребителя».* * По данным Минсельхоза, в 2008 г. потребление молока в России упало на 5%.

«Так не бывает, — парирует Дмитрий Янин, председатель правления КонфОП. — Если будет расти закупочная цена, то поднимется и отпускная цена производителей. Соответственно вырастет и розничная цена. Поэтому результатом этой, пусть и очень короткой, молочной войны все-таки будет подорожание». По словам Янина, оно коснется дешевого сегмента, в котором всегда лидировали белорусские молочные продукты, и составит несколько процентов: «Россияне уже привыкли жить в условиях постоянного повышения цен, поэтому небольшое подорожание молока они переживут».

Однако ситуацию могут усугубить торговые сети: ретейлеры давно привыкли жить с наценкой не меньше 40% (см. подробнее The New Тimes № 23 от 15 июня 2009 года). Сегодня закупочная цена за литр цельного молока составляет меньше четверти от розничной.
Кроме того, у торговых сетей есть такое мощное оружие, как «плата за вход» и колоссальные отсрочки платежей, которые не может оспорить ни один поставщик. А значит, наивно рассчитывать на то, что ретейлеры добровольно откажутся от прибыли, тем более что ситуация с ростом закупочных цен вполне позволяет им этого не делать.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.